Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Скотт Пилигрим» Брайана Ли О’Мэлли: правильная доза хипстерства

Летние комиксы заканчиваются в Канаде

«Скотт Пилигрим» — обманчивое произведение. Хороший пример того, что если комикс выглядит как штука для хипстеров, имеет репутацию штуки для хипстеров и получил хипстерскую экранизацию, то это не обязательно утка. Это милая и немного грустная история о взрослении, отношениях и Торонто. Ну и ладно, она довольно хипстерская.

Как вы поняли, наш летний цикл комикс-советов мы заканчиваем «Скоттом Пилигримом» — комиксом Брайана Ли О’Мэлли, изданным в Oni Press.

Обманчивость графического шеститомника хорошо заметна в экранизации Эдгара Райта. Как и в «500 днях лета», протагонист здесь оказывается скрытым антагонистом, который будучи вроде как хорошим парнем, портит жизнь окружающим. Если Джозефу Гордону-Левитту пришлось объяснять фанатам этот очевидный факт, то британский режиссер оставил в своем фильме большую пасхалку: в финальной сцене, где Скотт Пилигрим встречается со своим злым двойником (НегаСкотт!) и тот оказывается приятным молодым человеком.

У Брайана О’Мэлли было больше времени для раскрытия персонажа, поэтому в комиксе путь главного героя к осознанию собственных ошибок оказывается намного интереснее и сложнее.

Фабула у комикса довольно оригинальная: главный герой знакомится с девушкой и должен победить ее семерых злых бывших, чтобы встречаться с ней. При этом Скотт очень напоминает классический архетип центрального персонажа — милый неудачник, глупец, лентяй, пройдоха и при этом мастер подраться. Но от банального повествования и скучного развития событий в духе «персонаж побеждает всех и получает принцессу в подарок» спасает постмодернизм. А точнее, гиковство сценариста и художника комикса.

Брайан Ли О’Мэлли — настоящий канадец. Родился в Лондоне (канадском), там же закончил канадскую католическую школу и поступил в канадский университет. Правда бросил его, и начал заниматься рисованием и музыкой, переехав в Торонто. Там автор нашел работу в Oni Press, где выступил художником мини-серии Hopeless Savages: Ground Zero и леттерером (вписывал слова в пузырьки. Да, такая профессия существует!) работ сценаристки Чинны Клакстон. Первый свой комикс О’Мэлли написал в 2003, это был Lost at Sea. История рассказывала о девушке, которая считает, что ее душу украла кошка и потому ищет ее по всей Америке. Работа поднимала множество вопросов взросления и во многом стала подготовкой к «Скотту Пилигриму», которого Брайан писал с 2004 по 2010 года. Несмотря на популярность и большие гонорары, после этого он издал комикс Seconds, а теперь пишет для Image Comics серию Snotgirl о фэшн-блоггерше с хроническим насморком.

Но мы говорили о гиковстве. Мир Пилигрима — это дикая и пестрая смесь из канадской поп-культуры (мировой там тоже хватает, но канадской все же больше), Торонто (практически все локации реальные) и видеоигр (тут речь скорее не об отсылках, а заимствовании фирменного стиля). К слову, такое количество объяснений в скобках не случайность. О’Мэлли столь плотно набил свою работу аллюзиями и референсами, что в некоторых случаях заметить их можно исключительно благодаря сноскам. Благо, они есть во всех изданиях. Речь не только о каких-то центральных событиях или диалогах. Даже надписи на футболках и постеры в домах героев несут в себе контекст. Этот парень просто сумасшедший!

Не рехнуться в этом цветастом мире фантастического Торонто помогает постмодернистский подход (кажется, эта фраза была в нескольких абзацах выше). Герои не понимают, что находятся в комиксе, но часто роняют замечания касательно того, что те или иные события происходили в предыдущих томах или наоборот, только произойдут. А в одном из эпизодов Скотта спасает только надуманный и спонтанный сюжетный поворот, о котором он очень просит на одной из панелей. Это не только позволяет автору избегать тупиков в повествовании, но и создает отличный инструмент для юмора, за который в 2010 году история получила премию Айснера (я надеюсь, постоянные читатели уже запомнили, что это как «Оскар» в киноиндустрии).

Визуальный стиль активно помогает О’Мэлли с постмодернистским настроем. Ономатопея (звукоподражание) в комиксе практически вся видимая и играет свою роль в сюжете, а минималистичная рисовка помогает читателю не отторгать такой подход и попутно заигрывать с мангой (первое издание было черно-белым). В отличие от большинства графических произведений, где ключевой остается именно история, здесь у картинки сопоставимая роль.

 

Но стоит помнить, что «Скотт Пилигрим» обманчивый (мы уже раньше это упоминали). За смешным и ярким фасадом прячется история взросления, принятия себя и борьбы с ошибками прошлого. Драки с бывшими Рамоны скрывают за собой ревизию прошлого главного героя, которое во многих случаях не дает ему двигаться дальше. Ленивый и простоватый характер персонажа тоже подвергается обструкции со стороны друзей и знакомых, что придает внешне банальному сюжетному приему «глупый, но милый главный герой» дополнительной глубины. А еще, надеюсь, заставляет некоторых читателей задуматься над тем, что быть безработным в двадцать три — это не круто.

Хоть сюжет и акцентируется в первую очередь на Пилигриме, второстепенные герои не только отвечают за юмор, но и успевают рассказывать свои, иногда не менее интересные истории. К тому же работа О’Мэлли отличается очень либеральным подходом к персонажам. Что тут сказать, однополыми отношениями в Канаде никого не удивишь.

Так что да, «Скотт Пилгрим» — очень обманчивый комикс. Настолько, что его иногда стоит перечитывать. Потому что с каждым разом находишь в нем что-то новое. И нет, речь не о скрытых глубинных смыслах, а об отсылках и аллюзиях. О’МЭЛЛИ, ЧЕРТ ПОБЕРИ! Как ты умудрился столько всего напихать?