Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Нерисованная проблема: почему анимация страдает от «детского» клише

Почему восприятие мультфильмов как развлечения для детей уничтожает искусство

В 1991 году списки номинантов на «Оскар» выглядели несколько непривычно — впервые в истории анимационная лента сумела попасть в категорию «Лучший фильм» (речь о «Красавице и чудовище»). Спустя 4 года «История игрушек» принесла почетную статуэтку Киноакадемии своему «отцу» Джону Лассетеру, а через десятилетие после выхода на экран истории любви Белль, «Оскарами» начали награждать полнометражные мультфильмы — растущая популярность жанра принесла ему отдельную номинацию.

С тех пор прошло уже 27 лет. За пределы «профильных» наград умудрился выскочить исключительно Pixar, а критики, оценивая анимацию, каждый раз вынуждены выдумывать новые негативные комментарии, описывая скудную мораль, банальные шутки и катастрофическую вторичность. При этом всем мысль «мультики — это для детей» все еще жива в головах зрителей, а попытки нескольких игроков рынка вывести жанр на новые высоты постоянно разбиваются о лень конкурентов. Так почему же анимация не развивается? И стоит ли воспринимать ее серьезнее, чем полуторачасовую няню для детей?

Нажмите кнопку «Редактировать», чтобы изменить этот текст. Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.

Желание хайпануть на мультфильмах привело к падению общих рейтингов.

Особенности, куда без них

Я понимаю, что для массового зрителя и тем более для детей, вопрос качества анимации не стоит. Вы когда-нибудь слышали, чтобы люди после просмотра «Ледникового периода 3/4/5» жаловались на нестыковки в сюжете? На глупые диалоги? Единственное, что раньше было предметом нытья со стороны взрослых зрителей — излишняя «детскость». Но как только Disney в своей «новой волне» показал, что шутки могут работать на обе аудитории (вспомните потрясающие импровизации Робина Уильямса, когда его Джинни превращался в Джека Николсона или Вуди Аллена), проблема испарилась. Теперь смешно не только детям, но и взрослым. Идеальное развлечение.

На этом стоило бы закрывать обсуждение темы, если бы не Pixar. Начиная с «Истории игрушек», старшее поколение внезапно поняло, что сопереживать анимационным героям можно не хуже, чем Киану Ривзу и Шарлиз Терон в «Сладком ноябре», а финал любого творения студии обычно не обходится без всхлипов и «ой, что-то в глаз попало» даже от самых суровых и «каменных» людей. Пример компании оказался заразительным, что подарило мировому кинематографу «Железного гиганта», «Шрека», «Труп невесты», «Уоллес и Громит» и прочие не менее известные ленты.

Пик первой волны «умной и развлекательной анимации» пришелся на 2004-2006. Pixar наращивал темпы «Поисками Немо», «Рататуем» и «Вперед и вверх!», DreamWorks сделали удачную ставку на сиквел приключений Шрека и сотрудничество с Aardman («Уоллес и Громит»), а Sony выпустили приличный Monster House. Любопытно, что такое разнообразие хороших фильмов существенно завысило ожидание критиков — «Мадагаскар» и «Ледниковый период» получили смешанные отзывы. Посмотрев на ситуацию с точки зрения истории, ситуация кажется довольно комичной: в следующие годы более слабые продолжения были оценены выше из-за очень низкого уровня конкурентов.

Начало 2000-х повлекло вливание дополнительных средств в анимацию, что сказалось на рынке с ограниченным количеством кадров. Желание хайпануть на мультфильмах привело к падению общих рейтингов. Если постепенная работа Pixar и авторитет Disney принесли им огромный штат аниматоров высшего класса, позволяющих выдавать качественный контент, то у конкурентов с этим оказались большие проблемы. Довольно быстро студии выработали действенную схему: удачный оригинальный фильм, за которым следуют продолжения, выжимающие максимум из кошелька зрителя. Изредка студия может позволить себе работу с авторским контентом (Уэс Андерсон, Гильермо Дель Торо) для имиджа. Параллельно с сиквелами создается еще одна новая история и все продолжается, продолжается и продолжается.

Этому способствует и специфичный рынок анимации — больше денег тут приносит не прокат, а фирменная продукция и продажа картины на носителях для домашнего просмотра. Воспитание телевизором требует постоянных ярких картинок и родители редко когда анализируют их качества.

