Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Эпизод восьмой: «Искатели ведьм»

Среди главных правил путешествий во времени, Доктор всегда озвучивал непоколебимое «не вмешивайтесь в ход истории, держитесь в стороне». Так что в большинстве исторических эпизодов «Доктора Кто» преобладал взвешенный тон и не слишком поспешный ритм рассказа. Об «Искателях ведьм» складывается совершенно противоположное мнение — здесь протагонисты не сдерживают себя и буквально бросаются в омут с головой чтобы повлиять на ход событий. В результате именно в восьмом эпизоде Крис Чибнелл чуть ли не впервые использует потенциал Доктора-женщины, выдает неплохого «монстра недели», но страдает от скомканного финала.

Желая посмотреть на коронацию Елизаветы І, команда ТАРДИС оказывается в Ланкашире 17-го века. Картинка кажется ужасно идиллической пока не оказывается, что на местной ярмарке вот-вот произойдет казнь знахарки, которую заподозрили в связи с дьяволом. «Если она умрет, она невиновна, но если она выживет, значит это ведьма, которую мы казним» — звучит уже известное и совершенно парадоксальное умозаключение от местной владелицы земель Бекки Севедж. Пытаясь спасти утопающую, Доктор вмешивается в историю, а потом и вовсе берется расследовать, что происходит в деревне, в которой уже успели казнить 36 женщины.

Уроки истории

Чибнелл уже успел показать неплохую обознанность и интерес к историческим событиям (причем даже за пределами Англии) в памятных эпизодах «Роза» и «Демоны Пенджаба». В восьмой серии шоураннер возвращается назад в Англию, чтобы рассказать хоть и о несущесвующем поселке Байлхерст Крегг, но с вполне реальной исторической основой. Суд над ведьмами Пендл-Хилла — одна из темнейших страниц Англии, когда в 1612 году в Ланкастерском замке было повешено десять женщин по обвинению в колдовстве.

Здесь почести прежде всего стоит отдать сценаристке Джой Уилкинсон и постановщице Салли Апраманиан. Это первый эпизод в истории «Доктора Кто», который был написан и срежиссирован исключительно женщинами. К слову, феминистический заряд проходит красной нитью по всему эпизоду, но об этом позже.

В историческом эпизоде без подлинных известных персон не обойтись. В «Охотниках на ведьм» таким выступает король Яков І, который появляется в начале серии как Бог из машины, чтоб привести в действие главный конфликт — разыскать и казнить всех ведьм в округе. Роль монарха исполнил Алан Камминг, известный по сериалу The Good Wife. С одной стороны мы имеем вполне традиционный для сериала образ, в котором исполнитель, казалось бы обыгрывает все более-менее известные стереотипы из биографии Якова — от паранойи и увлеченности демонологией до скрытой гомосексуальности. Английский правитель в исполнении Каминга получился достаточно гротескным и комедийным, чтобы не отягощать аудиторию сериала мрачным ведьминским сюжетом и ходячими мертвецами, которые в определенный момент появляются на экране. Нам еще надолго запомнятся его попытки флирта с «нубийским принцем» Райаном и фразы о том, что женщины склонны к шумным сплетням. Вместе с тем, Каминг не упускает возможности вывести Якова из одномерной плоскости, показать не только узость его патриархальный взглядов, но невероятную образованность и способность быть достойным по интеллекту соперником Доктора. Чуть ли не впервые за весь сезон галлифрейца удается зацепить именно Якову, который спрашивает «Что вы пытаетесь скрыть за именем Доктора?».

Доктор-ведьма

Даже иронично, как на протяжении всего сезона Чибнелл акцентировал внимание на том, что гендер Доктора не важен, только для того, чтобы в восьмом эпизоде столкновение полов, сексисм и гендерные предрассудки чуть было не стоили Тринадцатой жизни. Как только в эпизоде показали суд на ведьмой, стало ясно, что ближе к финалу так или иначе в цепях окажется сама Доктор, размахивающая звуковой отверткой перед напуганными и необразованными селянами.

