Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Эпизод 5: «Колокола»

Чем ближе финал, тем виднее белые нити, которыми шиты некоторые персонажи «Игры престолов». Все сюжетные арки было бы неплохо довести до конца, и в то время как некоторые герои получают внезапное развитие и удовлетворительный финал, парочка протагонистов бегут на полной скорости к развязке, теряя всякую логику. Визуальная составляющая сериала от этого, к счастью, не страдает. Как результат, у нас есть впечатляющий пятый эпизод, лучше, чем два предыдущие, впрочем не без грубых ошибок.

Родословная Дейенерис

В контексте нового эпизода, ключевой остается кульминация для Дейенерис, шедшей к престолу на протяжении восьми сезонов. Кажется, что шоураннеры уверенно прятали плоттвист «Безумной королевы», заверяя, что Дени — разрушительница цепей и защитница семи королевств, а судьба Таргариена старшего ей не грозит. Теперь тяжело предугадать, как завершится арка Кхалиси. Искупление для нее кажется очень маловероятным — к финалу Дени превратилась в монстра, каким видела Серсею. «На бумаге” такой сюжетный прием кажется даже поэтичным, тогда как в действительности воспринимается чуть ли не как предательство со стороны шоураннеров. Нет, дело совсем не в сценарии. В конце концов, на потенциальное безумие королевы намекали на протяжении всего сериала, а после такого количества жертв и предательств, видеть, как Дени теряет рассудок и какое-либо чувство перспективы, вполне логично. Проблема скорее состоит в том, как поспешно и неуклюже авторы переключались из режима «Дейенерис спасительница» в «Дейенерис тиран» на протяжении предыдущих четырех серий.

Опять таки, проблема здесь в хронометраже. Шесть эпизодов (даже полуторачасовых) — по моему мнению, не достаточно, чтобы плавно подвести нас к логичному финалу так, как, например, это делал сам Джордж Р.Р. Мартин с некоторым сюжетными арками в книгах. Вот и получается, что Дени внезапно становится иррациональным психопатом во второй половине эпизода только потому, что сюжет требовал захватывающей развязки.

Окей, совсем уж нелогичным такой поворот не назовешь. Помните последние слова Дени Джону перед битвой? «Тогда пусть это будет страх». Кхалиси осознала, что любовь Вестероса ей не заполучить, если под боком есть Джон «щенячьи глаза» Сноу. Сжечь город дотла, возможно, даже стратегический ход, а не личная вендетта. Если бы Дени хотела сокрушить именно Серсею, то полетела бы прямиком в королевскую башню. В свою очередь Таргариен-младшая выбирает маршрут зигзагом по городу. Теперь бедные и невинные жители Вестероса преклонят колено не из уважения, а из страха.

Но это лишь мои предположения и в этом состоит еще одна проблема арки Дейенерис. О вероятном безумии королевы мы узнали лишь из чужих догадок и разговоров за ее спиной — авторы шоу не дали нам возможности исследовать эмоциональное состояние протагонистки. Проще говоря, вместо того, чтоб гадать, как должно быть тяжело сейчас Дейенерис, шоураннеры Бениофф и Уайс могли бы дать слово самой Дейенерис (и опять кивок в сторону книг, где с этим проще, потому что очень часто повествование велось от первого лица).

Но есть один невероятный сюжетный ход, за который я готова простить авторам сценарные промахи. Арка Дени и ее родословной замкнулась на впечатляющей сцене с зеленым пламенем, которое точечно охватило город в сценах панорамной съемки. Ранее в сериале упоминали полубайки о том, что безумный король (отец Дени Эйрис II) спрятал по всему городу дикий огонь, чтобы взорвать город и его жителей, предавших короля. Именно это ему помешал сделать Джейме, убив царя ножом в спину. Пламя Дрогона запустило взрывной механизм, Дени завершила миссию отца.

Судьба Серсеи

Бедная Серсея. Не подумайте, мы вовсе не сожалеем о смерти королевы-регент. Просто у персонажа в восьмом сезоне одно из самых бедных развитий — 20 реплик от силы и загадочная улыбка, чтобы мы с нетерпением хотели узнать, какой зловеще-гениальной была тактика правительницы. А на деле ни линия с беременностью, ни военные планы Серсеи с Золотыми мечами совершенно себя не оправдали. Оказалось, что королева не особо разбирается в военной стратегии, а выписать себе чужую армию «на заказ» было чуть ли не единственным решением для царицы.

