Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Долгий путь домой

Кристофер Нолан переосмысливает военный жанр, рассказывая одну из самых невероятных историй Второй мировой.

До премьеры эксперты называли «Дюнкерк» самым неоднозначным проектом Нолана. Известность истории не предполагала обычной для режиссера таинственности, военная тематика фильма и рейтинг PG-13 ограничивали в приемах, да еще и не обещали огромных кассовых сборов. Но Нолан не был бы Ноланом, если бы не утер нос всем сомневающимся.

История рассказывает об операции «Динамо» или Дюнкеркской эвакуации, когда с французского побережья, в окружении войск вермахта, Британия смогла забрать более 300 000 солдат.

Нолан отказался от общепринятого подхода к освещению войны — режиссер решил не показывать боевые действия, а дать зрителю ощутить тот страх, которым жили солдаты. Поэтому в картине нет привычного для подобного рода фильмов экшена. Здесь война — это молчаливая надежда на то, что сброшенная бомба пролетит мимо, а не пальба по солдатам противника и перекаты из укрытия в укрытие.

Самый пугающий звук в фильме — это пронзительный шум немецкого бомбардировщика, который несет за собой неминуемую смерть.

Для того чтобы усилить психологический эффект, Нолан воспользовался наработками Хичкока. Режиссер полностью убрал из кадра немцев, чем существенно усилил страх зрителя перед неизвестным и неизбежным. В «Дюнкерке» не нужно видеть нацистов, чтобы получить пулю в затылок. Самый пугающий звук в фильме — это пронзительный шум немецкого бомбардировщика, который несет за собой неминуемую смерть.

Во многом фильм обязан музыке Ханса Циммера и операторской работе Хойте Ван Хойтемы. Саундтрек усиливает психологический накал своими ритмичным и бесконечным тиканьем часов, а динамичная камера заставляет зрителя самостоятельно прочувствовать, как это — быть в переполненном трюме в момент попадания торпеды или в кабине пилота во время воздушного боя.

Комментарий восторженного редактора:

Нолан и мощная операторская работа — уже давно аксиома. Но в «Дюнкерке» британец зашел еще дальше. Второе сотрудничество с оператором Хойте ван Хойтема («Интерстеллар», а также «Спектр») можно и нужно разбирать долго и дотошно. Четкая выверенность каждой сцены — тут нет лишних кадров, все работает для создания ощущения полной безысходности. Холодный цветокор и агрессивная тонировка, нехарактерная для работ Нолана, лишь усиливает безнадежность положения. Природа в противовес военным действиям предельно спокойна. В одном из интервью режиссер заявил, что воздушные битвы по ощущением будут близки к VR-просмотру без VR-маски. Не соврал. Сцены сражения британской авиации против немецкой должны войти в историю кинематографа — портативные камеры IMAX крепились на борт самолета, так что все предельно аутентично. В кабине тесно, в полете страшно, плюс молчаливый пейзаж вокруг.

Dunkirk / Оригинальное название

106 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
20 июля 2017 / ПРЕМЬЕРА

военная драма / ЖАНР

РЕЖИССЕР:
Кристофер Нолан

СЦЕНАРИЙ:
Кристофер Нолан

В РОЛЯХ:
Финн Уайтхед
Том Глинн-Карни
Джек Лауден
Гарри Стайлс
Анайрин Барнард
Джеймс Д’Арси
Барри Кеоган
Кеннет Брана
Киллиан Мёрфи
Марк Райлэнс

ПРОКАТЧИК:
КІНОМАНІЯ

Не боимся заявить, что новая картина Нолана — один из лучших фильмов XXI века о войне. Если не лучший.

Вопреки звездному составу исполнителей, картина Нолана едва ли попадет в актерские номинации на тот же «Оскар». Причина кроется в том, что «Дюнкерк» — фильм с очень нестандартным повествованием, разделенным на три части: события на суше, на воде и в воздухе. Из-за этого лента осталась без главных героев. Здесь есть семь персонажей (их играют Том Харди, Марк Райлэнс, Кеннет Брана, Киллиан Мерфи, Джеймс Д’Арси и Фионн Уайтхед), которые чаще всего появляются на экране, но даже их Нолан лишил почти всех реплик, чем усилил атмосферность картины.

Несмотря на нехарактерные для режиссера приемы (минимум диалогов и отсутствие в кадре антагонистов), в «Дюнкерке» виден фирменный почерк британца. Здесь и привычная игра с хронологией (фильм словно постепенно складывается из отдельных пазлов), и мини-кульминация в середине истории. Кроме того, Нолану пришлось пойти на некоторое искажение реальных событий. Для усиления психологического давления он убрал военные действия на побережье. В действительности солдаты не безучастно ждали эвакуации, а постоянно находились под огнем.

У Нолана война — это не героизм, это попытка добраться домой.

Режиссёр добился главного — нивелировал излишний героизм и сопровождающий его пафос, присущие военному жанру. Персонажи «Дюнкерка» не способны повлиять на сюжет. Солдаты на суше и цивильные суда в море беззащитны и надеются лишь на чудо. Даже единственный героический образ, летчик «Спитфайра» в исполнении Тома Харди, прячется за маской и отмалчивается, всем своим видом показывая, что лишь выполняет свою работу. У Нолана война — это не героизм, это попытка добраться домой.

«Дюнкерк» — не фильм о великой победе или невероятных поступках. Это история о человечности, о доброте и о том, что иногда выжить не менее важно, чем победить. Военная драма как жанр, не совсем ложится в рамки зрительского кино, а значит может заставить сомневаться в своем прокатном успехе. Однако в случае с Ноланом такие сомнения не уместны, «Дюнкерк» необходимо смотреть именно на большом экране. Не боимся заявить, что новая картина Нолана — один из лучших фильмов XXI века о войне. Если не лучший.

Ratings in depth

  • #ЖиваяКлассика
10 10