Финальная серия «Острых предметов», кажется, состояла наполовину из плача и криков и наполовину – из музыки. Иными словами, стала идеальным окончанием самого неприятного, но затягивающего сериала этого лета. В отличие от многих успешных мини-сериалов, плавно перетекающих в историю на несколько лет, финал «Острых предметов» – не перерыв между выходом первого сезона и неминуемым продолжением еще на несколько глав. Шоураннеры давно заявили, что не собираются растягивать эту историю, ведь сама Гиллиан Флинн не уверена, можно ли еще что-то рассказать о многострадальной Камилле. С одной стороны, по мрачному и атмосферному Уинд Гэпу мы будем скучать не меньше, чем по округу Вермилион из «Настоящего детектива». С другой – развязка получилась логичной и в меру шокирующей, так что закончить сериал именно на этой ноте наверняка было правильным решением.

Дева в беде

Восьмой эпизод четко напомнил зрителям, почему продюсером сериала выступил небезызвестный Джейсон Блум (основатель хоррор-студии Blumhouse Productions, выпустившей, среди прочего, «Ловушку», «Счастливый день смерти» и «Сплит»). Первая половина серии – блестящий пример южной готики в самом ярком ее проявлении. В роскошном белом особняке посреди леса красавица-домохозяйка кормит ядовитой микстурой своих дочерей, которые понимают весь ужас происходящего, но не могут сбежать – чем не сюжет для нового фильма Софии Копполы? Сцены ужина и последовавших за ним мучений Камиллы сняты в лучших традициях хорроров – красивый дом превращается в клаустрофобный лабиринт, полный угроз и загадок.

Буквально сразу возникает закономерный вопрос – почему Камилла еще за столом не вступила в открытую конфронтацию с матерью, не высказала все подозрения и не вызвала полицию? Даже если бы дошло до схватки, наверняка у протагонистки получилось бы пересилить хрупкую героиню Патриши Кларксон. В романе первоисточнике все было проще – Камилла до последнего не догадывалась о причине смерти Мэриам и узнала о жутких преступлениях матери только тогда, когда Адору арестовали.

И все же, решение Камиллы пожертвовать собой ради сестры – не только дань жанру или попытка сценаристов накалить атмосферу. Во-первых, главная героиня – психически нездоровый человек. Десятилетия абьюза и самобичевания не прошли даром, так что и логичных поступков (особенно – в такой жуткой ситуации) ждать от нее не приходится. Более того – наша протагонистка самодеструктивна, и большинство ее действий подсознательно направлены на то, чтобы принести себе вред. Во-вторых, ключевая травма Камиллы – то, что она так и не смогла спасти ни Мэриам, ни свою подругу из психиатрической клиники. Скорее всего, девушка чувствует не только боль, но и непреодолимое желание «исправить» ситуацию, пожертвовав собой ради Аммы. Любопытно, что Адора тоже жертвует собой ради дочери, пусть и по-своему. Сидя в камере, она точно должна была бы догадаться, кто подбросил ей на кухню окровавленные плоскогубцы, и наверняка придумала, как вывести настоящего убийцу на чистую воду, но почему-то этого не сделала.

Персефона, королева мертвых

Как стало окончательно понятно после финальных титров, Амму не стоило спасать. Предполагая, что младшая из сестер выработала толерантность к ежедневно употребляемому яду, агент Уиллис был лишь наполовину прав. Действительно, сердце, легкие и печень девушки остались относительно неповрежденными, но ее мозгу повезло куда меньше – абьюз со стороны матери превратил ее в настоящего психопата. Конечно, женщины в этом семействе еще и генетически предрасположены к подобными проблемам: жестокая мать Адоры однажды пыталась оставить дочь в лесу, Камилла топит горе в алкоголе и склонна к мазохизму, а одной из их прабабушек была бедная Милли Калхун.

