Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Последняя страна»

Вот и вышел седьмой, предпоследний эпизод третьего сезона «Настоящего детектива». А значит – у всех уже есть теория (или даже не одна) касательно похищения Джули Перселл, смерти ее брата и загадочной «розовой комнаты». В преддверии восьмого эпизода раскладываем все по полочкам, анализируем подсказки, которые Ник Пиццолатто подбросил нам на этой неделе и радуемся внезапному появлению знакомых лиц.

Бесконечный круг сансары

Простите, мы уже и сами устали от шуток о том, что время – плоский круг, но шестой эпизод вновь и вновь напоминает о цикличности событий. К примеру, мы вновь возвращаемся на то место, где в 1980-х в последний раз видели живого Уилла Перселла, правда теперь по другому поводу – тут (по всей видимости) покончил с собой его отец. У внимательного зрителя такой поворот событий наверняка вызвал подозрение – в отличие от протагонистов, мы знаем, что Том Перселл нашел «розовую комнату» и встретился с Харрисом Джеймсом, бывшим копом и главным охранником фабрики Хойта.

Несмотря на то, что Уэйн Хейз ничего не знает о событиях той ночи, записка мужчины вызывает у детектива недоумение – неужели разведенный Перселл в свои последние минуты надеялся поскорее оказаться с истеричной и разгульной бывшей женой? Заинтригованный такой несостыковкой, полицейский узнает, что Харрис был в Лас-Вегасе во время подозрительного передоза Люси Перселл и убеждает партнера допросить охранника. Если вы еще с самого начала подозревали, что неразговорчивый Джеймс как-то замешан в этом деле и связан с той жуткой тайной, о которой престарелые детективы отказываются говорить – поздравляю, это действительно так.

В 2015 Хэйза расспрашивают о том, не могло ли исчезновение Джули быть частью более масштабного заговора, приводя в пример – wait for it – дело, над которым работали Марти Харт и Раст Коул. По словам журналистки, куклы и спирали – символы тайных и влиятельных группировок педофилов, которые якобы орудуют в южных штатах. Возможно, это чистое заигрывание с фанатами, но помните, какие фигурки Раст вырезал из жестяных бутылок в первом сезоне? Детектив наверняка мог знать о том, что у этих кукол такой подтекст, ведь труп Уилла Перселла нашли почти за десятилетие до того, как Коул и Харт начали расследование смерти Доры Лэнг. И вот еще одна возможная параллель – руки погибшей секс-работницы были сложены почти так же, как и руки мальчика. Вот только мне кажется, что все эти отсылки – ложный след, ведь остальные события никак не намекают на то, что в преступлении как-то замешана зловещая организация извращенцев.

Злоупотребление властью

На прошлой неделе мы говорили о том, что Ник Пиццолатто использовал нехарактерный для себя нарративный ход – показал зрителям то, чего не видели сами протагонисты сериала. Решение завершить шестой эпизод сценой, в которой Том нашел «розовую комнату» и попался на глаза Харрису Джеймсу, было действительно важным – без него действия Хейза и Уэста показались бы совсем иррациональными и еще более аморальными. Детективы явно противозаконно арестовывают охранника посреди ночи, связывают его и буквально пытают. Конечно, намерения у них благие – напарники подозревают, что именно он стоит за смертями Люси, Дэна и Тома, а также как-то связан с похищением Джули. И все же, даже когда мы знаем, что формально они-то правы, настолько хладнокровный и жестокий допрос заставляет поставить психическую стабильность героев под вопрос. Тем более, что детективы не впервые используют такой метод сбора данных – в самом начале сезона Роланд и Уэйн не менее жестоко избивали потенциального подозреваемого.

Особенно показательно то, что настолько радикальные меры не дали желаемого результата ни в одном, ни в другом случае. Педофил Тэд ЛаГранж оказывается невиновным, а Харрис Джеймс пытается сбежать и погибает, прежде чем из него получается выудить хоть какую-то информацию. Такой сюжетный ход можно считать специфическим высказыванием насчет стандартных моделей маскулинности (особенно если учесть, что события сезона начинаются в день смерти мужественного Стива Маккуина) – Пиццолатто показывает, что брутальность и жестокость далеко не всегда эффективны и что стоит искать другие пути. Метод обаятельной и доброй Амелии, например, оказывается куда более действенным – она без особых проблем узнает, что кто-то следил за детьми на Хэллоуин и что странный одноглазый афроамериканец тесно общался с кузеном Дэном.

В 2015 Хэйза расспрашивают о том, не могло ли исчезновение Джули быть частью более масштабного заговора, приводя в пример – wait for it – дело, над которым работали Марти Харт и Раст Коул.

Подсказки и догадки

Не хочу показаться слишком критичной, но во время просмотра седьмого эпизода сложно отделаться от того, что Уэйн и Роланд – не самые лучшие детективы на свете. Дело Перселлов не просто так затянулось на тридцать лет – протагонисты несколько раз брались за него, случайно убивали очередного подозреваемого и снова откладывали расследование на десятилетие. В 2015, например, они наконец-то узнали, как звали того загадочного одноглазого мужчину и получили подтверждение того, что он действительно работал на семейство Хойтов, еще и тесно общался с Изабеллой, психически неуравновешенной дочерью магната. Основываясь на всех данных, которые зритель получил в этом эпизоде, вырисовывается следующая теория.

Изабелла Хойт потеряла мужа и ребенка в автокатастрофе еще до начала событий третьего сезона. Отец женщины нанял мистера Джуна (подозрительного одноглазого), чтобы тот помогал ей и выступал в роли водителя. Со временем Изабелла сдружилась с мужчиной, но ее психическое состояние постепенно ухудшалось, и в одну ночь она решилась пойти на самоубийство, устроив еще одну автомобильную аварию. После этого мистер Хойт и Джун придумали необычный план терапии для женщины – решили познакомить ее с Джули Перселл, которая, возможно, напоминала Изабелле о покойной дочери. Люси в это время работала на фабрике Хойтов и считала, что в этом нет ничего странного – возможно, она верила, что тесное общение Изабеллы с Джули заставит Хойта более благосклонно относиться к их семье или получала денежную компенсацию.

Со временем Изабелла могла действительно поверить в то, что Джули – ее родная дочь, и попыталась похитить ребенка. Уилл наверняка пытался защитить сестру и погиб, скорее всего, в результате несчастного случая. Узнав о происшедшем, Хойт заплатил Люси и Дэну (вероятно, женщина рассказала об этом своему брату и он ей помогал) за молчание, а Харрису Джеймсу – за подбрасывание фальшивых улик в дом Вударда. Спустя годы, Люси решила потребовать у Хойта больше денег (или просто устала молчать о происшедшем), поэтому Джеймс убил женщину. Джули сбежала, но пережитый опыт оставил след на психическом здоровье девушки – поэтому она и не помнит своего настоящего отца и называет себя странными вымышленными именами. Вопрос лишь в том, что произошло между Хойтом и Уэйном в 1990 – мы ведь знаем, что магнат вызвал полицейского на серьезный и потенциально опасный разговор.

Вердикт: кажется, все постепенно становится на свои места, но стоит все равно морально подготовиться к шокирующему и неожиданному финалу. Например, Пиццолатто может удивить зрителей камео Макконахи и Харрельсона, или все же окажется, что за похищением Джули все это время стояла Амалия.