Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Зови меня Суспириорум

Реинкарнация культовой ленты Дарио Ардженто

Ремейки классических ужастиков – давняя и, в большинстве случаев, бессмысленная традиция. Формула проста – дождаться, пока зрители позабудут об оригинальной ленте, осовременить центральный замысел истории и наряды главных героев, собрать солидную кассу и, спустя лет 15, повторить, игнорируя раздраженные стенания фанатов. В случае с культовой «Суспирией» Дарио Ардженто дело обстояло иначе. Лука Гуаданьино сразу заявил, что его интерпретация будет максимально отдаленной от эстетики джалло, события ленты перенесут из Фрайбурга в разделенный Берлин, а вместо знакового саундтрека будет музыка Тома Йорка.

С одной стороной, такой подход заинтриговал своей смелостью, а с другой – показался немного богохульным. В конце концов, картина Ардженто прославилась не благодаря своему сюжету, а ярким визуальным стилем (который воссоздали даже Arctic Monkeys) и прог-рок саундтреком группы Goblins, который до сих пор считается одним из самых эффектных в истории кино. Отбросив все, что сделало оригинальную «Суспирию» настолько влиятельной, Гуаданьино развязал себе руки, но вызвал закономерный вопрос – в чем вообще суть такого обращения к старой истории? К счастью, нашелся достойный ответ – новая картина оказалась вовсе не ремейком (и даже не совсем ремиксом, как утверждал режиссер), а полноценной реинкарнацией.

Костяк остался на месте, но оброс еще более тонкими метафорами, сложными персонажами, жуткой атмосферой и неожиданно эмоциональным подтекстом. Во время неспокойной Немецкой осени 1977 года, американская танцовщица Сьюзи Беннион (Дакота Джонсон в одной из лучших ролей за всю карьеру) приезжает в Берлин, чтобы исполнить давнюю мечту – поступить в легендарную танцевальную академию Маркос. Несмотря на то, что девушка выросла в строгой семье меннонитов и является самоучкой, ее врожденный талант сразу привлекает внимание харизматичного главного хореографа, Мадам Бланк (Тильда Суинтон). Вот только в академии все нет так радужно, как может показаться на первый взгляд – ученицы исчезают при загадочных обстоятельствах, а саму Сьюзи сразу после переезда начинают мучить жуткие ночные кошмары.

Режиссер подчеркивал в интервью, что лейтмотив его фильма – материнство, но тут эта роль неразрывно связана с властью и ее злоупотреблением.

Странные события в академии привлекают внимание престарелого психоаналитика доктора Клемперера (еще одна роль Суинтон), пережившего Холокост и болезненно реагирующего на любые преследования и несправедливость. К слову, этот персонаж – аллюзия на Виктора Клемперера, писателя и журналиста, который исследовал тоталитарное мышление и использования языка ненависти в нацистской Германии. В отличие от «Суспирии» Ардженто, которая почти никак не обращалась к политической повестке, работа Гуаданьино напичкана аллюзиями и социальной критикой. Напротив школы танцев стоит знаменитая стена, по радио и телевидению постоянно транслируются новости об угоне самолёта «Ландсхут» террористами из национального фронта освобождения Палестины, и даже «Volk», брутальный коронный номер коллектива Мадам Бланк намекает на вездесущую тень Второй мировой войны. Сам режиссер подчеркивал в интервью, что лейтмотив его фильма – материнство, но тут эта роль неразрывно связана с властью и ее злоупотреблением.

Танец, по-своему, тоже черная магия – он завязан на преодолении естественных возможностей человеческого тела, на превращении почти невозможных физических действий в легкое и красивое зрелище для толпы. Музыка скрывает тяжелое дыхание танцоров и скрип паркетных досок, а вычурные наряды и яркий сценический макияж – гримасы уставших исполнителей, мозоли и ссадины на их телах. Возможно, поэтому балерины так давно очаровывают поп-культуру – зловещий дуализм красоты и жертвенности впервые появился еще в 1945 у Ганса Кристиана Андерсена, а затем вдохновил не один десяток авторов. И все же, мало кому удавалось передать взаимосвязь красоты и страданий настолько умело, как Гуаданьино (и не только потому, что моментом катарсиса служит хореографическая постановка). Одна из самых блестящих и жутких сцен во всем монументальном (хронометраж – чуть больше двух часов) фильме накладывает триумфальный танец Сьюзи Бэннион на гротескную смерть ее коллеги. Пока протагонистка подпрыгивает и выполняет дикие, почти ритуальные движения, неведомая сила буквально выворачивает тело другой девушки. Не буду описывать подробности, но это точно один из самых страшных моментов из хорроров последних лет.

