Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Батарейки не прилагаются: режиссёр Максим Ксёнда о своём дебюте «Бобот»

Почему фильм называется «Бобот», как сделать кучу спецэффектов при бюджете в 20 миллионов гривен и какой гонорар получил постановщик — обо всём этом в нашем интервью с Максимом Ксёндой, режиссёром «Бобота».

Максим Ксёнда — украинский режиссёр рекламы и клипмейкер. В его активе работы для таких групп, как 5’nizza, Laud, ТНМК и многих других.
Собственно, дебютный полный метр обязан как раз клиповой деятельности: «Бобот» родился в ролике для группы ТНМК «Новина» в далёком 2012-м. Тогда образ решили доработать, и со временем он трансформировался в сценарий игрового фильма.

Уже с первого тизера «Бобот» окрестили надеждой украинского массового кино. Не последнюю роль в этом сыграло обилие, как для отечественного фильма, компьютерной графики. Что из этого получилось — вы можете прочитать в нашей рецензии. Что планировалось и как велась работа над фильмом — в тексте ниже.

О названии

Бобот — это не робот, но что-то близкое. Это имя, которое носит один из самых визуально ярких героев фильма. К тому же оно хорошо запоминается. Если бы мы назвали фильм «Спасение Вселенной», то это было бы более рядовым названием, нежели «Бобот и энергия Вселенной».

Мы придумали этого персонажа, когда снимали клип. Во время съёмок обзавелись специальными боботоводами, придумали науку боботологию. К тому моменту, когда мы начали писать сценарий про Бобота, ни у кого не возникало вопросов по поводу этого имени. Хотя есть аналогии: робот — «бобот», добро — «бобро». Это однозначно добрый персонаж.

О работе со спецэффектами

Многие задачи в плане постпродакшна и съёмок мы решали, наверное, первые в Украине. Обычно постпродакшн — это процесс, который делается по остаточному принципу из серии «сняли что-то на зелёном фоне, а ребята потом что-то нарисуют».
Мы изначально понимали, что у нас люди на съёмочной площадке должны что-то делать, с чем-то взаимодействовать, на что-то реагировать, куда-то идти и смотреть, и их надо осветить. Поэтому мы подходили с обратной стороны: рисовали концепты, которые потом воплощались в световых схемах и раскадровках уже как история.

У людей на съёмочной площадке всё равно оставалось ощущение, что они разговаривают со стенами, но они тем не менее понимали, что происходит. Это важно, потому что мы снимали не отдельные кадры на зелёном фоне, а 3–5-минутные сцены с полноценным CG, где не было ничего, кроме героев и микрообъектов, с которыми они взаимодействуют.

Над CG к фильму работало не меньше 10–11 украинских студий-подрядчиков. Над одним кадром могли работать 5–6 компаний, которые выполняли разные задачи. Теперь с этим опытом понятно, как надо делать в будущем, но без съёмок мы бы его не получили.

О различиях со «Сторожевой заставой»

Мы находимся в поле приключенческих фантазийных фильмов, но с точки зрения производства — это несколько разные вещи. У них стилизация под историю: они снимали конников, одетых в созданные вручную художником по костюмам наряды. Это большой объём работы.

У нас не было задачи делать историческое кино. Действие происходит здесь и сейчас, и не нужно было заморачиваться, делать костюмы, которые бы ели бюджет. К тому же, по-моему, в «Сторожевой заставе» не было такого количества съёмок с использованием CG. Мы снимали на натуре, в павильонах, где воплощали эпизоды, построенные на разных световых приёмах, позже обработанные супервайзерами, и рисовали постфактум full CG-кадры.

О бюджете «Бобота»

Это наш первый полнометражный фильм, и многие вещи находились на пересечении интересов участвовавших в процессе людей. Большинство членов команды были заточены на результат, поэтому оценить реальный бюджет и сказать, сколько нужно было денег, невозможно. Как посчитать бессонные ночи? Поэтому бюджет приветствуется, но было столько, сколько было, а по дороге дитя уже не бросишь.

Режиссер Максим Ксёнда

 

О стоимости качественного украинского фантастического фильма

Это вопрос широких возможностей. Сказать цифру можно, только посчитав написанное и придуманное. От этого зависит и цена съёмочного дня: если снять сцену в поле — это одна стоимость, если в поле и с массовкой — это другая стоимость, а если туда ещё надо дорисовать космические звездолёты, то выходят совсем другие цифры. У нас их нет, но есть параллельный мир, который мы снимали на хромакеях.

О режиссёрском гонораре

Такого понятия, как гонорар, в этом случае не было. Все деньги вложены в производство, и поэтому я переживаю за результат не меньше продюсеров. Но я не представляю, какой должна быть оплата, которая бы покрыла всё то количество творческих и физических сил, потраченных на это кино. Так что для себя я вижу этот проект в первую очередь творческим.

О работе над сценарием

Каждое переписывание давалось с кровью, руганью и слезами. Но без этого было нельзя. Тяжело оценить неснятое и несделанное, ведь у каждого в голове своя история, связанная с этим миром.

В процессе съёмки частично перерабатывался сценарий, например, был полностью вырезан и изменён кусок трипа в финале. Ещё выпали какие-то куски, которые снимались не в последовательности: эпизод был переписан, а хвост от него уже был снят. Чаще всего это что-то вроде крупных планов актёров, которые приезжали из других городов. Таких вещей было немного, уложились в рамки классики съёмки.

О хронометраже и телеверсии

Полтора часа — это впритык, но достаточно. Было поставлено условие сделать фильм на 90 минут с титрами. Это нужно для эффективной продажи в украинские кинотеатры. Зато телеверсия фильма выйдет порядка 110–120 минут.

В телеверсию войдёт то, что вылетело из киношной. Там добавятся вещи, которые больше рассказывают о героях. Как в сериалах: какие-то дополнительные истории. Правда, не будет эпизодов, которые рассказывают отвлечённые истории. В этом смысле сценарий очень линейный.

О конкурентах

Наши конкуренты — это те, кто будут стоять в прокате рядом. Зритель не будет выбирать из того, что он уже смотрел. Он будет приходить и оценивать нас по тому же принципу, по какому он оценивает те фильмы, у которых бюджет, скажем, 100 миллионов. Ведь цена билета в кинотеатре плюс-минус идентичная.

О зрителе

Наш зритель — это семейная аудитория, близкая аудитории «Сторожевой заставы». Фильм хорошо подходит для детей от 8 лет с родителями. Там есть персонажи, которые могут быть интересны и взрослым, так что нужно идти семьёй.

О сборах

Честно — мы не знаем на какие сборы рассчитывать. Среди украинских киноэкспертов вилка прогнозов очень широкая. Концепт фильма слишком оригинален и нетипичен для нашей страны, поэтому его сложно сравнить с другими украинскими релизами в близком жанре. Нам бы очень хотелось, чтобы этот фильм посмотрели все украинские зрители, но сколько это будет в билетах или деньгах — покажет только прокат.

О продаже за границу

В «Боботе» нет ничего такого, что мешало бы ему быть показанным где-то за рубежом. У фильма есть сейлз-агент, подписан контракт и договор. У него же находятся права на продажу за границей. Но специально мы его не адаптировали под другую аудиторию.
Выход за границей — это реклама и бюджет. Можно выпустить фильм в одном кинотеатре и считать, что его показали за рубежом. Но чтобы он заработал, нужно над этим полноценно трудиться. Такого рода продукты должны быть разрекламированы, и масштаб этой рекламы в принципе сопоставим, наверное, с бюджетом фильма.

О мерчандайзинге

Для производства всего мерча мы намеренно и целенаправленно искали украинские компании. Это важно не только для украинского бизнеса, который может производить необходимую продукцию, но и для украинской киноиндустрии в целом. Достаточно много примеров, особенно в Голливуде или в Китае, когда индустрия лицензирования по фильму генерирует больше прибыли, чем сам фильм. Нам хочется показать, что это возможно и у нас.
Многие вещи, которые мы сделали, — это уникальный случай в украинском кино. Например, мы выпустили серию школьных тетрадей с 4-мя вариантами дизайна обложек, разработали настольную игру совместно с «Укрэнерго». Также в качестве промокампании разыгрываются фирменные пауэрбанки-фонарики и авторские отливные фигурки Боботов.

Фото: Malinovska JU

 

Алекс Малышенко

Журналист