Казалось бы, только недавно нас ошарашили первые тизеры долгожданного третьего сезона «Настоящего детектива», а вот новая история Ника Пиццолатто уже позади. Тягучий финал, к сожалению, обошелся без камео Вуди Харрельсона или Мэттью Макконахи, зато дал нам то, чего не было даже в первом сезоне антологии – неожиданно оптимистичное окончание. В отличие от расследования в Луизиане, эта глава «Настоящего детектива» закончилась вполне однозначно – мы узнали, что же произошло с Джули и Уиллом. Рассказываем, на что обратили внимание при просмотре восьмого эпизода. Только не судите строго – редакция до этого провела бессонную оскаровскую ночь и наверняка могла пропустить какую-то деталь или метафору.

Сага о Хойтах

Седьмой эпизод сезона закончился на интригующем клиффхэнгере – загадочный магнат Эдвард Хойт появился за окном Уилла Хэйза и сообщил детективу, что знает что-то об исчезновении охранника Харриса Джеймса. Роковая конфронтация мужчин оказывается менее информативной, чем мы ожидали – Хойт (да-да, Майкл Рукер из «Стражей галактики») действительно замешан в исчезновении Джули, но его роль не совсем однозначна. Тем не менее, влиятельный мужчина убеждает Уэйна оставить дело в покое, иначе он навредит семье полицейского.

Конечно, можно понять, почему Хэйз решает отказаться от дальнейшего расследования, но больше всего в этой ситуации страдает Роланд. Герой Стивена Дорфа уже раз рискнул карьерой, чтобы вернуть напарника в команду, так что ему наверняка непросто смириться с тем, что товарищ просто так уходит от этой загадки. Пока Уэйн пытается наладить отношения с женой, Роланд пьет в сомнительных барах и встряет в бессмысленные драки. Спасает его случайность – мужчина встречает бездомного пса, о котором начинает заботиться и постепенно возвращает свою веру в дружбу.

К слову, наконец-то нам объяснили, почему между Уэйном и Амалией возникало столько конфликтов. Дело в том, что в 1980-х Хэйз потерял должность, защищая свою девушку после того, как она раскритиковала расследование в разговоре с журналистами. С тех пор герою неприятна мысль о том, что ради жены он отказался от того самого дела, на котором она позже построила собственную карьеру. Можно сколько угодно спорить о том, кто из этих персонажей прав, а кто слишком честолюбив, но сюжетные линии центральных героев лишний раз показывают, что главное в «Настоящем детективе» – не преступления, а судьбы людей, которые с ними связаны.

Что же произошло с Джули

У нас есть повод гордиться собою – финальные теории и догадки оказались довольно близкими к правде. Выследив одноглазого Джуниуса Уоттса, детективы наконец-то выясняют, что же случилось с детьми Перселл. С помощью мужчины, Изабель (а мы ведь говорили!) – страдающая от шизофрении дочь Эдварда Хойта, похитила дочку Перселлов после того, как потеряла собственного ребенка в автомобильной катастрофе. Изабель убедила себя в том, что является матерью Джули, и решила забрать ее домой. Уилл погиб случайно – мальчик пытался защитить сестру от малознакомой женщины, но был смертельно ранен в потасовке. Его сестра провела долгие годы в той самой «розовой комнате» в подвале Хойтов (преимущественно в состоянии наркотического опьянения), пока совесть Джуниуса не заставила мужчину освободить пленницу. Сбежав от Хойтов, психически неуравновешенная девушка попала в монастырь, где помогала заботиться об уличных детях, пока не умерла от ВИЧ. Как минимум – об этом детективам сообщают монашки.

Вот только этот эпизод во многом похож на «Возвращение короля» Питера Джексона – как только вам кажется, что это уже финал и что сейчас начнутся титры, начинается еще одна важная сцена, которая кардинально все меняет. Уэйн узнает (благодаря книге Амелии, конечно) о том, что у Джули был одноклассник по имени Майк Ардон, который был влюблен в девочку и мечтал когда-то на ней жениться. После окончания школы Майк начал работать в том самом монастыре, где оказалась бедная Джули – вот интригующее совпадение! Более того, Уэйн вспомнил о том, что видел возле монастыря милую девочку по имени Люси и начинает подозревать, что это дочь Джули – ведь так звали ее мать. Следовательно, монашки выдумали историю о смерти девушки, чтобы сбить с толку всех, кто будет ее разыскивать.

Престарелый Хэйз в очередной раз отправляется на поиски женщины, но, доехав до дома Майка Ардона, забывает, что он там искал. Он просит незнакомку помочь ему, и в удивительно трогательной сцене Джули помогает детективу найти себя. Конечно, Ник Пиццолатто опять делает вид, что сериал на этом закончится, но нас ждет еще один финал – чрезвычайно милые посиделки седовласого Уэйна, его детей и Роланда. Забавная деталь – внуки Хэйза проезжают мимо дома не велосипедах почти точно так же, как и Джули с Уиллом в первом эпизоде. Да-да, время – плоский круг. Видимо, настолько радужное окончание никак не соответствовало бы мрачному духу «Настоящего детектива», поэтому что мы все же получаем еще одну, уже последнюю заключительную сцену: растерянный Хэйз исчезает посреди джунглей Вьетнама.

Эпизод во многом похож на «Возвращение короля» Питера Джексона – как только вам кажется, что это уже финал и что сейчас начнутся титры, начинается еще одна важная сцена, которая кардинально все меняет.

Финальные вопросы

Несмотря на общую завершенность, эпизод оставляет по себе несколько мучительных вопросов. Во-первых, если Уэйн забыл о том, что Джули жива, то будет ли загадка Перселлов когда-либо раскрытой? Скорее всего, да – Генри, сын детектива, положил бумажку с адресом девушки в карман, а не выбросил ее в урну. Возможно, он передаст адрес документалистке Элизе, и та доведет дело до конца. Во-вторых, была ли доля правды в распространенной теории о сексуальной ориентации Роланда Уэста? Тут нам приходится довольствоваться словами Ника Пиццолатто – сценарист на днях заявил, что не вкладывал такой подтекст в образ героя Стивена Дорфа.

Вердикт: моим главным опасением касательно третьего сезона было то, что он уж слишком напоминал историю Марти и Раста – все та же южная готика, зловещий религиозный символизм и намеки на коррупцию, которая проникает во все сферы жизни. К счастью, Ник Пиццолатто не только учел ошибки отвратительного второго сезона, но и продолжил развиваться как сценарист – новая часть антологии значительно человечнее и глубже, чем предыдущие. Собственно, как и сами протагонисты – теперь они напоминают не нуарные клише и даже не деконструкции этих классических штампов, а настоящих, прошу прощения, детективов.