Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Мечтают ли андроиды о ксеноморфах?

Ридли Скотт избавляется от наследия «Прометея» и возвращается к «Чужому»

Франшиза «Чужого» ощутила все прелести неумелого продюсирования: ксеноморф превратился в культового персонажа, которого однако успели унизить как минимум дважды — все мы помним «Чужого против Хищника» и его продолжение. На этот раз, спасти ситуацию призван Ридли Скотт, режиссер оригинальной картины 1979-го года.

Действие «Чужого: Завет» происходит через 10 лет после событий фильма «Прометей». Экспедиция корабля «Завет» направляется колонизировать новую планету Оригае-6, пригодную для жизни. Экипаж высаживается на другую планету (здесь небольшой спойлер), и вот тут начинается веселье.

Главный ремесленник Голливуда давно приучил нас к простому правилу — на каждый отличный фильм Ридли Скотта приходятся два-три посредственных. Британец производит ленты со скоростью конвейера. Иногда их хочется ругать за откровенную халатность и глупость, иногда — хвалить за глубину и мастерство постановки.

Экипаж корабля на этот раз оказался на порядок скуднее, чем в том же «Прометее» — три с небольшим раскрытых персонажа, и стандартный набор массовки смертников-неудачников.

«Прометей» в свое время смог вдохнуть новую жизнь во франшизу «Чужого» (хотя ксеноморфов там не было) — история про религию, веру и поиск смысла жизни, где гордыня человека потерпела крах. Все это очень далеко от идей фильма 79-го года: уже классического сюжета о разборках с монстром на космическом корабле. «Завет» призван связать и объединить концепции, разные по своему настроению и смыслу — продолжить историю «Прометея», и в то же время двигаться в сторону «Чужого», попутно объяснив смысл происхождения ксеноморфов.

Здесь появляется первая проблема картины — фактически, перед нами два разных фильма. Скотт старательно обрубает почти все завязки из «Прометея» (порой, слишком радикально), точно так же старательно рассказывает о создании ксеноморфа (через религию и ницшеанство), плюс бережно цитирует своего же «Чужого». Понятно, что ради перезапуска франшизы — это необходимый шаг, но за наследие «Прометея» несколько обидно.

Alien: Covenant / Оригинальное название

122 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
18 мая 2017 / ПРЕМЬЕРА

ужасы/ ЖАНР

РЕЖИССЕР:
Ридли Скотт

СЦЕНАРИЙ:
Джон Логан
Данте Харпер
Дэн О’Бэннон

В РОЛЯХ:
Майкл Фассбендер
Кэтрин Уотерстон
Билли Крудап
Дэнни МакБрайд
Демиан Бишир
Кармен Эджого
Джусси Смоллетт
Калли Эрнандес
Эми Саймец
Натаниель Дин

ПРОКАТЧИК:
UKRAINIAN FILM DISTRIBUTION

«Завет» призван связать и объединить концепции, разные по своему настроению и смыслу — продолжить историю «Прометея», и в то же время двигаться в сторону «Чужого», попутно объяснив смысл происхождения ксеноморфов.

Такой микс из двух концепций имеет право на жизнь, если бы не вторая проблема — предсказуемость. Авторы просто не оставляют зрителю выбора, практически каждый сюжетный ход угадывается, особенно, если вы внимательно смотрели трейлеры. Скотт использует свои же приемы из «Чужого» 79-го года — тогда они работали и действительно пугали, сейчас это выглядит скорее как дань уважения прошлому. Ситуацию немного спасает интересная линия Уолтера-Дэвида (Майкл Фассбендер играет сразу двух андроидов) и все, что связано с ксеноморфом. Можно сделать скидку на то, что Ридли Скотт потерял хватку в мелочах, но такими недоработками он грешил на протяжении всей карьеры (в обратных случаях мы получали ленты уровня «Бегущий по лезвию» и «Чужой»).

Хотя главное отличие от всей серии о «Чужом» заключается в центральном герое — пугающем до чертиков блондине Дэвиде. Раньше история строилась вокруг сильного женского персонажа (Эллен Рипли в исполнении вечной Сигурни Уивер). Скотт смекнул, что главной звездой «Прометея» оказалась вовсе не Нуми Рапас и Шарлиз Терон, а Майкл Фассбендер, и решил снова сделать ставку на Дэвида, который окончательно вышел за рамки обычного андроида-злодея. Теперь он творец. Скотт использует библейские мотивы (образы Иисуса и Иуды). Дважды за фильм звучит «Схождение богов в Вальгаллу» Вагнера. Благодаря этому Дэвид стал еще более жутким и зловещим — подвинься ксеноморф, теперь ты злодей второго плана. Кэтрин Уотерстон, безусловно, заслуживает похвалы, выдавая современную копию Рипли со своим характером, но все лавры достаются Фассбендеру.

Хотя главное отличие от всей серии о «Чужом» заключается в центральном герое — пугающем до чертиков блондине Дэвиде.

Скотт снова использует религию и веру как основу для сюжета, давая понять, что люди, в общем-то, глупые создания, и все мы обречены. Экипаж корабля на этот раз оказался на порядок скуднее, чем в том же «Прометее» — три с небольшим раскрытых персонажа, и стандартный набор массовки смертников-неудачников. На фирменную бестолковость экипажа уже даже не стоит обращать внимания — с ней просто нужно смириться.

«Завет» вряд ли приблизится по уровню культовости к первым частям «Чужого». Время не то, условия не те, компании мыслят франшизами, а не самостоятельными картинами. Так что прямо сейчас, мы получили лучший вариант из возможных, исходя из задач серии.

Комментарий внимательного редактора:

И все-таки, визуально «Чужой: Завет» смотрится как прямое продолжение «Прометея», несмотря на уверенный сюжетный поворот в другую сторону. Частично, такая эстетика вызвана операторскими приемами Дариуша Вольски, снявшего для Ридли Скотта и «Прометея». Удивительно то, что для «Завета» большинство кадров Вольски отснял на натуре, с минимальным использованием хромакея. Та самая планета, ставшая пристанищем для команды корабля, снималась в заповеднике Фьордленд в Новой Зеландии. В этом смысле панорамные съемки в комбинации с цветокоррекцией в мраморно-серых тонах впечатляют.

Режиссер со свойственным ему упорством сделал из «Завета» религиозную притчу-блокбастер с огромным количеством культурных цитат, во многом предвещающих исход фильма. В первой сцене нам показали картину «Рождество» Пьеро делла Франческа и статую «Давид» Микеланджело. Во время разговора с Уолтером Дэвид цитирует сонет «Озимандия» Перси Биши Шелли, который очень точно иллюстрирует фигуру Дэвида и планету, где он провел последние 10 лет: «Взгляните на мои великие деянья, владыки всех времен, всех стран и всех морей! Кругом нет ничего… Глубокое молчанье… Пустыня мертвая… И небеса над ней…». И, конечно же, диалог двух Фассбендеров с флейтой, кроме очевидного библейского мотива, заходит еще и на территорию «Гамлета» когда речь заходит о снах.

Ratings in depth

  • #СтоитПосмотреть
6.8 10