Зато здесь в силу вступила отличная работа шоураннеров с фан-теориями. О том, что Джейме убьет Серсею, спекулировали еще со времен шестого сезона. Бениофф и Уайс, оказывается, еще умеют удивлять зрителей — никакой сатисфакции от кровавой сцены смерти для главной антагонистки. Королева умирает без соответствующего пафоса злодея. Чего, кстати не скажешь об Эуроне Грейджое — его поединок с Джейме и финальные слова хотелось бы выкинуть из эпизода как совершенно не обязательные для общего сюжета.

Джейме, в свою очередь, доказал, что его арка проработана лучше всех. Да, он вернулся в Королевскую Гавань, зато однозначно уже не является тем самым мерзавцем, каким себя считает, прощаясь с Бриенной. Цареубийца отбросил свой титул, Джейме вернулся к Серсее не потому, что зависим от нее и хочет избавиться от такой зависимости убийством. До конца не ясно, планировал ли он вообще спасать сестру. Возможно, герой просто хотел быть рядом, понимая, что конец для Серсеи близок. Их смерть — одна из лучших срежиссированных сцен для ключевых персонажей «Игры престолов».

Новые пути

Помните, как я писала о том, что некоторые персонажи мчат в собственном развитии? При всей симпатии к Тириону, его логика вдруг начала удивлять. Почему младшего Ланнистера всячески любит аудитория и называет самым явным претендентом на Железный трон? Потому что это один из немногих, кто действительно умеет играть по правилам «Игры престолов», что он в целом и делал вплоть до второй половины пятого эпизода. Откуда вдруг благородство в духе Джона Сноу и жертвенность в вопросе спасения жителей Королевской Гавани? Конечно, нет ничего плохого в том, чтобы пьяница и любитель развлекаться с шлюхами вдруг стал мудрейшим из советников, каких видел Вестерос. Но здесь, как и в случае с Дени, трансформация случилось слегка неуклюже.

Чего не скажешь о Сандоре Клигане. Начнем с того, что он с самого начала был лишь второстепенным персонажем и даже в таком случае послужил отличным дополнением для арки Арьи. В целеустремленности девушки мы не сомневались никогда. В ее решительности даже чувствовалась некоторая обреченность. Клиган спас девушку, не дав стать тем, в кого превратился сам. Наконец, именно Клиган подарил нам отличный поединок, на который уповали фанаты сериала. Бой братьев — чистый фан-сервис с отсылками к смерти Оберина Мартелла и даже (осмелюсь предположить) аллюзиями на встречу Люка и Дарта Вейдера в «Возвращении джедая» (снятый шлем!) Исход для Пса был более чем удовлетворительный — в этом состояла его жизненная цель, которая была исполнена.

И вообще, пора бы озвучить очевидную мысль: Мигель Сапочник — лучший постановщик «Игры престолов». Не зря режиссеру доверили снимать и «Длинную ночь» и «Колокола». Два соврешенно разных по тону батальных эпизода поставлены впечатляюще — второй даже лучше, но это скорее связано с тем, что его элементарно лучше видно.

Здесь в контексте съемки следует поговорить об Арье. Когда-то в «Битве бастардов» Сапочник выбрал Джона Сноу проводником для зрителей и заставил нас следовать за героем в черед длинных планов без монтажных склеек. В «Колоколах» Арья подобным образом помогает нам погрузиться  в хаос происходящего на улицах города — еще немного, и Джон бы пошел мстить Дени за убийство сестры. В этом смысле особенно выделяется параллельный монтаж битвы Сандора и попыток Арьи выжить среди людей, которых Дейенерис палит заживо. Это одни из самых пугающе клаустрофобных сцен всего сезона — опять таки, отличная визуальная отсылка к удушающей атмосфере «Битвы бастардов».

В результате, младшей Старк, как всегда отвели одну из лучших арок — увидев результат битвы за трон, она готова покинуть испепеленный город. Могу лишь предполагать, но лошадь, которую она видит посреди выжженного города — метафора побега. Скорее всего Арья сделает все, чтобы в скором времени больше не попадаться на глаза каким либо правителям. Может быть, она первая, кто выйдет из «игры за престол», не распрощавшись с жизнью.

Превью шестой серии: