Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Большая маленькая ложь»: третья серия

К третьей серии «Большой маленькой лжи» уже становится совсем понятно, что перед нами не социальная драма, не триллер и не детективная история, а новый виток развития мелодрам. Тут уже нет загадок, хитросплетений историй и внезапных сюжетных поворотов – все развивается плавно, естественно и максимально продуманно. Конечно, социальный подтекст остался (в первую очередь – история о борьбе с посттравматическим расстройством), но на первое место вышли ежедневные драмы и переживания героинь. 

Селеста держится за прошлое

Если к третьему эпизоду и есть претензии, то они касаются исключительно любви сценаристов к заезженному ходу «персонажи раскрывают всю свою душу психологу». В этой серии на зеленый диван местного психотерапевта по очереди попадают целых три персонажа: Селена, Мэделин и Эдд. Впрочем, у всех есть есть хорошие причины прибегать к психологической помощи – например, героиня Риз Уизерспун в прошлом году изменила своему супругу, и в предыдущей серии эта тайна наконец-то всплыла на поверхность. У Селесты проблема не новая, но тоже вполне серьезная – вдова все никак не может отойти от смерти мужа и отказывается смирится с тем, что Перри был полноценным абьюзером.

Я, конечно, не специалист, но мне порой кажется, что главный психолог Монтерея перегибает палку со своим прямолинейным подходом. Это особенно чувствуется в сценах с Селестой – женщине решительно советуют сосредотачиваться на негативе, который был в отношениях, и репрессировать приятные воспоминания. Понятно, что в таких ситуациях стоит быть объективной и признавать, что домашнее насилие действительно имело место, но было бы странно, если бы героиня Николь Кидман за пару сеансов забыла о том, что любила своего мужа. 

Тем более, что рядом постоянно ходит Мэри-Луиза и почти в каждом предложении вспоминает своего любимого Перри, пересматривая старые видеозаписи вместе с внуками.

Мэделин страдает от собственных ошибок

Месть за измену – избитое клише, особенно в случае мыльных опер. Герои мелодрам обычно царапают друг другу машины, спят с чужими женами или грустно пьют текилу в сомнительных клубах, лишь бы насолить своему неверному партнеру. Эдд (Адам Скотт) тоже пытается поквитаться со своей женой, но делает это довольно правдоподобно – обиженно огрызается, пассивно-агрессивно пожимает плечами и обедает с Бонни (Зои Кравиц). Это не выглядит надуманно или слишком драматично, и, в отличие от многих сериалов, тут мотивация и характер персонажа не изменились по щелчку пальцев. Эд был и остается хорошим человеком, но сейчас он понял, что его старания попросту не ценят. К слову, сцены с сердитым Адамом Скоттом – отличный подарок для фанатов «Хорошего места», в котором актер играет злобного и подлого демона, усложняющего жизнь протагонистам. 

Сама Мэделин сложно переживает конфликт с мужем – настолько, что спонтанно зачитывает на школьном собрании речь о том, что в жизни не бывает хэппи-эндов. В своем спиче героиня довольно неожиданно цитирует песню Rainbow Connection из полнометражного анимационного фильма о Маппетах. Кстати, даже если вы не любите милых зверюшек, то вполне могли слышать эту песню – на нее записывали каверы The Dixie Chicks и Лиза Лоэб, а в прошлом году она даже звучала в сериале «Легион».  

Мы также наконец-то узнали, почему героиня Уизерспун годами настолько сильно нервничала из-за своего бывшего супруга. Оказывается, отсутствие университетского диплома – не единственная причина комплексов героини. Когда ей было три или четыре года, протагонистка случайно застукала своего отца в постели с любовницей, и с тех пор у нее подсознательных страх краха отношений. Правда, тут снова хочется ругать сценаристов – Мэделин вспоминает эту историю после первого визита к психологу, а такое изображение терапии уж очень шаблонное. На самом деле, для того, чтобы разобраться со своим подсознанием, людям приходится годами ходить к специалистам. 

Бонни постепенно приходит в себя

Свершилось – Бонни наконец-то улыбнулась! Героиня Зои Кравиц предсказуемо страдала от посттравматического расстройства (ведь это именно она толкнула Перри с той лестницы), но в третьей серии девушка выглядела уже чуть бодрее. Впрочем, протагонистка вскользь упомянула о том, что Нэйт, ее муж, даже не догадывается о ее прошлом, так что настоящая драма еще может быть впереди. Во втором эпизоде и так был довольно подозрительный момент – мать героини тайком положила у ее кровати пару куриных косточек, перо и кристалл. Что это – безобидная суеверность или намек на что-то куда более зловещее?

К слову, именно появляющиеся из ниоткуда драмы прошлого — главная «цена» этого сезона. Талантливые сценаристы всегда оставляют зацепки, чтобы потом максимально органично достать из шкафа очередной скелет. Но так как «Большая маленькая ложь» изначально не задумывалась как долгоиграющий сериал, то приходится мириться с неожиданными откровениями.

