Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Бандиты, эго, простота: из чего состоит мир Гая Ричи

А мир Гая Ричи — это «та еще вещь»

Не деритесь с ирландскими ромами, забирайте ружья с места преступления, регулярно проверяйте, что съела ваша собака и если вы встречаетесь с Мадонной, не снимайте ее в главной роли — эти простые истины без Гая Ричи никто бы не узнал. Так как этому импозантному британцу исполняется 50 лет, мы считаем своим долгом детальнее рассказать, почему же мир «Большого куша» и «Шерлока Холмса» так нравится простым зрителям (но не критикам) и откуда режиссер черпает свои идеи. Поехали.

Аристократ в трясине

Первые картины Ричи создавали ощущение того, что постановщик если не родился в бедном районе Лондона, то уж точно воспитывался британскими бандитами. На самом деле юность Гай провел в поместье XVII века, принадлежащем его отчиму, сэру Майклу Литону, а на родовом древе юного аристократа можно найти короля Эдуарда I. Учился он в престижной школе Stanbridge Earls, но в возрасте 15 лет был отчислен. Причину точно никто не знает. Сам Ричи говорит, что за наркотики, его отец утверждает, что за «прогулы и развлечения с девушками», но точно известно одно — с успеваемостью ученика было все очень плохо.

Несмотря на богатых родственников, парень начал подрабатывать на стройках и приторговывать наркотиками, что и привело его в проблемную компанию. При этом Гай всегда отмечал, что друзья были очень вежливыми и учтивыми, хоть и крайне вспыльчивыми. Впоследствии именно двойственность персонажей и нехарактерность поступков стала фирменной чертой картин Ричи — от дебюта «Карты, деньги, два ствола» до «Короля Артура». Преступники у него показывают джентльменские манеры, худые ромы оказываются великолепными бойцами, а твердолобые с виду КГБ-шники — начитанными интеллектуалами.

Реклама — двигатель прогресса

Отец режиссера, Джон Ричи, был отставным военным и топ-менеджером рекламной компании. Так что профессиональный путь постановщика сразу понятен — подрабатывал у отца, начал снимать первые ролики, замахнулся на полный метр и вот уже любимец публики. На самом деле все совсем не так.

В кино Гай влюбился после просмотра «Бутча Кэссиди и Санденс Кида» (как и Финчер), но не сильно стремился к величию. По его словам, до 25 лет от вообще ничем не занимался и не мог найти себе подходящего занятия. Двигателем все же стала британская реклама. Ричи был шокирован вопиющей бездарностью роликов и решил, что раз людям платят за это деньги и они сами себя не стыдятся называть режиссерами, то и он сможет этим заниматься. Но собственный фильм для Гая был целью номер один.

Будучи самоучкой, Ричи быстро оценил прелести клипового монтажа. Учитывая, что профессионального образования у него не было и запариваться глубоким изучением кинематографа (как Квентин) он не хотел, то рекламные трюки перекочевали в полнометражные работы. Ускоренная съемка, параллельный монтаж, зумы, игры с перемоткой, странные ракурсы камер — все это добавляет фильмам режиссера стиля, иногда даже чересчур. Практически во всех работах критики отмечают, что визуальная работа часто затмевает сюжетные перипетии.

Более того, один из любимых приемов Ричи — игра со временем (флэшбеки и флэшфорварды), тоже обусловлена в первую очередь желанием разнообразить картинку необычными решениями. Как говорит Гай: «Людям нравится все понятное, поэтому они любят «Карты, деньги, два ствола» и «Большой куш»». Именно реклама научила режиссера подбирать оптимальные инструменты для того, чтобы облегчить людям понимание фильма. Удивительно, что несмотря на сложные хитросплетения его первых двух картин, никто не жалуется.

Эгоист и везунчик

Ричи никогда не скрывал, что снимает ленты, опираясь исключительно на собственный вкус. Именно поэтому он так спокойно реагирует на критику своих работ. Если Финчером руководит желание создать хорошее кино, то у Гая желание попроще — сделать то, что ему понравится:

Если бы я сейчас сел смотреть «Карты, деньги, два ствола» или «Большой куш», то я бы не смог сказать, какая сцена будет дальше. Стыдно признаться, но мне бы даже, наверное, понравилось. Сидел бы как дурак и аплодировал своему собственному фильму.

Вопреки пониманию потребностей зрителя в понятном контенте, он позволяет себе сделать «Унесенные» (просто так, ради Мадонны) или «Револьвер» (называя его «эзотерическим джемом»). Не удивительно, что фильмы Ричи редко когда окупаются в прокате. Правда, на его карьеру это никак не влияет — после провалившихся «Агентов А.Н.К.Л.» был «Артур», который тоже показал плачевный результат в прокате. Остановило ли это Голливуд? Нет. Ждем «Аладдина» от Disney.

Такое везение свойственно Гаю. В поисках финансирования для «Карты, деньги, два ствола» он обратился к знакомому отца, Питеру Мортону (на минуточку, основатель сети Hard Rock Cafe) и тот свел его с племянником, Мэттью Воном, который согласился продюсировать ленту. Четверка позже попросила помощи у режиссерки Труди Стайлер и она решила частично профинансировать фильм. Причиной стала короткометражка Ричи The Hard Case, которую та каким-то образом видела. Бонусом, муж Стайлер, Гордон Самнер, даже согласился сыграть в картине. Ах да, его все знают под псевдонимом — Стинг.

Чем проще, тем лучше

Когда Ричи не снимает Мадонну и не пытается сварить эзотерический джем, то его картины делают все, чтобы облегчить жизнь зрителю (мы ведь писали об этом, да?). Центральные элементы стиля режиссера — использование закадрового голоса и титры — направлены на то, чтобы аудитория быстро разобралась с происходящим на экране. Во многом даже визуальные элементы этому помогают (вспомните бои в «Шерлоке Холмсе»). При этом Гай не считает, что сюжет картины должен быть простым — все его сценарные работы отличаются множеством персонажей и ветвистой историей.

Также помогают с подачей и диалоги. В отличие от Квентина, Ричи больше любит короткие реплики. При этом комедийный эффект обычно создается как раз за счет монологов, нередко абсурдных и неуместных, но в то же время наполненных «чеховскими ружьями». И как же забыть любимый прием режиссера — многократное повторение реплики персонажами.

В отличие от большинства режиссеров с авторским стилем, Гай не любит работать со сценариями. Сам он утверждает, что дело в огромных затратах времени — будучи только постановщиком, он успевает намного больше. Но все же Ричи любит дорабатывать сценарии уже по факту. Обычно он работает с коллегой Лайонелом Виграмом — тот пишет основу, а режиссер только вносит отдельные коррективы в сцены и диалоги. Именно поэтому его поздние, студийные работы мало похожи на дебютные.