Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Эпизод 1: «Винтерфелл»

Восьмой и финальный сезон «Игры престолов» во многом будет определятся объединением ключевых персонажей — одни встречаются впервые, другие воссоединяются после мучительных испытаний. Так что первый эпизод в большей степени выстроил связи с огромной долей недоверия и подозрения  здесь много диалогов и совсем мало динамики.

Конечно, создавать альянсы будет нелегко, впрочем лейтмотив (или даже мантра) второй половины седьмого сезона был вновь озвучен, в этот раз Тирионом: «Мы должны сражаться вместе сейчас или умрем». Рассказываем, как «Игра престолов» расставила приоритеты финала с первой же серии.

Южанка на севере

Первые минуты эпизода сняты с позиции неизвестного мальчика — жителя Винтерфелла. Он мечется среди взрослых, пытаясь увидеть то, на что собралась поглазеть толпа, карабкается на дерево и лишь на самой верхушке оператор дает общий план: войска Дейенерис в составе дотракийцев и безупречных входят в Винтерфелл. Такой выбор в пользу субъективной камеры — еще один способ подчеркнуть, что перед нами не просто условное знакомство Дени с семьей возлюбленного. Впервые в истории Вестероса южный народ пересек море и прибыл на холодный север с целью альянса. Вполне возможно, что дотракийцы впервые кутаются от холода, а северяне видят темнокожих (Миссандея и Серый Червь собрали на себе сотни заинтересованных взглядов). Что уж говорить о драконах, при виде которых люди начинают молиться всем богам. Мотив объединения и то, с какими трудностями оно будет происходить, реализован в первой сцене прекрасно. Однако вернемся к протагонистам.

Еще в последнем эпизоде седьмого сезона стало ясно, что связь Джона и Дени — вовсе не традиционное «любовь побеждает зло», хэппи-энд здесь под большим вопросом. Лорды, кажется, побаиваются самопровозглашенную королеву-чужестранку. А те, что посмелее (всем бы такого лидера как Лианна Мормонт) заявляют Джону Сноу на собрании: «Мы назвали тебя Королем Севера, но вернулся ты уже милордом, преклонившим колено». Неловко получается. Дени имела все шансы проявить себя, сидя за столом со Старками, но слово взял Тирион. Как по мне, то в контексте первого эпизода, такой ход более чем логичный. Кхалиси предстоит завоевать доверие севера и продемонстрировать стойкий характер. По сути, в пределах одного персонажа выстраивается дихотомия властного правителя и ягненка в волчье стае. Таргариен-младшая завоевала не один город, но сейчас как будто откатилась ко временам второго сезона, когда вынуждена доказывать свое право на трон. Авторы выстраивают интригу, что победит — гордость и надменность Таргариенов, или же мудрость и рассудительность, которой ее во многом научил Тирион.

Можно лишь предположить, но Дени обязательно получит шанс проявить себя перед жителями Винтерфелла, и сделает это с размахом, подобно тому, как она убедила Джона Сноу, когда собственной персоной ворвалась в бой живых и мертвых за Стеной. Возможно, приезд Джейме Ланнистера каким-то образом повлияет — в тизере второго эпизода Дейенерис вступает в конфронтацию с Цареубийцей.

Семейные проблемы Старков

Поднимите руку, кого еще расчувствовала сцена встречи Джона и Арьи? Для «Игры престолов» подлинные теплые отношения как у Старков — большая редкость. Седьмой сезон сперва показал нарастающий конфликт Сансы и Арьи, только для того, что раскрыть его как заговор против Мизинца в финале. Теперь сестры верны друг другу как никогда и напоминают Джону о важности семьи при любой удобной возможности. Арья пока что довольно дипломатична по отношению к Дени, а вот Санса, пожалуй, в своей жизни видела предостаточно хитрых правительниц (начиная Серсеей, Маргери и Оленной Тирелл и заканчивая Лизой Аррен) чтобы довериться Бурерожденной.

Во время разговора с Джоном Арья скажет, что не знает человека умнее чем ее сестра, да и диалог Тириона с Сансой — piece of cake. Оба персонажа продемонстрировали впечатляющее развитие — Ланнистер стал настоящим дипломатом и почти не прикасается к вину, Санса уже не столь беззащитна и наивна. Она, в целом, одна из лучших героинь этой вселенной, поскольку наглядно показывает, что в мире правителей не нужно адаптироваться под мужские повадки чтобы занимать властную позицию. К слову, в этом они могли бы сойтись с Дейенерис, но время покажет.

В сообществе фанатов циркулирует одна теория о том, что Железный Трон как раз таки займет Санса и даже разделит его с Тирионом — десница все таки был ее мужем и, вероятней всего, им остается (по крайней мере, мертвый Рамси уже не претендует на это место). После заключения брака, Тирион старался быть покровителем для юной Сансы, теперь ему придется завоевать доверии Леди Винтерфелла. Тем более, что она единственная знает Серсею достаточно хорошо, чтобы не поверить в альянс, заключенный с королевой-регент. Кажется, мы нашли первого человека, который научит чему-то Тириона.

