Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Гиперреализм и головокружение: как франшиза о Джейсоне Борне повлияла на шпионское кино

Ручная камера и молодой шпион

«Фильм, который хочет быть бондианой нового поколения», — говорили об «Идентификации Борна» незадолго до выхода в 2002 году. Сами подумайте — кино о бывшем сотруднике ЦРУ и профессиональном убийце, основанное на романах Роберта Ладлэма, где главная роль отдана голливудской знаменитости. Не иначе как США нацелились покорить публику собственным киношным шпионом, потеснив агента 007. Мало кто знал, что один фильм даст толчок для целой франшизы и повлияет на современные боевики коренным образом, в том числе будет диктовать бондиане условия игры.

Попробуем разобраться детально, как картины о Джейсоне Борне изменили жанр шпионского экшна.

Докуреализм

Все фильмы о Борне пресекают любой пафос общих планов и замедленной съемки. Это кино, снятое в достаточно реалистичном ключе — с ручными камерами, быстрыми фокусировками и порой даже с экстремальными крупными планами. Элементы такого стиля были еще в «Идентификации», зато наиболее видны с приходом в сиквел Пола Гринграсса — режиссера, ранее снимавшего в жанре докудрам. Такой подход противоречит глянцевости шпионского жанра и играет на контрасте с фильмами о Джеймсе Бонде. Любой экшн о Джейсоне Борне давал эффект полного погружения.

В этом же ключе команда работает с локациями. «Борниане», как любой шпионской франшизе, свойственна постоянная смена места действия. За долгие годы спасения от наемных убийц и преследования плохих парней, герой Мэтта Дэймона успел побывать в Швейцарии, Франции, Индии, Греции, Италии, Германии, США, Англии, Марокко. При этом авторы никогда не злоупетребляли заявочными туристическими планами. Будь-то Мюнхен, Цюрих или Гоа — Борн бегайте по грязным улочкам, гоняет на старом фольксваґене или прячется в бедных гетто-кварталах. К примеру, в «Ультиматуме Борна» есть сцена в Лондоне, снятая на станции Waterloo, переполненной людьми так же, как и в реальной жизни. К тому же, в каждом фильме о Борне есть не больше одного большого взрыва. По мнению Гринграсса, постоянные сцены в которых кто-то что-то подрывает не способствуют реалистичности сюжета.

Трясущаяся камера

Пожалуй, самый узнаваемый прием фильмов о Джейсоне Борне — shaky camera (трясущаяся камера), который на самом деле испортил множество современных боевиков своим дурным влиянием. В борниане такой прием чаще всего используется в сценах рукопашного боя с применением быстрого монтажа. При этом средняя длительность кадра с каждым фильмом сокращалась: в «Идентификации Борна» она равна 4 секундам, в «Превосходстве Борна» — 2,5 секундам, а в «Ультиматуме Борна» — 2 секундам.

Напомню, что ранние боевики, особенно картины о боевых искусств, фокусировались на демонстрации физических подвигов своих звезд. Чтобы добиться этого, сцены часто снимались под широким углом и большая часть тела была видна в кадре. Оригинальная трилогия Борна нивелировала такой подход. На самом деле данные фильмы монтировались по такому же принципу, по которому работает наше сознание и сенсорное восприятие. Подобно тому, как мы собираем кусочки информации для создания одного целого. Такой прием часто используется и в сценах преследования, где зритель видит все точки с позиции протагониста и есть возможность интерпретировать различные подсказки, чтобы выследить цель.

И хоть стиль Гринграсса кажется хаотичным, у такого вида монтажа и съемки есть последовательность к тому же режиссер часто использует общий план сверху, чтобы очертить пространство. Между тем, это не помешало многим киношникам позаимствовать shaky camera чтобы спрятать за частотой трясущихся кадров неумение актеров воспроизвести драку на высоком уровне. Иногда неустойчивая камера якобы призвана воссоздать гиперреализм, но при неумелом использовании просто дезориентирует аудиторию. Далеко за примера ходить не надо — почти вся франшиза «Заложница» и даже «Квант милосердия».

Нажмите кнопку «Редактировать», чтобы изменить этот текст. Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.

Хореография боев

В продолжение темы рукопашных боев — скорость и эффективность здесь ставятся выше стиля или внешнего вида. Борн использует множество методов самозащиты, таких как Джит Кун До (стиль, разработанный и популяризированный Брюсом Ли), израильская Крав Мага и филиппинский Панантукан. В результате сцены часто становятся более жестокими и аутентичными, чем хореографическими. Кроме того, именно трилогия Борна задала в Голливуде тренд на использование импровизированного оружия (например, ручка или журнал). Повторю, именно в Голливуде, поскольку восточные боевики использовали эту методику еще с конца 70-х. В американских боевиках в то время самой распространенной были стилистика гиперболизированной кунг-фу в духе «Матрицы».

Следы влияния рукопашных боев Борна можно заметить как в таких неожиданных франшизах как «Шерлок Холмс» Гая Ричи, так и в очевидном «Джоне Уике» Дэвида Литча. Не говоря о том, что все последующие бои Джеймса Бонда стали более «грязными» в постановке именно из-за угрозы Борна вытеснить глянцевый стиль бондианы из мейнстрима.

Кастинг

А мы вновь о Бонде. Поскольку трилогия Борна составила хорошую альтернативу шпионскому кино, последующие экшн-фильмы начали систематически молодеть. Конечно, Джейсон — не единственный молодой шпион в истории кино, не забывайте об Итане Ханте из «Миссии невыполнимой». Между тем «Идентификации Борна» и «Умри, но не сейчас» вышли в один год и новые приключения агента 007 смотрелись не слишком впечатляюще после похождений бывшего ЦРУ-шника. Так Пирс Броснан, который все это время топил за «Казино Рояль», как свой следующий фильм, был заменен молодым Дэниэлом Крэйгом, а вся франшиза стала более приземленной и натуралистичной.

Сам Мэтт Дэймон до съемок в «Идентификации Борна» вообще не был экшн-звездой. Самые знаменитые проекты Дэймона на тот момент — «Умница Уилл Хантинг», «Догма» и «Талантливый мистер Рипли». Так что Голливуд начал искать «бойцов» для такого жанра в «драматическом поле». Не удивительно, что в 2005-м Бэтменом сделали Кристиана Бэйла, а в 2008-м Железным человеком — Роберта Дауни мл.

Антипатриотизм

В 2001 году произошло 11 сентября. Общественность вдруг начала следить за новостями о войне в Ираке и Афганистане, движении «Талибан», задержании подозреваемых в терроризме, что оказали огромное влияние на индустрию развлечений. «Идентификация Борна» внезапно стала одним из первых фильмов, кто всерьез заговорил о вполне реалистичных международных угрозах.

Важно отметить, что фильмы (и частично книги) о Джейсоне Борне была вдохновлены делом «Иран-контрас», когда правительство США продавало оружие Ирану в разгар эмбарго на поставки оружия. Так общественность узнала, что власть активно участвовала в незаконных действиях (никогда такого не было, и вот опять). В кино подобный правительственный орган (например, MI6) может использовать сомнительные методы, но в конечном итоге выступать как сила добра. Чего нельзя сказать о борниане, где чиновники полностью причастны не только к убийству террористов, но и любых нежелательных свидетелей.

Хотя фильмы Борна определенно не было первыми в этой теме, зато точно задали определенный тренд в 2000-х на разоблачение коррумпированного правительственного агентства, стоящего за главным героем. Более того, первый фильм сделал это год спустя после крупнейшей атаки на страну в ее истории, в период повышенного патриотизма.