Критический подход

Если до начала 90-х критикам особенно не приходилось обозревать массовую анимацию, то «новая волна» от Disney заставила считаться с собой. «Русалочка», «Аладдин» и представители той эпохи были достаточно качественными, чтобы анализировать их с точки зрения «взрослого» кинематографа. Дальше добавился Pixar, за ним последовал DreamWorks, что только помогало развивать качественный критический подход к жанру.

После прихода «больших денег», внезапно стало туго. Индустрия столкнулась с тем, что многие студии просто решили добавить широкий прокат в перечень доходной части анимации — в кинотеатрах появились откровенно детские истории, приправленные несколькими взрослыми шутками. Критики бросились ругать фильмы, но с контекстом пришлось мириться — ленты, которые раньше могли рассчитывать разве что на хмыканье и саркастичный тон, начали получать сдержанные отзывы из-за совсем катастрофических конкурентов.

Для наглядной иллюстрации посмотрим на среднюю оценку студии на Metacritic:

0
Pixar
0
Laika
0
Disney (до прихода топ-менеджмента Pixar)
0
Disney (после прихода топ-менеджмента Pixar)
0
Illumination
0
DreamWorks
0
Fox Animation
0
Sony Animation

Стоит сказать, что высокий балл Laika («Коралина», «Кубо и легенда самурая») — результат работы студии со стоп-моушн анимацией и тщательного подбора проектов.

DreamWorks, в свою очередь, является прекрасным примером скудного рынка аниматоров — студия честно пыталась сделать ставку на оригинальные фильмы, но после нескольких ощутимых провалов (особенно с «Защитниками снов») оказалась на грани банкротства и была куплена Comcast. Точнее — их дочерней компанией Illumination, которая нашла неиссякаемую золотую жилу миньонов.

Появляется вопрос — так если для анимации прокат совсем не главное, а критики так агрессивно настроены, то почему не сконцентрироваться на выпуске одной-двух хороших лент? Ответ прост — бокс-офис.

Студиям проще эксплуатировать сиквелы, чтобы зарабатывать деньги, а их качество никого не интересует.

Вопрос проката

Если смотреть на показатели исключительно американского проката, то вывод созвучен с написанным ранее — умная анимация интереснее, приносит больше и вообще нужно работать в этом направлении. Из десятка лидеров сборов США только три позиции не у Disney и Pixar («Гадкий я 2», «Шрек 2» и «Секретная жизнь домашних животных»). А вот мировой прокат показывает совсем другие цифры.

В ТОП-100 мирового проката можно найти «Миньонов» (второй результат среди мультфильмов, больше миллиарда), вторую и третью части «Гадкого я» (разнесенные критиками), третью и четвертую части «Ледникового периода» (нет слов), триквел «Мадагаскара» (молчание) и заключительную главу «Шрека» (да, с Румпельштильцхеном).

Как видите, ситуация получается сложная. Талантливых аниматоров слишком мало, чтобы выпускать много хорошего контента. Студиям проще эксплуатировать сиквелы, чтобы зарабатывать деньги, а их качество никого не интересует. Так что аниматорам либо приходится заниматься плохим продуктом (что не развивает их талант), либо уходить в Disney и Pixar с их отлаженной культурой, создавая дикий перекос в качестве.

Анимация будущего

Может показаться, что ситуация, которую я описываю, надумана и ничего плохого в себе не несет. Подумаешь, большинство студий все еще ориентируются на детей. Во «взрослом» кинематографе плохих фильмов тоже на порядок выше, чем хороших. Что тут такого?

Проблема в том, что желая заработать и эксплуатируя идею «детскости» анимации, Голливуд ограничивает и угнетает мощный медиум, который способен реализовать идеи намного сложнее, чем лайв-съемка, даже с помощью CGI. Как показывают Adult Swim и их конкуренты, потенциал анимации настолько велик, что увидеть его потолок невозможно. Работы Уэса Андерсона, Тима Бертона, Laika и Pixar показывают, что полнометражный формат существенно отличается от сериального и дает совсем другие инструменты для диалога.

«Монстры на каникулах 3» — идеальный пример. При потенциале Дженнди Тартаковски (автора «Самурая Джека» и «Лаборатории Декстера»), студия загоняет его в рамки, позволяя творить только стерильное, банальное кино. Зачем напрягаться, если «мультики — они же для детей»? Таким подходом она только укрепляет нежелание зрителей обращать пристальное внимание на анимацию. Результат подобных решений можно проиллюстрировать экспериментами Уэса Андерсона («Фантастический мистер Лис», «Остров собак»), которые не окупились.

Так что пока деньги побеждают творчество. Ждем новую «новую волну»?

Нажмите кнопку «Редактировать», чтобы изменить этот текст. Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.