У Арьи тем временем случилась трепетная встреча с Гендри, который вновь назвал ее миледи. Но, по правде, куда интересней была конфронтация с Псом. Тот напомнил ей о предательстве, назвав «cold little bitch», а потом внезапно признал, что именно благодаря этому Арья до сих пор жива. Их отношения вряд ли получится охарактеризовать как «наставник и протеже», так что намеки на взаимное уважение радуют.

Драконы и мертвецы

Тем временем звание самого интригующего Старка получает Джон Сноу. Прежде всего потому, что он не Старк и узнает об этом в первом же эпизоде. Честно говоря, данная сцена даже слегка разочаровала — никаких эпических открытий под пафосную музыку. Сэм в порыве гнева на Дейенерис (та убила его отца и брата за отказ преклонить колено) открывает Джону истинное происхождение и тот даже больше огорчен, чем шокирован. На протяжении всей серии бастард несколько раз озвучил, что титулы его не интересуют, и королем Севера его назвали сами северяне. Вполне возможно, что большим потрясением такая правда станет для Дени, которая внезапно увидит в возлюбленном конкурента похлеще Серсеи. Ключевым аргументом Дейенерис всегда было право на трон по родовой линии. Однако у Джона, как прямого наследника, в таком случае прав на трон значительно больше. Вряд ли Сноу решится сразу же рассказать правду королеве.

Впрочем есть у этого родового конфликта явное преимущество — теперь дракону Рейегалю есть кого катать на спине и можно не завидовать, что один Дрогон носит на себе Таргариена. В эпизоде, который на 90% состоит из диалогов, сцена полета на драконах — настоящий подарок. Тем более, что об этом полете фанаты фантазировали еще во время седьмого сезона. Даже не надейтесь теперь увидеть Джона Сноу в бою с ходоками на лошади — только в небе и только на Рейегале, названном в честь его отца.

К слову, о белых ходоках — в первой серии было две динамические сцены и если первая включала в себя драконов, то вторая — мертвецов. Прибыв в Последний Очаг, Тормунд и Берик Дондаррион (кто-нибудь сомневался в том, что они выжили после падения Стены?) обнаруживают даже не мертвецов, а части тел в банкетном зале. Белые ходоки добрались сюда раньше и оставили послание в виде трупа лорда Аррена, окруженного уже знакомым нам круговым орнаментом, выложенным из отрубленных рук жителей севера. Оживший зомби-мальчик на распятии пойдет в копилку лучших джампскеров «Игры престолов», а сезон еще только начался.

Затишье в Королевской Гавани

Этот эпизод заставил в который раз засомневаться, кто страшнее — Король Ночи или Серсея. Королева-регент, кажется, единственная, кто рад тому, что Стена пала и мертвецы маршируют на юг. Правительница собирается спрятаться за спинами Севера пока те будут защищать Вестерос, после чего с легкостью завоюет то, что останется от страны. Что ж, со стратегическим мышлением у Серсеи, кажется, не сложилось — вариант победы мертвецов над живыми она вообще не рассматривает. Или же серьезно недооценивает зомби.

Тем не менее, армия Золотых Мечей прибыла в Королевскую гавань и Эурон хочет за это вознаграждение лично от невесты. К восьмому сезону злобный Грейджой — единственный, кто думает о сексе. С ним в компании разве что Бронн, чей веселый вечер с куртизанками прерывается очередным заданием прямиком от королевы  убить любого из братьев Ланнистеров как только они покажутся в Королевской Гавани. Серсея в очередной раз демонстрирует, что не любит и не опекается никем в этом мире кроме собственных детей. Однако ее беременность все еще под большим вопросом. Ребенок мог быть просто предметом манипуляции Тирионом.

Тем временем Джейме уже в Винтерфелле и назад дороги нет. Это один из тех персонажей, кто прошел классическую трансформацию от злодея до благородного рыцаря, а значит, вероятней всего, Ланнистер умрет, простите. Отправляясь на север, он уже фактически подписал себе приговор  Цареубийцу могут запросто казнить. Однако первый, кого видит Джейме в Винтерфелле  Бран, которого он еще мальчиком столкнул с башни. Потому что арка Джейме завязана на младшем Старке и на нем должна замкнуться. Прогнозируем, что рыцарь погибнет защищая либо Брана, либо дом Старков.

Пока Эурон занят королевой, Теон пытается служить своей — то есть сестре Яре. В плену она была не так уж долго — еще в финале седьмого сезона Грейджой наконец определился с приоритетами и отправился ее спасать. Теперь правительница Железных Островов держит путь домой, чтобы быть готовой принять Север в случае победы белых ходоков (по воде мертвецы, к счастью, еще не научились передвигаться). Теон, тем временем, продолжает программу реабилитации — держит путь в Винтерфелл, чтобы биться плечом к плечу со Старками. Предугадать его судьбу вообще тяжело, герой побывал в таком количестве амплуа (герой, предатель, спаситель, прислужник), что единственная его цель в данный момент — исправить все беды, причиной которых он стал, а там и умирать можно. Скорее всего так и будет.

Превью второй серии: