Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Мнение не спрашивали: редакция Vertigo о том, стоит ли пускать на «Оскар» стриминги

Спорим со Спилбергом

Несмотря на то, что сезон «Оскаров» закончился, Киноакадемия пока не собирается в отпуск. Стивен Спилберг готовится к докладу перед правлением организации с предложением не допускать в дальнейшем к «Оскару» фильмы от стриминговых сервисов и отправить их на «Эмми». Подобные заявления появлялись и раньше, но в этот раз довольно много высокопоставленных киношников готовы поддержать режиссера — во многом из-за чрезмерно активной работы Netflix по продвижению «Ромы».

Для стриминга, который уже замахнулся на следующий «Оскар» «Ирландцем» от Скорсезе, это стало неожиданностью. Не знаем, сколько миллионов разошлось по счетам лоббистов, но в твиттере компания отреагировала более чем достойно.

Мы в редакции, как обычно и бывает, не остались в стороне от ситуации и делимся собственным мнением о допуске стримингов к кинематографическим наградам.

Юра

После того, как Спилберг объявил в кулуарах о своем крестовом походе, многие его поддержали. Западные СМИ собрали главные претензии к Netflix и большинство из них выглядят странно. Корпорации закидывают: отсутствие широкого проката, чрезмерное финансирование «оскаровской» кампании, умалчивание бокс-офиса, постоянный доступ к фильмам и еще много других претензий.

Не ясно, как именно все вышеназванное влияет непосредственно на качество фильма — складывается впечатление, что кинокомпании решили не допускать на рынок новых конкурентов, ведь за Netflix уже маячат Amazon, Apple и еще множество потенциальных контендеров. Слова Спилберга о том, что кинотеатральный и телевизионный релизы сильно отличаются действительно правдивы, но стриминги уже давно не выпускают «телевизионный продукт» — на «Ирландца» вообще потратили больше 150 миллионов долларов. Пока риторика режиссера напоминает скорее элитаризм с большим желанием возвысить большой экран если не объективными факторами, то хотя бы на словах.

Мне кажется, что всеми «отказниками» сейчас руководит боязнь того, что стриминг в конце концов полностью поглотит кинотеатры. Я в это мало верю, но крупные студии, вероятно, хотят лишний раз перестраховаться. Вот только пока не ясно как, сейчас единственным требованием для «Оскара» является недельный показ в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе с обязательным наличием печатных рецензий. Если же Киноакадемия введет новый список правил, то вряд ли у Netflix появятся проблемы — все же компания уже заявляла о желании устроить «Ирландцу» широкий прокат. А вот по инди-фильмам желание академиков обезопасить собственную задницу может ударить куда существеннее, причем сразу с двух сторон. Во-первых, новые правила могут одним махом закрыть вход на «Оскар» картинам с небольшим бюджетом. Во-вторых, отстранение Netflix закроет «новый путь», который только недавно появился. Дело в том, что независимые компании во всю пытаются засветиться на инди-фестиваля, чтобы обратить внимание стриминга. Тот с удовольствие выкупает права на показ лент и самостоятельно их продвигает, что существенно увеличивает как известность картины, так и возможность зацепиться за награду.

Саша

Несомненно, Стивен Спилберг – великий инноватор, революционизировавший американский кинематограф. В то же время, постановщик всегда отличался странной консервативностью, как минимум – когда дело доходило до дистрибуции фильмов. Например, он решительно противился домашнему релизу «Инопланетянина», заявляя, что просмотр картины на маленьком экране полностью испортит впечатление. Скорее всего, причины такой антипатии к кассетам был более прозаичным – режиссер просто боялся, что на ленту перестанут ходить в кинотеатры. В 1988 году, шесть лет спустя премьеры «Инопланетянина», Стивен все же сдался и позволил выпустить историю на кассетах – поговаривают, что его напугали пираты, которые зарабатывали солидные деньги на экранках фильма.

Самое смешное в этой истории то, что полнометражный дебют постановщика состоялся как раз благодаря маленькому экрану. Да-да, первой полноценной картиной Спилберга был телефильм «Дуэль», который вышел в 1971 году на канале ABC. Впрочем, фильм настолько понравился зрителям, что его начали показывать в некоторых американских кинотеатрах, а затем продали европейским дистрибьюторам. Те уже позиционировали «Дуэль» как самый настоящий американский триллер, без упоминания о его телевизионном прошлом. Чему нас учит эта история? Тому, что зрители рады возможности посмотреть зрелищную картину на большом экране, даже если они уже видели ее по телевизору.