Перед премьерой одиннадцатого сезона мы уже говорили о том, что новый кастинг и кардинальная смена Доктора — это не просто ответ на тенденции времени, в котором появляется все больше историй с женщинами-протагонистками. Это еще и новые сценарные возможности развивать сюжеты так, как это не получилось бы с Доктором-мужчиной. Кажется, только теперь Чибнелл осознал такую привилегию. Однако в «Искателях ведьм» все еще чувствуется упущение — Тринадцатая попросту не выдает такой мощи (к примеру в тех же финальных монологах), какую выдавали ее предшественники. В эпизоде, где женщин фактически порицают за знание и неумение держать язык за зубами, персонаж Джоди Уиттакер, как носитель прогрессивных идей из будущего, могла бы провозгласить настоящий феминистский манифест. Почему этого не случилось — не ясно.

Возможно дело в том, что авторы поставили на новый формат протагониста — анти-супергероя, работающего в команде. На самом деле нет ничего плохого в более уязвимом и эмоциональном Докторе. Только то, что таким оказалась именно Тринадцатая, то есть женщина, наталкивает на мысль о гендерных предрассудках уже со стороны Криса Чибнелла.

Проблемы сценария

Пока что среди главных недостатков одиннадцатого сезона — отсутствие действительно памятного монстра недели. Новый эпизод неплохо справляется с этой задачей, обеспечив нам некую комбинацию зомби и ведьмы, которые оказываются бесформенной расой Мороксов, заполняющих мертвые тела землян, как сосуды. Реальная проблема таких инопланетян в том, что мы так и не узнали, какую же на самом деле опасность они несут. Сценаристы лишили этих антагонистов возможности атаковать, вновь отдав все злодейское внимание людям, а именно — землевладелице Бекки с черными слезами и топором под кроватью — образцовая викторианская ведьма.

Впрочем, даже не антагонист стал основной проблемой «Искателей ведьм», а сам ход сюжета и темп повествования. Некоторые диалоги сбиты и тараторятся без умолку, тогда как уже в следующей сцене Грэму, Яс и Райану, преследующим ведьм в лесу, и поговорить неочем.

Еще одна не совсем приятная тенденция нового сезона — убедиться, что абсолютно вся аудитория сериала поняла, что происходит на экране. Таким образом персонажи (преимущественно Доктор) периодически проговаривают плот-твисты и разгадки в голос. Такой подход кажется совсем необязательным, особенно если вспомнить какие сложные нарративы двигали «Доктора Кто» с пятого по седьмой сезон. Как это часто бывает с «Доктором», кульминация припала на последние десять минут эпизода, и как результат, смотриться слишком поспешной и недостаточно грандиозной.

Референсы и аллюзии

— Крис Чибнелл утверждал, что в новом сезоне не найдется места для уже знакомых монстров — в каждой серии будет представлен новый злодей. Однако инопланетяне, которые использовали тела мертвых как сосуды, уже встречались в эпизоде «The Waters Of Mars» (2009) с Десятым Доктором.

— Путешествие Якова І инкогнито в провинцию на охоту за ведьмами — факт вовсе не удивительный. Монарх, как известно, даже написал труд по демонологии, который Уильям Шекспир использовал в работе над «Макбетом».

— В истории сериала имеется сразу две классических серии на тему ведьм и дьявола: «The Dæmons» (1971) и «Image of the Fendahl» (1977)

— Яков I сравнивает Тринадцатую с Доктором Ди. Это известный изобретатель, математик, астроном и алхимик, который служил при дворе королевы Елизаветы I. В свое время его считали некромантом, поскольку научные достижения тогда объяснялись неразлучной связью с магией.

— Прощаясь с монархом, Доктор произносит: «Любая достаточно развитая технология неотличима от магии». Тринадцатая озвучила один из трех законов английского писателя-фантаста и футуролога Артура Кларка.

— Перед тем как зайти в ТАРДИС, Грэм цитирует королю Ветхий Завет: «Путь праведника труден, ибо препятствуют ему себялюбивые и тираны из злых людей». Яков тут же узнает слова из Книги Пророка Иезекииля, на что Грэм отвечает «Тарантино!». Конечно, это отсылка к «Криминальному чтиву», где 17 стих из 25 главы цитировал Джулс (Сэмюэл Л. Джексон).

Вердикт: «Искатели ведьм» оказался на голову слабее предыдущих исторических эпизодов. Здесь ставка скорее была сделана на монстра недели, который оправдал себя лишь визуально, но не сюжетно. Восьмая серия могла бы стать классической в истории «Доктора Кто», если бы Чибнелл уделил больше внимания антагонистам, так же, как он до этого развивал злодеев-людей. Зато именно здесь авторы впервые строят сюжет вокруг гендера Доктора, что в целом дает много новых возможностей для сериала.

Превью девятой серии: