Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

За что хвалят и ругают «Однажды в Голливуде» Квентина Тарантино

Оммаж 60-м и превратности фильма-альманаха

Вчера в Каннах прошла грандиозная премьера новой ленты Квентина Тарантино «Однажды в Голливуде». По этому поводу режиссер уже успел опубликовать письмо, где попросил прессу не спойлерить зрителям кино. Надеемся, что до выхода в прокат 8 августа в сеть действительно не просочится какой-нибудь спойлер, а пока что посмотрим, что о фильме пишут критики.

Напомним, действие происходит в 1969 году в Лос-Анджелесе. В центре сюжета Рик Далтон (Леонардо ДиКаприо) — бывшая звезда некогда популярного вестерн-шоу Bounty Law. Вместе со своим дублером Клиффом Бутом (Брэд Питт) Далтон безуспешно пытается сделать карьеру в новом незнакомом им Голливуде. Напарники даже планируют уехать в Италию, где как раз огромную популярность получили спагетти-вестерны. Однако выясняется, что у Рика есть знаменитая соседка ‒ актриса Шэрон Тэйт (Марго Робби), жена режиссера Романа Полански.

Большинство назвали ленту настоящим любовным посланием кинематографу 60-х, однако некоторых смутил финал. Дэвид Руни из The Hollywood Reporter считает, что красочная картинка способствует смелому способу сторителлинга, который выбрал Квентин:

Благодаря невероятной работе с деталями от художника-постановщика Барбары Линг и необыкновенной ретро-моде от костюмера Арианны Филлипс, Тарантино превращает свою бадди-комедию в любовное воссозданное, почти фетишизированное воспевание Голливуда 60-х, дополняя это ярким кадром от оператора Роби Ричардсона».

Правда, критик не обошелся без нескольких замечаний, которые все таки суммировал одним огромным комплиментом: «“Однажды в Голливуде” неровный, громоздкий по своей структуре и не без пробелов. Но это также обезоруживающий оммаж всему, что вдохновляет режиссера.

Ричард Лоусон из Vanity Fair, как и многие другие обозреватели, обратил внимание на отличный пейринг Леонардо ДиКаприо и Брэда Питта: «Расположение к фильму последовательно завоевывают ДиКаприо и Питт, которые из своей общей любопытной динамики делают легкую и платоническую поэзию». Тем не менее, Лоусон считает, что в стремлении сделать свое кино поэтичным Тарантино сделал историю, в которой некоторые сцены «провисали» и не были связаны между собой, так, что время от времени на показе он «немного скучал». В то же время, «[Тарантино] всегда был великим режиссером актеров, и здесь ему удается стереть с лица земли часть времени и славы заявленных исполнителей, чтобы найти неопределяемую сущность в свежих лицах».

При этом другой аналитик из Variety Оуэн Глейберман остался не так доволен:

Тарантино блестяще использует присутствие девочек Мэнсона, чтобы показать дьявольски плохие вибрации, которые прячутся глубоко в голливудском космосе. И то, как фильм разрешает все эти конфликты, откровенно говоря, кажется слишком простым. В конце концов, Тарантино сделал что-то, что по сути является «тарантиновщиной», но это больше не кажется даже смутно революционным. Он уменьшил историю, которую он рассказывает, до «палпа» (дешевого чтива — ред.).

Грегори Эллвуд из Collider отметил, что Тарантино еще «никогда не снимал фильм, который бы заканчивался на такой сладкой и ностальгической ноте», что только подтверждает умение режиссера правильно ввести в свое кино эмоциональную составляющую. Эллвуд также отметил отличный комедийный тон, в частности упомянув сцену, в которой у Клиффа будет противостояние с Брюсом Ли на съемках сериала «Зеленый шершень», где его пес получит свой звездный час. Критик также подчеркнул «убийственный актерский состав»: «Знакомые лица, такие как Тимоти Олифант, Люк Перри, Майкл Мэдсен, Лина Данэм и Дэмиен Льюис, действительно выделяются в своих небольших ролях».

Питер Брэдшоу из The Guardian поспешил расхвалить визуальную составляющую фильма: «Это шокирующее, захватывающее, ослепительно снятое кино в целлулоидных цветах небесно-голубого и закатного золота: цвета с теплом, о котором пела Мама Касс (Касс Эллиот — американская певица 60-х — ред.)». Брэдшоу также обращает особое внимание на детализированный мир, который построил Тарантино, предполагая, что зритель испытает нечто новое во время просмотра такого зрелища: «…Не просто эротическая синефилия, но телевизионная философия, глубокое осознание фона маленького экрана для жизни каждого». Критик признает, что поразительный и провокационный финал разделит аудиторию во мнениях, но дает фильму пять звезд, называя его «возмутительным, дезориентирующим развлечением».

Непоколебимого Робби Коллина из The Telegraph таки удалось слегка шокировать, как признался сам критик:

Фильм развивается интригующе и в основном ненасильственно, не столько сказка, которая обещана в названии, сколько связка рассказов, ни один из которых не дает каких-либо очевидных намеков на то, как они закончатся….Сами убийства наверняка будут среди самых шокирующих в фильмографии Тарантино по ряду причин, в одной сцене я даже громко застонал «о, нет».

Джейсон Горбер из Slash Film хвалит пару ДиКаприо и Питта как «двух лучших актеров в своем поколении»: «Их “мясистые” диалоги, потрясающие попадания в персонажей и непринужденность обстановки ставят Лео и Брэда на вершину этого кино». Горбер также отмечает работу остальных актеров, в частности, «визуально совершенную» интерпретацию образа Шэрон Тейт от Марго Робби.

Эрик Кун из IndieWire заметил, как мастерски режиссер передал привет кинокритикам в своем кино:

Это кино-фантазия, которая, кажется, существует в диалоге с его фильмами-предшественниками. Есть даже монолог одного из убийц Мэнсона о фетишизации убийств и насилия в сфере развлечений, в котором Тарантино сводит своих самых консервативных критиков к худшим из возможных карикатур.

Мысль о связи с предыдущими работами Кун продолжил и в следующей мысли: «Разумеется, фильм превращается в форму исторического ревизионизма, знакомую по другим недавним работам Тарантино. После первой половины ленты, построенной с удивительной сдержанностью, режиссер не может не позволить себе “сорваться”. “Однажды в Голливуде” дает понять, что хорошего шоумена удержать сложно».