Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Секретные материалы»: Эпизод третий

Плюс один

Кажется, на прошлой неделе мы все же перехвалили сценаристов «Секретных материалов», потому что третий эпизод получился совсем уж никудышным. Ради справедливости стоит уточнить, что до отвратительности премьерной серии одиннадцатого сезона он все же не дотягивает. Но нелогичностей и странностей тут все равно более чем достаточно. Настолько, что порой даже кажется, будто шоураннеры специально все так подстроили и намекают нам на то, что события развиваются в параллельных измерениях. Но давайте обо всем по порядку.

Атака доппельгангеров

Как и второй эпизод, этот никак не связан с происшествиями предыдущих. Вместо того чтобы искать Уильяма, спасать человечество от страшного вируса или хотя бы разрушать цифровой загробный мир, в котором застрял Лэнгли, агенты спокойно расследуют очередное дело. Мало того, они работают в том самом уютном подвале, попасть в который в прошлой серии было совершенно невозможно. Естественно, никаких российских силовиков, отдающих приказы ФБР, нет и в помине. Тут хотелось бы похвалить сценаристов и признать, что новое дело Малдера и Скалли стоит того, чтобы забыть о других сюжетных линиях. Увы, это было бы ложью – загадочные смерти психически неуравновешенных людей вызывают больше недоумения, чем интереса. Правда, сцена концерта, на котором первая жертва видит своего доппельгангера, заставляет задуматься. В первую очередь – над тем, как Дэвид Духовны убедил шоураннеров использовать панк-рок кавер собственной песни.

Еще больше недоумения вызывают дедуктивные методы агентов. В больнице, где содержат первую подозреваемую, Малдер и Скалли оказываются чуть ли не случайно, а заглянуть к буйной барышне Фокс решает просто благодаря интуиции. Конечно, чуйка не подводит – женщина телепатически играет в «повешенного» со своим братом-близнецом, а на бумажке от их предыдущей игры написано имя того самого парня, который загадочно повесился.

На диван, Малдер

Мы обязательно еще вернемся как близнецам-убийцам, но сначала стоит поговорить о настоящей загадке этого эпизода – странном поведении Малдера и Скалли. В прошлой серии они мирно спали перед телевизором, шутили об использовании наручников в нерабочее время и вообще вели себя как старая семейная пара. Сейчас же Дана требует отдельные номера в мотеле, а за неимением двух комнат отправляет Фокса спать на диване. Можно было бы предположить, что они просто охладели друг к другу, но чуть позже агенты вполне спокойно занимаются сексом. В то же время (да, эта серия – одна сплошная нестыковка) на слова Скалли о том, что ей не с кем заводить ребенка, Малдер отвечает, что она – «женщина науки» и сама с этим справится.

В сети, конечно же, успели придумать несколько объяснений странному поведению протагонистов. Первая интерпретация: это – сексуальная ролевая игра Малдера и Скалли, которые все же являются настоящей парой. Агенты просто хотят вдохнуть новую жизнь в свои отношения и вспоминают старые-добрые времена, когда они выезжали на дело, останавливались в маленьком отеле и спали на отдельных кроватях, мечтая друг о друге. Такая трактовка наверняка понравится всем заядлым фанатам пары Фокс-Дана, но в ней слишком много недочетов. Если это всего лишь игра, то было бы логично, если бы Малдер и Скалли прекратили свои забавы, как только речь зашла о чем-то серьезном, вроде желании Даны завести ребенка.

Вторая интерпретация еще более интересная: некоторые зрители уверены в том, что события разных эпизодов попросту развиваются в альтернативных вселенных. В одной за агентами гоняются русские наемники, а вечный нонконформист Лэнгли зачем-то пошел на поводу больших корпораций. В другой же отношения Малдера и Скалли пострадали от неизвестного нам конфликта, но никакого цифрового рая нет, а протагонисты спокойно работают в ФБР. Действительно, эта теория объяснила бы, почему серии никак не влияют друг на друга, но, боюсь, мы все переоцениваем старания сценаристов. Скорее всего, несостыковки – не намек на нелинейность событий, а результат обыкновенной лени.

