Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Женщины, реализм и насилие: из чего состоит мир Дени Вильнева

Мы ждем «Дюну»

Когда-то он снимал малобюджетные фильмы по собственному сценарию, а сейчас постоянно числится первым номеров в списке кандидатов на режиссерское кресло любого блокбастера. Ему доверяют продолжение культовой sci-fi картины Ридли Скотта и экранизацию книги, за которую в свое время брался сам Дэвид Линч. А он так и остается скромным канадским французом с желанием порадовать зрителя.

Дени Вильнев, не сиди в углу, это мы все о тебе. В честь дня рождения режиссера «Сикарио» и «Дюны», рассказываем деталях его чересчур реалистичного мира.

Подлинный реализм

Все работы Вильнева отличаются особым отношением к отображению окружающего мира. Даже фантастические ленты, «Прибытие» и «Бегущий по лезвию 2049» пытаются максимально приземлить историю, сделать ее ближе к знакомым зрителю мироощущениям. Причина такой любви к реальности — Ингмар Бергман. Дени всегда готов признаваться в любви к шведскому режиссеру, который, по его словам, «изменил восприятие кинематографа» для молодого тогда еще студента, заставив сменить науку на кино в университете. Еще одним примером для постановщика стал Кристофер Нолан и умение британца подавать любую тему как интеллектуальное, но массовое кино. Во многом, благодаря нотке реализма в любом сеттинге.

Но вот методы для сближения зрителя с изображением на экране у Вильнева несколько отличаются от остальных. Он делает ставку на насилие. Режиссер считает, что именно шокирующий реализм убийств и избиений помогает аудитории почувствовать эмоции героев. Особенно в этом Дени помогают автомобильные аварии — почему-то в голове канадца именно они цепляют людей. ДТП происходят в его дебютной картине «32-е августа на земле», «Водовороте», «Политехе», «Враге» и даже «Бегущем по лезвию 2049», а одна из самых запоминающихся сцен «Сикарио» (открывающий эпизод, снятый одним кадром) происходит вокруг машин. Постановщик объясняет это тем, что автомобильные аварии — наиболее знакомые человечеству случаи, которые могут привести к смерти.

Вид от первого лица и неожиданный финал

Еще одна отличительная черта, которая пришла к Вильневу от Бергмана — акцент на героях и их ощущениях. Дени не любит рассказывать истории от третьего лица. Наоборот, каждый план, движение камеры или сюжетный поворот подан нам сквозь призму персонажей. Зритель редко когда видит всю картину и зачастую пребывает в таком же неведении окружающих событий, как и главный герой. Подобный прием помогает добавить эмоционального напряжения — в фильме «Пленницы» атмосфера тревоги и отчаяния создается именно благодаря тому факту, что аудитория вместе с главными героями до конца не знает, кто же похитил девочек.

Особенно отчетливо это видно при сравнении двух «Сикарио» — в первом зрители вместе с Эмили Блант не осознают всю суть происходящего, постоянно оставаясь в неведении, тогда как в сиквеле другой постановщик Стефано Соллима сразу же выкладывает весь план и следит за его исполнением со стороны.

Подобная подача истории неизбежно приводит к еще одной яркой привычке Вильнева — неожиданные сюжетные повороты. Самым очевидным примеров является «Прибытие», где (СПОЙЛЕР!) воспоминания героини Эми Адамс внезапно оказываются видениями из будущего. То же самое и с «Бегущим по лезвию 2049», где зритель вместе с героем Райана Гослинга до последнего уверен в том, что он не репликант.

Женщины

Один из элементов, за которые журналисты критиковали «Бегущего по лезвию 2049» — отсутствие интересных женских персонажей. Сам Вильнев тоже переживал по этому поводу, так как привык везде на первый план ставить именно героинь, обычно превращая героев в довольно таки компромиссных протагонистов с сомнительными моральными принципами. Делать акцент на сильных женских персонажей режиссер начал еще с первого своего фильма, «32-е августа на земле».

Причины этому нашлись две. Во-первых, для своего первого сценария Дени решил взять центральным героем девушку, так как это позволяло ему воспринимать ее со стороны, не перенося на персонажа свой житейский опыт. Во-вторых, Вильнев в детстве много времени провел со своими бабушками, которые для него стали образцом сильной и мужественной фигуры.

По словам режиссера, в Голливуде часто возникали проблемы с его феминистичным взглядом на сценарий. Особенно сложно было с «Сикарио», где его очень настойчиво и долго убеждали в том, что Эмили Блант стоит заменить на мужчину, так как зрителей это заинтересует куда больше. К счастью, Дени не послушал.

Не бойся блокбастера

Вильнев очень быстро перешел от низкобюджетных работ к мегаблокбастерам. Он это объясняет хорошими отношениями со студией, а также умением полагаться на партнеров. Например, после знакомства с Роджером Дикинсом, ответственность за визуальный ряд фильмов Дени практически полностью передал ему. Во время работы над «Бегущим по лезвию 2049» именно идеи тогда еще 13-кратного номинанта на «Оскар» были доминирующим. То же касается и сценариев — сам режиссер не очень любит работу со скриптом и признается, что пытается всегда строить повествование, опираясь в первую очередь на видение истории, а не детали. Плюс, со стыдом рассказывает, что 9-летний перерыв между «Водоворотом» и «Политехом» был обусловлен сложностью именно с написанием сценария. Так что если есть возможность, то Вильнев доверяет написание сюжета кому-то более умелому или берется за адаптацию произведений: «Пожары» — это экранизация пьесы Важди Муавада, «Враг» поставлен по работе Жозе Сарамаго, а «Прибытие» — по повести Теда Чана.

Отчасти секрет того, как Дени справляется с давлением вокруг огромных проектов кроется в истории почти 30-летней давности. Канадский ТВ-канал заплатил тогда молодому студенту за проект, состоящий из серии 5-минутных роликов о разных уголках мира. Тот подошел к делу со всей серьезностью:

  Я помню, как снял 20 роликов, пытаясь постоянно делать разное кино. Постоянно показывать реальность под разными углами и разнообразными подходами к съемке и монтажу. Потому приехал домой, пересмотрел все клипы сразу и понял, что они одинаковые. Это было безумие. Я очень удивился.

В итоге, Вильнев решил меньше запариваться со стилем и масштабом проекта и просто хорошо делать свою работу. Стоит сказать, такой подход дает солидный результат: после «невозможного продолжения» «Бегущего по лезвию», режиссер взялся за «невозможную экранизацию» «Дюны» (предварительно разделив литературный эпик на два фильма), а в дальнейших его планах «невозможный ремейк» «Клеопатры» с Элизабет Тейлор. Что тут сказать, держим за режиссера-камикадзе кулаки.