Буквально впитав боль с материнским молоком (не зря ведь название серии – «Молоко»), антагонистка привыкла к настолько извращенным проявлениям любви. Упоминание Персефоны тут тоже не случайно – похищенная Аидом богиня в итоге принимает свою новую роль и становиться полноценной владычицей подземного царства, карающей грешников наравне со своим мужем. Амма научилась у матери жестокости, но пошла еще дальше – вместо медленной и сонной смерти, она преподносила своим жертвам пытки, а их зубы использовала для декора кукольного домика. Не зря девушка так агрессивно реагировала на попытки Камиллы рассмотреть игрушку поближе.

Кто знает, что именно подтолкнуло Амму к зверским убийствам? Возможно, всему виной были наследственность вкупе с воспитанием, а может – буквально отравленный антифризом и крысиным ядом мозг. Еще больше пугает другое – сообщницами юного маньяка были нормальные, внешне здоровые девочки с (допустим) любящими матерями и отсутствием предков-садистов.

На все их ответы у меня есть вопросы

Финал серии гораздо более шокирующий, чем в книге – мы не получаем намека на дальнейшую судьбу Камиллы и не знаем, что будет дальше с Аммой. С одной стороны, лично я давно не видела настолько впечатляющего окончания сериала (надеюсь, все смотрели сцену после титров?). С другой – осталось несколько вопросов, на которые Жан-Марк Валле ответил лишь намеками или и вовсе решил проигнорировать.

Знал ли Алан о том, что происходит у него под крышей? Скорее всего – да, ведь он холодно захлопывает дверь перед носом разыскивающего Камиллу детектива Уиллиса. Сама Гиллиан Флинн в интервью сказала, что не представляет, как Алан мог не догадываться о происходящем, но подчеркнула, что не хочет раскрывать его мотивацию. В книге есть чуть больше деталей: после того, как Адору садят, Алан продает поместье, переезжает поближе к тюрьме и посещает любимую жену так часто, как только может. Нездоровая любовь может проявляться самыми разными способами, и это – явно один из них.

Что за надпись на руке у Мэй? Последняя жертва Аммы – новая подруга девушки и дочь соседки Камиллы. За ужином у Фрэнка Карри выясняется любопытная деталь – на руке у Мэй ручкой написано «позовите маму». Знала ли девушка о том, какая судьба ее ждет? По словам актрисы, сыгравшей Мэй, эта надпись – не мольба о помощи, а попытка казаться похожей на Камиллу.

Существует ли мифическая Женщина в белом? Сцена после титров – молниеносная нарезка злодеяний Аммы, и рассмотреть детали довольно непросто. Внимательные пользователи Реддита уже успели разложить ее на стоп-кадры и заметили важную мелочь. В самом конце сцены видно стоящую в лесу Амму, облаченную в длинное белое платье. Кажется, именно ее видели дети Уинд Гэпа.

Какова дальнейшая судьба Камиллы и Аммы? Скорее всего, тут можно отталкиваться от книги. В первоисточнике Амма попадает в тюрьму, против нее свидетельствуют ее подруги-сообщницы. Камилла вновь начинает наносить себе увечья и переезжает к своему редактору и его жене. Пара заботиться о ней, как о родной дочери, но даже это не помогает протагонистке отойти от пережитого ужаса, и она до конца своих дней боится оказаться таким же монстром, как сестра и мать.

«Буквально впитав боль с материнским молоком (не зря ведь название серии – «Молоко»), антагонистка привыкла к настолько извращенным проявлениям любви».

 

Вердикт: сложно поверить, что главный летний сериал этого года закончился. И все же, всем нам не помешает перерыв – тягучее параноидальное шоу каждую неделю заставляло сомневаться в человеческой доброте и наглядно демонстрировало обитающее в каждом обществе зло. Кажется, теперь нужно отвлечься на что-то духоподъемное (ну, или хотя бы чуть менее пессимистичное). Впрочем, сериал послужил не только доказательством живучести южной готики, но и ярким примером эволюции «женских» шоу. Кто бы мог подумать десять лет назад, что вместо ситкомов о шоппинге мы наконец-то получим детективный сериал, в котором женщины – стихийная сила сюжета, а злоупотребление выпивкой – не предмет для шуток, а серьезная проблема? За несколько лет сериалы с девушками-протагонистками проделали сложный путь, и «Острые предметы» показывают, почему нестандартное изображение феминного опыта настолько важно.