Чак и Джуди

Вернемся к смертоносной паре Чака и Джуди. На первый взгляд (и если забыть о существовании «Тетради смерти») задумка может показаться вполне любопытной: близнецы-телепаты убивают людей, загадывая их имена во время игры в «повешенного». Но и тут возникает ряд нелогичностей, которые сложно игнорировать. Если жертвы начинают страдать от галлюцинаций и приступов паники еще до того, как злодеи напишут их полное имя, то механизм проклятия совершенно непонятен. Например, близнецам не обязательно загадывать одного и того же человека – под конец серии им даже удается убить друг друга. Тогда зачем вообще играть в «повешенного»?

Если задуматься, то вся серия – сплошное пускание пыли в глаза зрителям. Мотивация и механизм работы у антагонистов, мягко говоря, непонятный. Кажется, будто сценаристы просто набросали на листик бумаги классические тропы ужастиков («близнецы-телепаты», «доппельгангеры», «зло в душе человека», «загадочные игры») и решили, что и так сойдет.

Вердикт: Если сравнивать серию с первой, то некий прогресс все же чувствуется: есть неплохие шутки, нет намеков на изнасилование главного поп-культурного символа эмансипации и независимости. Если сравнивать ее с лучшими сериями «Секретных материалов», то пропадает любое желание смотреть сериал дальше. Картонные злодеи, сюжет, который распадается на несвязанные куски, вялая мимика Дэвида Духовны и откровенная скука на лице Джиллиан Андерсон – не то, ради чего фанаты так ждали одиннадцатый сезон. Справедливости ради стоит заметить, что логичность хронологии и четкая связь между сюжетными арками никогда не были сильными сторонами сериала. Слишком запутанные центральные истории, которые теряются под второстепенными сюжетными линиями даже назвали «эффектом Криса Картера». Но сейчас, когда даже бесшабашные анимационные сериалы вроде «Гравити Фоллс» или «Рика и Морти» умудряются наполнять серии отсылками к предыдущим сезонам и выстраивать продуманные до мелочей цепочки событий, хотелось бы, чтобы легендарное шоу развивалось в лучшую сторону. Пока что, к сожалению, оно остается ярким примером телевидения 90-х.

Комментарий довольного редактора

Не соглашусь с Сашей и скажу, что третья серия выглядит как хороший камбэк к эстетике оригинальных «Секретных материалов». Да, в ней хватает сюжетных дыр и чудовищной непоследовательности. Сама идея злого двойника как темной стороны в каждом из нас неплоха, ровно как и заигрывание с древними верованиями «близнецы — это от дьявола». Но приемом необъяснимого и мистического Картер здесь, пожалуй, злоупотребляет. Между тем напомню, что разоблачительные развязки в духе «Скуби-Ду» в этом шоу были далеко не всегда.

Как мне показалось, именно в этом эпизоде ностальгическая подача сериала получилась наиболее органичной и трогательной. Нам возвращают классических напарников – суеверного Фокса и скептическую Дану. От Малдера звучит эпохальное «я бы не исключал приведений», а Скалли, по традиции, берется объяснять феномен призраков на физиологическом уровне. В какой-то момент они как будто сами насмехаются над собственными типажами: «Когда мы будем старыми, я все еще буду разносить твои теории в пух и прах».

Что происходит с этой парой – понять невозможно. У Даны и Фокса за плечами десять сезонов взаимоотношений, переживших столько абсурдных витков, что задать им нужное русло теперь очень трудно. Сделать их парой – слишком банально. Отмотать к исключительно рабочему общению и делать вид, будто ничего не было – глупо. Вот и остается «по-супружески» подкалывать друг друга и спать в разных кроватях.

Отдельно хочется упомянуть антагонистов. Роль психически больной Джуди сыграла Карин Коновал, ранее появлявшаяся в «Секретных материалах» в двух сериях – Clyde Bruckman’s Final Repose (3 сезон) и Home (4 сезон). Что удивительно, брата Чака тоже сыграла Коновал (мое почтение гримерам). Тем не менее сцены с Чаком здесь самые слабые. Его беседа с Малдером снята в совершенно неожиданном комедийном ключе. Это выдает как сопровождающая музыка, так и резкие наплывы камеры. Я уже молчу о до неприличия старом приеме злодея с усами и зловещим смехом.

Во всем остальном это даже очаровательный эпизод, где неясно, что страшнее – злой доппельгангер или перспектива потерять свои должности, потому что «мир катится в ад и президент хочет утащить ФБР за собой».