Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Когда Тони встретил Дона

Духоподъемное роуд-муви без лишней драматичности, но с рождественским чудом

История, как известно, склонна повторяться. Фэшн-индустрия, к примеру, уже сделала свой виток и вновь пошла по пройденному маршруту — всегда модный ретро сейчас на этапе то ли 90-х то ли 2000-х. Можно ли в таком ключе говорить о кино? Если без универсальных заключений, то можно вполне. Квентин Тарантино возрождает вестерн, Дэмьен Шазелл берется за романтические мюзиклы, а Disney переснимает собственные классические сказки. «Зеленая книга» в этой всегда модной ностальгии займет особенное место, но не благодаря жанру, а скорее режиссерскому и сценарному подходу к истории. Лучше всего эта лента характеризуется терминами «crowd pleaser» и «feel good movie»: такое кино не снимали уже лет двадцать (это Аня не видела «Паддингтона» — прим. главреда), так что редкие попытки воссоздать на экране прямолинейную сказку без острых углов вызывают как минимум умиление. Не поддаться обаянию такой истории довольно сложно, что в целом можно считать как достоинством фильма, так и его недостатком. Рассказываем, почему.

Осень 1962 года. Итало-американец Тони Валлелонга (Вигго Мортенсен), бывший водитель мусоровозов, а нынче вышибала в модном нью-йоркском клубе Copacabana, остается без работы на ближайшие два месяца. Решение проблемы приходит довольно быстро — предложение поработать личным водителем у знаменитого пианиста Дона Ширли (Махершала Али) на время длительного турне его трио. Платят хорошо, но у путешествия есть нюансы: Дон — темнокожий, а турне будет проходить по южным Штатам вплоть до Алабамы. К тому же придется оставить семью и во время поездки следить, чтобы Ширли остался невредим. Здесь какую-никакую помощь путешественникам окажет «Зеленая книга», которую музыкант получает от звукозаписывающей компании. Это путеводитель по заведениям США, где темнокожим не откажут в обслуживании, от дешевых дайнеров до мотелей.

Зеленая книга» — это внезапно лаконичное кино с правильными акцентами и без сгущения красок.

Игнорировать сам факт того, что «Зеленая книга» покорила Голливуд, невозможно. Полусерьезный и полукомедийный роуд-муви Питера Фаррелли уже завоевал три «Золотых глобуса», четыре номинации BAFTA и премию Гильдии продюсеров. Теперь лента еще и претендует на пять «Оскаров» и, самое главное — рискует забрать ключевой трофей в категории «Лучший фильм». В чем успех такого простодушного фильма о расовой нетерпимости, где нет ни надрывной драмы в духе Стива МакКуина, ни изобретательной постановки в стиле Барри Дженкинса?

«Зеленая книга» — это внезапно лаконичное кино с правильными акцентами и без сгущения красок. История вроде бы основана на реальных событиях, здесь даже соавтор сценария — сын Валелонги, Ник. Между тем, родственники Ширли уже успели обвинить ленту в неправдивости. Но как можно осуждать фильм, в котором изначально сюжет как будто заточен под рождественское чудо?

Green Book/ Оригинальное название

128 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
24 января 2018 / ПРЕМЬЕРА

драмеди ЖАНР

РЕЖИССЕР:
Питер Фарелли

СЦЕНАРИЙ:
Ник Валлелонга
Брайан Хэйес Карри
Питер Фаррелли

В РОЛЯХ:
Вигго Мортенсен
Махершала Али
Линда Карделлини

ПРОКАТЧИК:
Arthouse Traffic

Фарелли сознательно не обличает никого, а использует тему сегрегации и классового неравенства с одной единственной целью — создать, ни много ни мало, гимн человеческому достоинству и эмпатии.

Трудности неприятия обществом и бытовой расизм здесь призваны лишь сблизить непохожих и сперва не доверяющих друг другу мужчин. К реальным шагам в пользу терпимости еще далеко, никто не перевоспитает Юг, также как и не даст универсальный ответ, как жить в мире, где темнокожий на заднем сидении и белый на водительском вызывают недоумение. Зато протагонисты всячески обогатят внутренний мир друг друга: Дон научится есть курицу руками, а Тони — писать романтические письма жене, и такой сюжетный поворот едва ли можно считать спойлером.

Предугадать эту очевидно-маловероятною дружбу довольно легко, однако харизма актеров и достойное исполнение спасают это кино от предсказуемости. Вигго Мортенсен и Махершала Али — точное попадание в цель. Для роли Валелонги Мортенсен набрал 20 килограмм и освоил специфическое итало-американское произношение. Своего Тони он показывает слегка утрируя, в духе олдскульного гангстерского кино у какого-нибудь Скорсезе, но чрезвычайно обаятельно и самоотверженно. Он любит жену и детей, возможно даже больше, чем еду, но это не точно — посчитать съеденное им количество сэндвичей и пицц в этом кино довольно сложно.

Доктор Ширли в исполнении Али — интеллектуал-сноб, живущий в апартаментах под крышей Карнеги-холла. Он знает русский (первый темнокожий студент Ленинградской консерватории!), но никогда не слышал Литл Ричарда и Арету Франклин. Махершала наделяет персонажа легкой меланхолией и отчужденностью. Так что свою функцию бадди-муви «Зеленая книга» исполняет образцово — сводит две противоположности, которые своими контрастами дополняют друг друга.

Предугадать эту очевидно-маловероятною дружбу довольно легко, однако харизма актеров и достойное исполнение спасают это кино от предсказуемости.

Впрочем есть один нюанс, который дает ощущение, будто Фаррелли в своем кино ходит по краю. Режиссер вроде бы не стесняется демонстрировать малопривлекательные черты погрязнувшего в расизме американского общества — даже сам Тони в начале ленты выбрасывает в урну собственные стаканы, с которых пили темнокожие сантехники, посетив его дом. В то же время «Зеленая книга» дает стойкое ощущение, того, что автор не желает развивать спорные темы. В таком случае каждый для себя сам решит, принимать ли фильм, который только признает горечь проблемы, но не берется заниматься ее деконструкцией или хотя бы лирическим углублением.

Да, эта история умудряется по касательной заклеймить и расизм, и гомофобию, сохраняя при этом легкий, почти дружелюбный тон, чуждый современным драмам. В то же время «Зеленая книга» — это эссе о мужской дружбе и важности семьи, высказывание на тему нетерпимости и самое главное — драмеди о том, как музыка способна всех нас помирить и свести за одним столом (или барной стойкой). Добавьте сюда привычную духоподъемною экспрессию, присущую классическому американскому кино. Теперь вероятный «Оскар» в категории «Лучший фильм» уже не кажется чем-то странным.

Ratings in depth

  • #НеПридраться
8 10

Review overview

Summary

Ratings in depth

  • #НеПридраться
8 10