Suspiria/ Оригинальное название

152 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
22 ноября 2018 / ПРЕМЬЕРА

ужасы ЖАНР

РЕЖИССЕР:
Лука Гуаданьино

СЦЕНАРИЙ:
Дарио Ардженто
Дария Николоди
Дэйв Кайганич

В РОЛЯХ:
Дакота Джонсон
Тильда Суинтон
Хлоя Грейс Морец
Миа Гот
Джессика Харпер
Ангела Винклер
Рене Саутендейк

ПРОКАТЧИК:
Volga

Грустный, но действительно добрый финал как раз и выделяет ленту среди бесконечного количества пугающих и давящих на психику картин.

В «Суспирии» почти нет джампскеров и заезженных приемов из страшилок – вместо того, чтобы подпрыгивать от легкого испуга, готовьтесь содрогаться, кривиться от отвращения и неодобрительно покачивать головой. И дело даже в не в отдельных сценах убийств – благодаря операторской работе Сэйомбху Мукдипрома (наиболее известного по предыдущей ленте Гуаданьино, мечтательной любовной драме «Зови меня своим именем») картина наполнена чрезвычайно тактильной атмосферой дискомфорта. Как будто вы весь сеанс стоите босиком на слегка мокром, холодном кафельном полу, а из окна еще и сквозит. Парадоксально, но поп-рок саундтрек Тома Йорка не усугубляет ощущение животного ужаса, а позволяет воспринимать события на экране чуть мене буквально, местами вызывая ощущение, что все это – клип на новую песню Radiohead.

Пожалуй, самый шокирующий аспект фильма – его концовка. Когда зрителя уже подташнивает от горючей смеси насилия, пессимизма и безысходности положения героев, режиссер заканчивает своё высказывание на светлой, пусть и меланхоличной ноте. Этот грустный, но действительно добрый финал как раз и выделяет ленту среди бесконечного количества пугающих и давящих на психику картин, а заодно – позволяет Дакоте Джонсон показать разносторонность своих способностей. Судя по скромным кассовым сборам «Суспирии», планы Гуаданьино на сиквел в ближайшем времени так и не реализуются, но это даже к лучшему – лента является законченным и логичным произведением искусства. К тому же, даже зрители, высоко оценившие художественные достоинства картины, вряд ли горят желанием еще раз пережить подобную эмоциональную встряску.

Визуальный стиль «Суспирии» настолько оригинальный, что вызывает вполне закономерное чувство дискомфорта – джампкаты, внезапная фокусировка, резкий внутренний монтаж и плавные отъезды камеры на общий план.

Прежде чем идти на этот фильм, обязательно ознакомьтесь с мифологией мира Ардженто – хотя в ремейке почти нет фирменных красок оригинала, без понимания истории Трех Матерей сюжет действительно рискует показаться слишком запутанным и абстрактным. А вот идти или не идти на «Суспирию» – личный выбор каждого, тут я даже не стану ничего советовать, ведь картина действительно не из простых для просмотра. Перефразируя Мадам Бланк, «это должно быть добровольным решением». Только попкорн даже не покупайте – вам будет не до него.

Комментарий довольного редактора

Визуальный стиль «Суспирии» настолько оригинальный, что вызывает вполне закономерное чувство дискомфорта – джампкаты, внезапная фокусировка, резкий внутренний монтаж и плавные отъезды камеры на общий план. «Суспирия» дает очень четкий привкус холодного итальянского неореализма, который соединили с классическим японским хоррором (в особенности это касается сцен снов протагонистки). Между тем сценарно это кино замкнуто в собственной мифологии, постичь которую не всегда получится. Ближе к финалу лента даже пустится в легкий абсурд, озвученный к тому же не всегда уместной музыкой Тома Йорка. В нескольких сценах его саундтреку откровенно не хватает «авангардистской тяжести». В целом же политические параллели наталкивают на мысль, что в ведьминском шабаше Гуаданьино видит не только зловещий потусторонний смысл, а и некий акт гражданского сопротивления со стороны женщин. Сильный феминистический заряд проявляется в череде героев, вплоть до доктора Клемперера в исполнении загримированный Тильды Суинтон. Единственного мужского персонажа, который вступает в конфронтацию с руководительницами школы Маркос, сыграла, опять же, женщина. В мире «Суспирии» понятие сильного пола режиссер нивелирует буквально.

Ratings in depth

  • #ЖиваяКлассика
10 10

Review overview

Summary

Ratings in depth

  • #ЖиваяКлассика
10 10