Третий сезон «Настоящего детектива» пока оправдывает все наши ожидания – тут и интригующее преступление, и сложные, харизматичные персонажи. К сожалению, четвертый эпизод оставляет желать лучшего – вместо очередной порции метафор и запутанных подсказок нам подсунули довольно прямолинейную историю. Правда, с действительно взрывным финалом – и в прямом, и в переносном смысле. Рассказываем, на что стоит обратить внимание на этой неделе.

Церковные дела

В 1980 году Роланд и Уэйн выходят на потенциально важный след – узнав, что убийца наверняка видел фотографию с крещения Уилла, детективы отправляются в церковь, где проходила церемония. Местный священник хорошо знал похищенных детей и упомянул три важных факта. Во-первых, Джули радовалась скорой встрече (по ее словам) со своей теткой, хотя родители девочки не упоминали о том, что у кого-то из них была сестра. Во-вторых, оказалось, что священник сам фотографировал всех детей прихода во время крещения. Возможно, это и нормальная практика для небольших сельских церквушек, но звучит немного странно, не так ли? В-третьих, полицейские наконец-то узнали, что одна из прихожан, пожилая женщина по имени Пэтти сделала те зловещие куклы, которые нашли на месте преступления. Скорее всего, сама дама вне подозрения (несмотря на ее явно расистские взгляды), но вот молчаливый одноглазый афроамериканец, купивший пару изделий – нет.

Детективы отправляются допрашивать загадочного мужчину, обитающего в неблагополучном квартале. Разговор быстро превращается в агрессивную конфронтацию, когда подозреваемый и его соседи обвиняют полицейских в попытке намеренно подставить афроамериканца. Роланда оскорбляет сама мысль о том, что его считают ксенофобом, но он слишком хорошо понимает, почему темнокожее население Арканзаса не готово доверять белым копам – настолько, что даже закрывает глаза на разбитое кирпичом лобовое стекло.

Сага о Перселлах

Несмотря на то, что на этой неделе нам попался не самый выдающийся сценарий (что странно, ведь соавтором выступил Дэвид Милч, создатель культового «Дэдвуда»), актерская игра держала весь эпизод на плаву. В этом плане особенно сработали сцены с Томом и Люси Перселлами, родителями похищенных детей. Когда Роланд подбирает пьяного Тома в баре, мужчина яростно обвиняет полицейских в безразличии – по его словам, дело отдали темнокожему копу как раз из-за того, что всем плевать на судьбу Уилла и Джули. Впрочем, Парселл очень быстро искренне извиняется за оскорбительные слова и начинает рыдать, признаваясь в том, что не может больше думать об исчезнувших детях и постоянно хочет умереть. Скут МакНейри выдает сложный и эмоциональный перформанс, раскрывая все горе своего персонажа.

То же самое можно сказать об актрисе Мэйми Гаммер – ее Люси полна страха, ненависти и боли. «У меня душа шлюхи, – признается героиня проведывающей ее Амалии. – Что за женщина ненавидит единственные существа, которые проявляют к ней искреннюю любовь?». Впрочем, ее поток сознания очень быстро превращается в агрессивный выпад против Амалии: Люси подозревает, что та пытается выудить из нее информацию, чтобы помочь своему бойфренду-копу. Трагический монолог заканчивается угрозами и расистскими оскорблениями. Примечательно, что сцены с Люси и Томом являют собою что-то вроде зеркальных копий – мужчина начинает с агрессии и погружается в самобичевание и горе, а женщина плавно переходит от слез до дикой ярости.

Примечательно, что сцены с Люси и Томом являют собою что-то вроде зеркальных копий – мужчина начинает с агрессии и погружается в самобичевание и горе, а женщина плавно переходит от слез до дикой ярости.

Собирая нити

В 1990-х Уэйн и Роланд возвращаются к расследованию. Перед полицейскими формально стоит не слишком привлекательная задача – найти дополнительные улики, которые могут подтвердить виновность старого осужденного. К счастью, у мужчин другой план – они начинают свою работу с поисков Дэна О’Брайена, подозрительного кузена Люси Перселл. Хэйз также находит саму Джули на кадрах из супермаркета, где обнаружили ее отпечатки. Вот только детективу приходит в голову довольно зловещая мысль – а что, если люди, от которых девушке удалось сбежать, и сейчас ее разыскивают?

В 2015 году Уэйн просит сына найти Роланда, а значит, нас ждет еще одна эффектная встреча этого тандема. Детектив также объединяет усилия с документалисткой Элизой (Сара Гадон, наиболее известная по прошлогодней экранизации романа «Она же Грейс») и выясняет еще одну деталь – недавно были найдены остатки все того же Дэна О’Брайена.

Вердикт: несмотря на свою прямолинейность, четвертый эпизод кажется довольно медлительным и оставляет после себя слишком много вопросов. Куда исчез Дэн? Был ли одноглазый афроамериканец причастен к преступлению? Что за мужчину в сером костюме когда-то убил Уэйн? С каждый эпизодом все сложнее дождаться развязки. Но, несмотря на все свои недостатки, у этой серии был один из самых эффектных финалов в истории сериала.