Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Кто там стучит: как сериал «Во все тяжкие» изменил телевидение

Идеальный антигерой и новая структура повествования

Сами того не подозревая, американцы, смотревшие телевидение вечером 20 января 2008 года, стали свидетелями начала новой эры. Тогда на экраны вышла пилотная серия мрачной драмы о неудачливом, смертельно больном учителе, который решился продавать метамфетамин ради дополнительной прибыли. Если бы вы спросили тех самых зрителей, что они думают о новом сериале Винса Гиллигана, большинство наверняка бы сказало, что шоу «Во все тяжкие» вряд-ли доживет до второго сезона.

Длительное время рейтинги действительно хромали, но саге об Уолтере Уайте повезло – у странной истории быстро появилась пусть и небольшая, но преданная армия фанатов, а руководители канала до конца верили в творение Гиллигана. И не зря – финальный эпизод сериала смотрели уже рекордные 10.3 миллионов фанатов, а его влияние чувствуется и сегодня. Рассказываем, как «Во все тяжкие» изменили телевидение.

No more Mr. Nice Guy

Традиционная эволюция поп-культурного героя – знакомый и довольно заезженный процесс: протагонист живет своей жизнью, страдает от мелкого личностного недостатка, сталкивается с препятствием, которое вынуждает его измениться и перерождается в более совершенную версию себя. Порой режиссеры и сценаристы рискуют, ставя в центр истории антагониста или антигероя. В 2006 году, например, шоураннеры «Правосудия Декстера» шокировали зрителя, заставляя их сочувствовать серийному убийце. Но даже маньяк в исполнении Майкла С. Холла обладал четким моральным компасом и со временем стал чуть более человечным. Винс Гиллиган пошел новаторским путем – сначала показал нам напуганного, вежливого школьного учителя, который вызывал искреннее сочувствие, а затем превратил его в жестокого наркобарона, способного на любое преступление.

Становление героя обычно приносит зрителю надежду и удовольствие – наблюдая за тем, как эволюционирует простой человек, мы начинаем верить, что работа над собой и удача помогут и нам добиться успеха. Фанаты творения Гиллигана некоторое время тоже пытались идентифицировать себя с героем Брайана Крэнстона, радуясь каждой его расправе и демонизируя бедную Скайлер Уайт. Вот только очень быстро стало очевидно, что сериал – не ода простому «мужику из народа», а детальное исследование токсичной маскулинности. Жестокость и жадность Уайта стали причиной его падения, а образ самодеструктивного и недовольного своим социальным положением белого мужчины – грустным пророчеством, которое сейчас кажется актуальным, как никогда.

К слову, без Скайлер не было бы и нынешней моды на сильных героинь – хотя во время выхода «Во все тяжкие» персонажа Анны Ганн зрители страстно ненавидели (настолько, что актриса напрямую просила их прекратить забрасывать ее агрессивными письмами), она была предвестницей прогрессивных современных протагонисток. Единственный грех Скайлер — то, что она отказывалась смириться с криминальной деятельностью мужа, но аудитория сериала еще не была готова к женскому персонажу, который не просто служит молчаливым украшением кадра.

Неумолимое накаление атмосферы

Сюжет «Во все тяжкие» работает по всем законам античной трагедии – каждое действие имеет свои кармические последствия, и даже в те моменты, когда у протагониста все идет по плану, нас не покидает ощущение неизбежности судьбы. Пилотный эпизод сериала начался на пугающей ноте – Уолтер записывал прощальное обращение к своей семье, искренне веря, что сейчас его либо арестуют, либо убьют. Эффектные первые сцены снимали и до этого, но какой еще сериал начался на настолько мрачной ноте, а затем только сгущал краски?

Каждый эпизод заставлял зрителя с тревогой ждать следующего и гадать, что же произойдет дальше, а Гиллиган не разочаровывал: за эпичной сценой в пустыне последовали авиакатастрофы, перестрелки, убийства у бассейна и постепенное ухудшение психического здоровья протагониста.

К слову, еще одно важное отличие сериала от драм конца 90-х – все серии выстраивались в четкие сюжетные арки и были взаимосвязаны. Если бы кто-то постарался сделать что-то подобное на пять лет раньше, до массового использования интернета и телевидения on-demand, затея бы неизбежно провалилась, ведь такая сюжетная структура не позволяла зрителю пропустить хоть один эпизод.

До выхода «Во все тяжкие» телевидение рассматривалось преимущественно как средство для эскапизма – зрителя нужно было развлечь и заинтересовать, но точно не доводить до бессонницы. Творение Гиллигана наглядно показало, что зрители готовы еженедельно переживать за героя, прекрасно понимая, что ничем хорошим его история на закончится, тем самым проложив дорогу для условного «Рассказа служанки». Сам персонаж Уолтера стал началом тренда на мрачных антигероев, которые даже не пытаются измениться в лучшую сторону. Без него наверняка не было бы ни Фрэнка Андервуда, ни Раста Коула, ни даже Ребекки Банч из «Чокнутой бывшей».

Творение Гиллигана наглядно показало, что зрители готовы еженедельно переживать за героя, прекрасно понимая, что ничем хорошим его история на закончится, тем самым проложив дорогу для условного «Рассказа служанки».

Поколение новичков

Трансформация преимущественно комедийного актера в уважаемого драматического исполнителя – фраза, которая ассоциируется с удивительным преображением Мэттью Макконахи в «Настоящем детективе». И все же, Брайану Крэнстону удалось провернуть такой финт на пять лет раньше – изначально никто не мог поверить, что нерешительный Хэл из ситкома «Малкольм в центре внимания» сможет стать хладнокровным преступником. Сериал Гиллигана также дал карьерный толчок множеству малоизвестных молодых актеров: Аарон Пол и Кристен Риттер после окончания саги о Уолтере получили центральные роли в других успешных сериалах («Джессика Джонс», «Путь»).

Еще больше впечатляет то, как «Во все тяжкие» позволил развить таланты молодых режиссеров, продюсеров и сценаристов. Мишель МакЛарен (которая, к слову, дебютировала в «Секретных материалах» и поставила эпизод, написанный Гиллиганом) теперь считается безусловным авторитетом в телеиндустрии. Сценарист Сэм Кэтлин позже стал одним из создателей «Проповедника», а начинающий режиссер по имени Райан Джонсон спустя несколько лет поставил «Последних джедаев» и подписал контракт на ещё три фильма о вселенной «Звездных войн». Согласитесь, неплохая компания.

Сериал «Во все тяжкие» не потерял свою актуальность и любовь фанатов даже сегодня – в 2018 году закончился четвертый сезона спин-офф сериала, драма «Лучше звоните Солу», которую многие критики хвалили не меньше саги о Уолтере Уайте. Но больше всего поклонников Гиллигана порадовало недавняя новость о том, что шоураннер снимает полнометражную ленту о (если верить слухам) приключениях Джесси Пинкмана. Пусть преступная жизнь привела героя Крэнстона к довольно печальному финишу, его дело живо, а коронная фраза I am the one who knocks еще не скоро выйдет из нашего обихода.