Рената обещает купить всем по белому медведю

Если вам нужно дополнительное подтверждение таланта Лоры Дерн, то вот оно – несмотря на то, что во втором сезоне к актерскому составу присоединилась легендарная Мэрил Стрип, большинство рецензентов с восторгом обсуждают именно эффектные истерики Ренаты. Несмотря на то, что героиня ведет себя очень вызывающе, ее мотивацию несложно понять – сразу после того, как супруг довел семью до банкротства, у малышки Амабеллы прямо на уроках начались панические атаки. Кто виноват в этом? 

В первую очередь – слишком уж либеральный (по мнению Ренаты) учитель, который превратил безвинную детскую книгу в повод поговорить о глобальном потеплении. Конечно, постоянные ссоры родителей и арест папы – тоже неплохие поводы для нервов, но героиню Дерн больше всего волнует поведение учителя. Мы не жалуемся – это дает актрисе отличный повод зачитать свирепый монолог о том, что она скоро вновь станет богатой и влиятельной, и тогда уж точно разберется с бездарными педагогами.

Сюжетная линия со школьным образованием — золотой самородок эпизода. Сцена обсуждения «Паутины Шарлотты» изначально выглядит странно, когда сказка о доброте внезапно превращается в манифест против индустриализации животноводства. Но дальнейшие события все ставят на свои места — создатели сериала практически напрямую говорят о том, что рассказывать о проблемах детям нужно более мягко, а не сваливать все тягости ми на хрупкие плечи. Да и фраза «в школе началась эпидемия панических атак» может вполне стать лозунгом современной жизни. И не только в школе.

Джейн встречает Мэри Луизу

Удивительная особенность «Большой маленькой лжи» – то, что тут нет очевидных злодеев и невинных слабых жертв. Возьмем к примеру героиню Мэрил Стрип. Женщина явно выполняет роль антагониста: сомневается в правдивости слов Селесты, подозрительно допрашивает друзей невестки, требует, чтобы Зигги сдал анализ крови на ДНК и всячески расхваливает своего покойного сына. Неприятно ли остальным героям наблюдять за ее действиями? Несомненно. Можно ли ее понять? Тоже несомненно. Было бы странно, если бы Мэри Луиза вдруг приняла тот факт, что ее любимый сын – насильник и психопат. 

Ей и так сложно смириться с тем, что ее ребенок погиб, еще и при таких странных обстоятельствах. Тем не менее, женщина признает (не сразу, но все же) в Зигги своего внука – уж больно он похож на еще одного ее покойного сына, Рэймонда. Нам очень часто напоминают о том, что Рэймонд, младший брат Перри, погиб совсем юным, и вследствии странного несчастного случая. А что, если смерть произошла из-за агрессивного поведения героя Скарсгарда? Конечно, я бы не ставила на то, что юный Перри хладнокровно убил своего брата – перед нами не скандинавский триллер. Но вполне возможно, что между детьми завязалась драка, которая вышла из-под контроля – мы ведь знаем, как плохо Перри контролировал свой темперамент.

Джейн наконец-то начинает приходить в себя, и даже идет на свидание со странноватым юношей из аквапарка. Несмотря на свою прямолинейность и специфическое чувство юмора, тот оказывается довольно милым – он не подталкивает героиню к физической близости и сразу находит общий язык с Зигги. Теперь у меня один страх – что сценаристы пойдут на совсем уж банальный сюжетный поворот и в последний момент покажут, что этот добрый парень – очередной злодей и социопат.

Случайные мысли

в серии внезапно захромал монтаж. После премьеры ходили слухи, что режиссерка Андреа Арнольд не появилась на красной дорожке из-за того, что финальный монтаж отдали предыдущему постановщику шоу, Жану-Марку Валле. В третьем эпизоде довольно много подражания первому сезону — резкие переходы между сценами и «пересказы» событий, которые нам не показали минуту назад. Но сейчас, когда из сюжета пропала сломанная хронология, подобный монтаж иногда запутывает.

сценаристы сериала в интересной манере «оправдывают» персонажей, которые условно выступают антагонистами ситуации. Например, агрессивный ответ Эдда на вопрос Мэделин о том, когда же он перестанет обижаться, на секунду настраивает против героя (неужели сложно жену простить?), пока не вспоминаешь, что виновата тут именно персонаж Уизерспун. То же касается и мужа Ренаты — несмотря на его общую непутевость, слова о том, что женщина загоняет себя в могилу постоянным стрессом являются правдой. Мэри Луиза, несмотря на попытки оправдать насильника, тоже поступает вроде как логично и адекватно. Кажется, кто-то пытается нам объяснить, что в жизни не бывает однозначно хороших или однозначно плохих людей.