Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Американская история ужасов 1984»: вторая серия

Продолжаем убиваться

Если вы вдруг пропустили этот момент, спешу напомнить – на прошлой неделе стартовал новый сезон главного хоррор-сериала последних лет. Первый эпизод «Американской истории ужасов: 1984» показался неожиданно прямолинейным: Райан Мерфи продемонстрировал нам динамичный оммаж классическим слэшерам 80-х, почти не ссылался на предыдущие сезоны и не удивлял странными сюжетными поворотами. Как и большинство других фанатов «АИУ», я отнеслась к этой простоте с подозрением – неужели вся история будет шаблонным ретро-ужастиком о летнем лагере?

Судя по второму эпизоду, все действительно сложнее, чем кажется на первый взгляд. Например, тут уже есть намеки на путешествия во времени, загадочные анаграммы и прочие подсказки. Рассказываю, на что точно стоит обратить внимание.

Безумие и отвага

В первом эпизоде протагонисты решили покинуть на лето Лос-Анджелес и отправиться в лагерь Рэдвуд, где как раз не хватало парочки вожатых. Решение было частично вызвано суматохой в городе – там как раз проходила олимпиада, и герои не хотели проводить время в набитом, шумном мегаполисе. Дополнительным фактором послужило то, что в Калифорнии появился новый серийный убийца, который регулярно пробирался в квартиры горожан и расправлялся с ними самым жестоким образом. Увы, смена локации не сильно помогла ребятам – убийца из Лос-Анджелеса упал им на след, а в придачу к нему в Рэдвуд приехал еще один маньяк, некий мистер Джинглс. В 1970-х он зарезал почти всех детей в этом лагере, а теперь оказался на свободе и решил вернуться в место былой славы.

Брук (Эмма Робертс) первой почувствовала, что в Рэдвуде что-то не так, но никто не поверил словам девушки. Бывает ли в слэшерах как-то по другому? Впрочем, дело не только в Брук – доктор Хоппл (психиатр, лечившая Джинглса) тоже пыталась предупредить героев об опасности, но директриса лагеря Маргарет (Лесли Гроссман) заявила, что не собирается закрывать комплекс и до последнего будет бороться с маньяком. Вообще, поведение Маргарет кажется уж очень подозрительным (или невозможно смелым) – складывается впечатление, будто она и не против, чтобы Джинглс вернулся в Рэдвуд.

Насчет этого уже есть парочка действительно любопытных теорий. Например, многие обозреватели уверены, что это Маргарет убила всех этих детей в 1970-х, либо работая вместе с Джинглсом, либо просто подставив мужчину. Это бы объяснило, почему она настолько спокойно реагирует на появление Рамиреса и разговаривает с маньяком, как опытный мастер – с юным дарованием.

Травмы прошлого

Вы ведь помните, что у каждого героя толкового хоррора должна быть как минимум одна шокирующая тайна? У наших вожатых с головой хватает самых разных секретов. Например, Брук в этом эпизоде рассказала Монтане (Билли Лурд) о том, как пережила жуткую травму во время своей свадьбы. Жених героини Эммы Робертс прямо в церкви обвинил девушку в том, что она ему изменяет, застрелил ее отца, убил своего свидетеля, а затем наложил на себя руки. И все это нам показали под White Wedding Билли Айдола – уж с черным юмором у Райана Мерфи все в порядке.

В то время, как Брук рассказывала эту кошмарную историю, Ксавьер (Коди Ферн) тоже был вынужден переосмыслить свое прошлое – он столкнулся со своим богатым старым любовником, который когда-то заставлял юношу сниматься в гей-порно! В попытке «откупиться» от покровителя, Ксавьер пообещал найти себе замену – например, красавца Тревора, из которого как раз получился бы замечательный порноактер. Чтобы не тратить зря время, герой Коди Ферна отвел своего папика (да, sugar daddy звучит лучше) к мужскому душу, чтобы тот смог подглядывать за Тревором и оценить все его достоинства. Стоило бедному Блейку (кажется, любовника Ксавьера звали именно так) удобно присесть возле щели в стене, как его зарезал мистер Джинглс. Ну, или Рамирес – не стоит забывать, что в лагере теперь орудуют два маньяка.

Знаю, описанные мною сцены звучат уж очень похоже на какой-то сомнительный фанфик: тут и переизбыток мелодрамы, и странная зацикленность на мужской анатомии, и сомнительные совпадения. Мне кажется, все это намекает на уже озвученную теорию о том, что в первых эпизодах мы видим сюжет кэмпового ужастика. Вполне возможно, что дальше сериал будет показывать съемки этого фильма, на которых тоже будут происходить странные убийства.

Привидения или путешественники во времени?

В первом эпизоде протагонисты чуть не сбили загадочного хиппи, которого позже зарезал мистер Джинглс. Во второй серии персонаж почему-то оказывается более чем живым, и его дважды убивает удивленный Ричард Рамирес. На этом сюрпризы не заканчиваются – вскоре выясняется, что этот самый хиппи впервые погиб еще в 1970-м! Любопытно, что Маргарет уж очень решительно допрашивает мужчину о том, что он увидел в ту ночь, когда мистер Джинглс якобы зарезал всех отдыхающих. Этот нюанс тоже играет на руку теории о том, что именно она является настоящей убийцей. К слову, бессмертного хиппи зовут Джонас Шевур, а на английском это является анаграммой имени «Джейсон Вурхиз»! Что это – важная подсказка или очередной референс к старым ужастикам?

Но давайте вернемся к главному вопросу этой недели – каким образом этот мужчина вновь и вновь оживает? Возможно, он – привидение, которое до последнего считало себя живым. Подобные истории уже были в «АИУ», например, в первом сезоне. Или же все посетители Редвуда могут быть духами, заключенными в странном чистилище, где на них постоянно охотятся жуткие маньяки, а беспросветная ночь никогда не заканчивается.

Да, такая теория звучит слегка дико, но на этот счет есть парочка вполне убедительных аргументов. Во-первых, почти каждый из героев пережил довольно серьезную травму, которая могла заставить его покончить с собой. Чэд потерял карьеру из-за публичного скандала, Ксавьер был вынужден сниматься в порно, а у Брук была, пожалуй, самая ужасная свадьба в истории ужасных свадеб. Во-вторых, посмотрите внимательно на логотип этого сезона – в нем подчеркнута восьмерка, которая обычно считается символом вечности и замкнутого цикла. Смахивает на конспирологию? Пускай. Но после того, как Райан Мерфи ошарашил нас метамодернистским шестым сезоном, стоит быть готовыми ко всему.