Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Редакция Vertigo о любимых героях боевиков 80-90хх

Рэмбо и его команда

22 октября 1982 года на больших экранах появился Рэмбо — ветеран войны, боец с ранимой душой, одиночка и защитник угнетенных. Метафорическое противостояние человека и системы Сильвестр Сталлоне разыграл в жанре остросюжетного боевика с полной «амуницией» — погонями, перестрелками, взрывами и, конечно же, сценами рукопашного боя. В 2018 году чистота такого жанра уже не раз была саркастически обыграна, зато в далеких 80-90хх супергерои выглядели именно так — брутальные и накаченные мстители-аутсайдеры, вершащие правосудие собственными руками.

К 36-годовщине «Рэмбо» редакция Vertigo рассказывает о своих любимых экшн-героях из прошлого.

Учитель Луис Стивенс (Марк Дакаскос, «Только сильнейшие»)

Аня Дацюк

Важный нюанс таких hard-boiled боевиков — его герои, двигающие сюжет. Для актера, исполнявшего роль благородного бойца, образ чаще всего становился определяющим для всей карьеры. Условный Чак Норрис или Жан Клод Ван Дамм фактически подарили свои лица и тела жанру, навсегда оставшись героями подобных картин о боевых искусствах. Конечно, благодарить здесь можно как трэшовые романы 30-х вроде «Одинокого волка» Джеффри Хаусхолда, так и фильмы 70-х с Брюсом Ли, где сюжету и персонажам предшествовал аспект поважнее — восточные единоборства.

И пока тот же Ван Дамм прославлял кикбоксинг, а Стивен Сигал — айкидо, мой любимчик Марк Дакаскос пиарил капоэйру — бразильськое боевое искусство с элементами танца. Так что мой фильм-фаворит — «Только сильнейшие» (1993). Неокрепшая детская психика получила от этого боевика сполна. Дакаскос исполнил роль ветерана в отставке Луиса Стивенса, который возвращается в собственную школу где в американском гетто, видит там разгул и наркоманию, после чего решает преподавать боевые искусства старшеклассникам. Будет здесь и драма, и романтика, и мордобой. Дети получат важный урок о насилии, научатся творить добро и уважать старших, а главному герою еще и перепадет, if you know what I mean.

На самом деле прелесть «Только сильнейшего» состоит в том, что это квинтэссенция 90-х — от музыки и стиля школьников, до жанровых фишек вроде финала, где протагонист сойдется один на один с врагом в рукопашном бою, потому что настоящие мужики выясняют отношения без стволов и ножей.

Джон МакКлейн (Брюс Уиллис, «Крепкий орешек»)

Александра Рынк

Буквально второй кадр «Крепкого орешка» делает что-то совершенно неожиданное для экшн-фильма 1980-х – показывает, что у протагониста есть слабая сторона. Когда мы впервые знакомимся с нью-йоркским полицейским Джоном МакКлейном, он сидит в самолете, вжимаясь в кресло и крепко держась за подлокотники. Вы представляете, чтобы Датч Шварцнеггера боялся перелетов или нервничал перед встречей с бывшей женой? Вот именно. Но как раз эта слабость играет Джону на руку, выделяя его среди десятков идеально накаченных и решительных экшн-героев десятилетия.

Не поймите меня неправильно, первые боевики со Сталлоне и Шварценеггером в свое время тоже наверняка смотрелись по-новаторски – их герои были эталонами новой маскулинности. Но этот гипертрофированный образ быстро приелся, в первую очередь потому, что среднестатистическому зрителю сложно ассоциировать себя с ходячей стеной мышц. Пробежка Джона по разбитому стеклу – не просто блестящий визуальный прием, заставляющий нас с ужасом отворачиваться от экрана, но и отличная иллюстрация всей сущности МакКлейна. Герой Брюса Уиллиса уязвимый, он не пробивает головой стены и не способен пережить термоядерный взрыв, запрыгнув за куст, а чувствует боль примерно также, как и любой из нас.

Сильвестр Сталлоне в его попытках быть актером («Рэмбо», «Кобра», «Танго и Кэш»)

Юра Поворозник

Сильвестра Сталлоне можно по праву считать одним из двух главных лиц «боевых 80-х», что довольно иронично. Если персонажи Арни были практически сферическим героем в вакууме, то со Слаем постоянно происходили метаморфозы. И «Рокки», и «Рэмбо» изначально не имели никакого отношения к тем героям, которые позже стали франшизой — Бальбоа был боксером-неудачником, а Джон всего лишь озлобленным на страну ветераном Вьетнама. Что говорить, если в «Первой крови» умирает только один человек. Это позже желание срубить бабла превратит их в посмешище, из которого сам же актер вытащит персонажей только в 2000-х.

Сталлоне, в отличие от вечно стабильного Шварценеггера, умудрился и побыть на пике, и поваляться в грязи — во многом именно трешевость сиквела «Рэмбо» превратила жанр в низкокачественную мешанину из пуль и крови. Упорное желание актера не быть ролевиком, а играть сложные роли только ухудшали общее положение дел. Как вообще можно быть серьезным, играя Кобру в одноименном фильме?

К счастью, Слай таки одумался и добавил иронии в свой образ. Лично для меня лучшие фильмы актера вышли именно на стыке 80-х и 90-х: прекрасный дуэт с Расселом в «Танго и Кэш», простецкий «Разрушитель» и, конечно же, I AM THE LAW в «Судье Дредде».

Арнольд Шварценеггер во всех своих проявлениях (везде)

Опять Юра Поворозник

Я и так уже второго героя своей юности называю, так что «Горец» с Эдрианом Полом останется в тени. Как вообще может не нравиться бессмертный парень, который ходит со спрятанной в тренче катаной и появляется под Queen? Но 80-е — это не только Слай, но и, конечно же, Арни.

Героев Шварценеггера никак не получается воспринимать всерьез из-за их гротескности (если только речь не идет о Терминаторе). Что тут говорить, если всемогущий протагонист с горой мышц так сильно въелся в поп-культуру, что Шейн Блэк написал о нем целый фильм «Последний киногерой», где главную роль сыграл опять-таки Арни. И если Слай в «Рэмбо» и «Рокки» пытался отыгрывать драму, то будущему губернатору Калифорнии хватило ума взять на вооружение самоиронию, в итоге докотившись до «Близнецов» и «Детсадовского полицейского».

Именно поэтому именно Шварц для меня остается идеальной иллюстрацией боевиков 80-х — от суровых лиц начала десятилетия до «Красной жары», во время которой можно помереть со смеху. Потому что COCAINUM!