Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Долгая дорога к морю Спокойствия

Шазелл и его квинтэссенция космического жанра

Первый кинополет на Луну был быстрым — Жорж Мельес решил выстрелить капсулой из пушки и она благополучно приземлилась. С 1902 года особо ничего не поменялось — Стэнли Кубрик показывал космический туризм, у Нолана герой Макконахи пилотировал корабль через два дня после его обнаружения, а в «Армагеддоне» даже зайцев бурильщиков за короткое время превратили в астронавтов. Полет за пределы Земли долгое время оставался не более, чем незначительным элементом большого путешествия, который показывали с особым пафосом. До картины Шазелла.

После успеха «Ла-Ла Лэнда» режиссер ушел от джазовых историй и решил экранизировать биографию Нила Армстронга, написанную Джеймсом Хэнсоном. Любопытно, что раньше книгу очень хотел снять большой любитель патриотических историй Клинт Иствуд. Случись оно так, мы бы сейчас смотрели пропагандистский двухчасовой ролик о настоящем американце. Дамьен пошел другим путем — он решил показать неизвестные страницы космической программы. При этом речь идет не только о полуторадесятке полетов, но и эмоциональном состоянии тех, кто готовился стать первым человеком на Луне.

После мировой премьеры в Венеции «Первый человек» спровоцировал скандал на тему американского флага на Луне. Шазелл отказался от возможности снять самый пафосный кадр за всю историю кинематографа, за что подвергся обструкции со стороны консервативных граждан США. Подобный поступок отлично описывает разницу между предыдущими фильмами о космосе и «Первым человеком». Все что мы видели раньше — воспевание триумфа человека и нации, их подвигов и героизма. Не даром лучшим примером фильма об астронавтах считался (до этого момента) «Аполлон 13» Рона Ховарда — масштабное и развлекательное кино о смелых парнях, которые всегда готовы смотаться на Луну после обеда и в случае чего, преодолеть любые трудности.

Так вот, «Первый человек» — абсолютный антипод картины с Томом Хэнксом.

Все что мы видели раньше — воспевание триумфа человека и нации, их подвигов и героизма.

Прежде всего, стоит отметить оператора Линуса Сандгрена и отвечающего за монтаж Тома Кросса. Именно их работа с первых секунд заставляет зрителя почувствовать как это — быть астронавтом. До них космические полеты еще никогда не были такими реалистичными. Общие планы пилотируемых аппаратов здесь используются исключительно чтобы показать их хрупкость и миниатюрность в сравнении с огромным мертвым пространством вокруг. Полеты в «Первом человеке» — это адский танец крупных планов космонавтов, приборной доски и элементов кабины, которая, кажется, вот вот развалится. Забудьте о четкости — все дрожит, трещит, вертится и иногда невозможно понять что происходит вокруг. Музыка Джастина Гурвица только усиливает страх и напряжение. Признаюсь честно, после сцены взлета «Джемини 8» я распрощался с остатками мечты стать космонавтом. Даже угнетающая тишина хоррора «Тихое место» не сравнится с ужасающим скрежетом металла внутри корабля. Помните, как во многих тематических лентах после сообщения WE HAVE A LIFT OFF, воцаряется атмосфера радости и облегчения? Здесь же ты только крепче вжимаешься в кресло, понимая, что худшее впереди.

First Man/ Оригинальное название

135 мин / ХРОНОМЕТРАЖ
18 октября 2018 / ПРЕМЬЕРА

драма ЖАНР

 

РЕЖИССЕР:
Дэмьен Шазелл

СЦЕНАРИЙ:
Джош Сингер

В РОЛЯХ:
Райан Гослинг
Клэр Фой
Кори Столл
Кайл Чендлер

ПРОКАТЧИК:
B&H Film Distribution

Персонажи здесь выступают скорее инструментом, призмой, сквозь которую зритель смотрит на подготовку к высадке на Луну.

Шазелл, в свою очередь, сохраняет атмосферу напряжения и вне полетов. В этом помогает быт главных героев. Вся жизнь четы Армстронгов — это ожидание смерти. С каждым новым запуском городок астронавтов неумолимо пустеет, а Нил и Дженет теряют близких друзей. Операторская работа в «земных» сценах часто напоминает любительскую съемку, передавая тревожные эмоции и в то же время создавая ощущение просмотра семейного архива. Работа Райана Гослинга и Клэр Фой заслуживает как минимум номинации на «Оскар» — отстраненный Армстронг, который замыкается в себе из-за давления миссии и его жена, вынужденная тянуть на себе семью, параллельно безучастно слушая трансляции. Небольшие эпизоды гармоничной семейной жизни и немногие улыбки на лицах героев остаются исключительно тенью, которая показывает все сложности космической программы. Во многом, персонажи здесь выступают скорее инструментом, призмой, сквозь которую зритель смотрит на подготовку к высадке на Луну.

Складывается ощущение, что я все же сильно сгущаю краски — не может же фильм о космосе быть настолько стрессовым. Может. Больше того, реализм, которого так сильно добивался Шазелл, иногда превращает картину в фильм ужасов. Космос в «Гравитации» покажется вам ручным песиком по сравнению с неумолимой чернотой «Первого человека». Минимальная ошибка в просчетах, крошечная недоработка — и всемогущему Хьюстону останется только слушать крики в радиоэфире. Центр полетов здесь не напоминает руку помощи, он только шипящий голос в наушнике. Если в остальных картинах экзистенциальный ужас космоса передавался беспомощностью астронавтов (которые обычно полагались на центр управления полетами), то у Шазелла все наоборот — даже исключительные физические и интеллектуальные способности пилотов не всегда могут помочь.

Лента Шазелла в напряженность с легкостью обходит и «Тихое место», и «Борга против Макинроя», и даже «Безумного Макса».

Все вышесказанное делает из «Первого человека» компаньона «Спасти рядового Райана». Оба фильма превращают пафосную тему в смертельный полигон, где потеря товарища — это штатная ситуация, а мысль о том, что ты можешь как-то влиять на ситуацию — не более, чем очень неудачная шутка. Но если картина Спилберга в первую очередь была драматичной, то лента Шазелла в напряженность с легкостью обходит и «Тихое место», и «Борга против Макинроя», и даже «Безумного Макса».

Я не верю, что после этой картины изображение межпланетных полетов в кино изменится — людям в первую очередь хочется развлечения. Но это не так важно. «Первый человек» Дэмьена Шазелла — это уже лучший фильм о том, настоящем космосе, который над нами, и где ценой десятков жизней побывало не так много народу.

Комментарий довольного редактора: 

«Первый человек» — это очень интимное кино, в частности за счет операторской работы: сверхкрупные планы, съемка от лица протагониста, ручная камера даже в сценах, якобы требующих широких панорамных планов. Как снять личную историю о настолько эмоционально закрытом человеке? Тема потери дочери почти не поднимается, в первую очередь потому, что сам Нил Армстронг не желает об этом говорить. Однако ключевые сцены картины завязаны на трагедии отца, похоронившего ребенка, нивелируя элементы фильма-миссии. Это делает «Первого человека» прежде всего не историей о первой высадке на Луну, а очень личным рассказом о преодолении потери.

Ratings in depth

  • #ЖиваяКлассика
10 10

Review overview

Summary

Ratings in depth

  • #ЖиваяКлассика
10 10