Netflix не убивает кинотеатры и «старомодный» подход к кино – вспомните только, как все пытались любой ценой посмотреть «Рому» или «Аннигиляцию» в кинотеатре, искали проекторы и собирались на совместные просмотры у друзей с самым большим телевизором. Те киноманы, которые ценят яркую картинку и качественный звук, с радостью пойдут в условный IMAX, даже если там показывают что-то, что можно увидеть и дома. Но Netflix ориентирован не только на них. Пожалуй, главная ценность стриминг-сервиса – то, что он дает доступ к фильмам тем людям, для которых ежедневный поход в кино – не вариант. Или жителям стран, в которых просто не показывают ту же «Рому». Для многих из нас Netflix как раз является единственной площадкой, на которой, например, можно легально ознакомиться с потенциальными оскаровскими фаворитами до того, как церемония состоится и все награды раздадут. Не важно, как далеко от твоего дома кинотеатр – если у тебя есть интернет, ты можешь смотреть Орсона Уэллса и «Друзей», нового Содерберга, «Сплетницу» и «Большого Лебовски». И все это – в хорошем качестве, с субтитрами на любом языки и, что важно, легально. Ну кто может вообще всерьез думать, что это – вестник смерти кино?

Аня

Опять Спилберг против Netflix. Режиссер уже не раз выступал с комментариями насчет театральных релизов фильмов и возмущается по поводу стриммингов, которые плевать хотели на правила Киноакадемии. Теперь, кажется, постановщик сделает так, чтобы его услышали. Стивена, в целом, можно понять — если маленький дистрибьютор Annapurna Pictures вкладывается в прокат «Если бы Бил-стрит могла заговорить» Барри Дженкинса, то пусть и Netflix отстегивает деньги на широкий релиз, а не выбрасывает свой контент во всеобщий доступ. Если на горизонте маячит компания, развивающаяся с огромными темпами, соблазн назвать ее гигантом и покричать проходящим мимо «конец близок» очень велик.

Такие ребята, как Спилберг или Альмодовар, которые топят за широкий экран и чувство единения в кинотеатре как единственный способ смотреть кино, меня умиляют. Отказать им сложно — кинотеатр, полумрак и огромный экран — все еще магия, ровно как и когда-то немое кино под красивую музыку в огромных залах с подвесной люстрой. Но прогресс неумолим — актеры начали болтать, а кино выходить на малые экраны, не прекращая быть искусством «поменьше». Netflix, как и прочие стриминг-сервисы — компания понимающая, что скорость потребления информации изменилась. Вслед за релизом на широкие экраны фильм отправляется на стриминг, где вовремя получает должное количество внимания среди тех, у кого, возможно, и не будет доступа к данной картины в прокате. Как у нас с «Ромой», которая в украинские кинотеатры так и не попала.

Но это вещи очевидные. Чего Спилберг не замечает, так это как сами режиссеры влияют на политику таких гигантов как Netflix. Оскароносный Альфонсо Куарон подписывал сделку с Netflix на «Рому», проговаривая и мировую премьеру на кинофестивале класса А, и релиз на больших экранах. Сам стриминг с радостью на такое соглашение пойдет — стать в ранг с крупными киностудиями и пройтись по красной дорожке условного Венецианского кинофестиваля? Конечно! Как результат, у «Ромы» был релиз в кино за неделю до появления на стриминге, и даже после выхода картина держалась в прокатном графике как США так и Европы около 13 недель! Дальше на очереди «Ирландец» Мартина Скорсезе. И поверьте, в сделке компании с режиссером гибкость проявлял вовсе не легендарный кинематографист. Его предстоящая криминальная драма (самый дорогой проект Скорсезе!) все так же выходит в широкий прокат и будет представлена если не в Каннах, то точно в Венеции, зависит от того, помирится ли глава французского смотра Тьерри Фремо со стримингом.

И если крупные режиссеры, зная политику Netflix, нашли способ вести переговоры так, чтобы иметь возможность показать свое кино на большом экране, то почему Киноакадемия не может сойтись на новом своде правил, беря во внимание наличие стриммингов, для меня загадка. Первый шаг для Спилберга — принять тот факт, что теперь кино «потребляется» в самых разнообразных форматах и адаптировать «элитарность» Киноакадемии под реальную картину происходящего. Второй — раз уж на то пошло, отказаться от скринеров, которые вообще-то официально рассылаются членам Киноакадемии для голосования. Мы то хоть не решаем судьбу оскаровских номинантов, а эти ребята — да. Как насчет настоящего кинотеатрального опыта, Стивен?