Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Как «Железный человек» всех спас: краткая история киновселенной Marvel

Возвращаемся к истокам любимой кинофраншизы

Все, как говорят, началось с идеи. Нет, не с амбициозного плана создать собственную киновселенную, и даже не с желания снять масштабный супергеройский кроссовер. Изначально идея была довольно скромной – издательство Marvel, еле избежавшее банкротства в 90-х, надеялось выжить, самостоятельно спродюсировав фильм по собственным комиксам. Конечно, экранизации графических историй этого мира выходили и раньше, но Marvel выступали исключительно в роли правообладателей, а не создателей картин. Иными словами – просто одалживали студиям своих героев, но никак не влияли на тональность, сюжет или качество фильмов. Затем, в 2004 году, компания подписала договор с Paramount Pictures и заложила фундамент для самостоятельного производства кинолент.

Основателем и генеральным директором Marvel Studios стал Ави Арад, но, как вы наверняка догадались, не его имя вошло в историю MCU. Куда более важным игроком оказался молодой парень по имени Кевин Файги – самопровозглашенный гик, киноман и знаток комиксов. Путь Кевина к успеху начался на съемках первых «Людей Икс» (2000) – в отличие от большинства студийных работников, этот юный стажер действительно разбирался во вселенной Marvel и стал ценным источником советов и идей. Например, предложил скептичным мастерам по прическам воссоздать на Хью Джекмане знаменитые «рога» Росомахи, а не превращать персонажа в очередного гладко причесанного красавчика. Сейчас идея кажется очевидной, но тогда это было вполне радикальным предложением – продюсеры были уверены, что читателей комиксов не так уж и много, и что зрителей интересует лихой сюжет, а не отсылки к первоисточнику. И все же, впечатленная познаниями парня, продюсер Лорен Шулер Доннер познакомила Фейги с Ави Арадом, а тот быстро назначил его своим помощником. В 2007 году, как раз во время съемок «Железного человека», Кевин занял пост главы Marvel Studios.

По словам самого Файги, создание масштабной киновселенной, полной переплетающихся сюжетных линий, было его давней мечтой. «Я хотел передать кинозрителям те эмоции, которые уже 80 лет ощущают читатели комиксов, когда герой из одной любимой серии неожиданно появляется в другой истории», – любит он повторять в интервью. И все же, как утверждает Кевин, никто не ставил создание франшизы самоцелью – первоначальной задачей были съемки хороших фильмов, которые могли бы понравится даже тем людям, которые не увлекаются супергероикой. Первыми такими проектами должны были стать картины о Железном Человеке и о Халке – причем, на фильм о Брюсе Баннере полагались куда большие надежды, ведь этот персонаж считался одним из самых популярных из всего марвеловского пантеона.

Адаптация комиксов о Железном человеке была не новой идеей – различные студии уже давно пытались рассказать историю Тони Старка. 20th Century Fox когда-то планировали экранизировать ее с Томом Крузом в главной роли (дело было, конечно, в 90-х), а New Line рассматривали проект фильма с Ником Кассаветисом («Дневник памяти») в режиссерском кресле. Реализовали идею только в конце 2000-х, после того, как права на персонажа вновь оказались у Marvel. Режиссером картины назначили Джона Фавро – неожиданное решение, учитывая, что самым успешным фильмом постановщика была рождественская комедия. Как оказалось, как раз такой подход был правильным – если бы постановщиком оказался человек, привыкший работать в жанре боевиков, мы бы получили совсем другую историю.

Фавро сразу настоял на том, что идеальным Старком был бы Роберт Дауни-младший, но у продюсеров были сомнения на этот счет. Дело в том, что актер считался уж очень ненадежным – кто мог гарантировать, что он вновь не загремит в тюрьму или реабилитационную клинику? Идею спасли фанаты – как только появились слухи о том, что Дауни, возможно, сыграет Железного человека, поклонники комиксов настолько громко ее поддержали, что у студии попросту не осталось выбора.

Знаменитая сцена после титров, положившая начало киновселенной, тоже возникла практически случайно – Файги задумал ее как пасхальное яйцо для фанатов и всерьез не предполагал о том, что у нее будут какие-то последствия. Как минимум – по его словам. Более того – ее даже не показывали критикам во время первых пресс-показов. Но как только фильм вышел в прокат, Marvel Studios начали буквально засыпать вопросами о том, будет ли лента о Мстителях. А вот «Невероятный Халк», лента, которую студия воспринимала как свой спасительный круг, стала коммерческим провалом, хотя и собрала приличные отзывы критиков. Возможно, в ее неудаче виноваты ссоры, которые происходили до, во время и даже после съемок – режиссер фильма и Эдвард Нортон хотели более мрачный и длинный рассказ, а студия требовала динамики. Например, продюсеры решительно отказались оставлять в фильме сцену попытки самоубийства Брюса, посчитав ее слишком угрюмой. Весной 2008 года, за пару месяцев до выхода «Халка» в прокат, даже появились слухи о том, что Нортон отказался заниматься продвижением фильма и вообще не хотел общаться о нем с прессой. Это было не совсем правдой – актер все же выдал сухое заявление о том, что доволен картиной, но напряженный пресс-тур и странная сцена после титров, еле объединяющая «Железного человека» и «Халка», говорят о своем.

Помните, мы писали о том, что Кевин Файги всерьез не планировал создать полноценную медиа-империю? Оглядываясь на историю создания MCU, закрадывается впечатление, что этот визионер уж слишком скромничает насчет своих планов. Уже за пару дней после выхода «Железного человека», Marvel анонсировали еще четыре новых проекта: сиквел о Тони Cтарке, картины о Торе и Капитане Америке и, конечно, «Мстителей». Впрочем, критики и публика не сразу поверили в то, что настолько масштабный план получится реализовать – часть журналистов скептически писала, что это лишь идеи, которые могут и не воплотиться в реальность. Их можно понять, но если посмотреть на риск, на который пошла студия, становится понятно, насколько им было важно, чтобы безумная идея Кевина Фейги окупилась.

Marvel Studios не просто взяли в долг $500 миллионов, но и решились использовать в качестве залога права на собственных супергероев. Если бы студия руководствовалась обычной финансовой моделью, а «Железный человек» оказался коммерчески неуспешным, все бы пропало – но у Фейги был хитрый план. Как мы видим сейчас, ключевой была не прибыль отдельных лент, а популярность персонажей. Даже если бы вложения не окупились сразу после выхода картины о Тони, но герой заполучил бы существенную фан-базу, ситуацию спасли бы «Мстители», на которых точно бы пришли все поклонники Старка. Конечно, все сработало еще лучше, чем надеялись продюсеры – «Железный человек» собрал солидную кассу, как и каждый последующий фильм MCU (кроме бедного «Халка»). А ведь кто-то когда-то думал, что супергеройские картины – это не круто.

Хотя с Coca-Cola Zero все смотреть интересно.