Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Чернобыль»: обзор пятого эпизода

«Вічна пам'ять»

Если вы читаете этот рекап, поздравляю — мы с вами осилили самый эмоционально изматывающий, пугающий и важный сериал (как минимум) первой половины 2019 года. Пять эпизодов сложились в единую мрачную картину, сюжетные линии окончательно переплелись, а причины трагедии на Чернобыльской АЭС раскрылись. Рассказываем, на что мы обратили внимание в финальном эпизоде, сравниваем историю от HBO с реальностью, а заодно — делимся впечатлениями от всего сезона. Спойлер: мы в восторге.

Эмоциональный удар

Пятая серия «Чернобыля» начинается с, казалось бы, затертого нарративного приема — нам показывают идиллическую жизнь городка, который вот-вот пострадает от чудовищного события. В этом случае, городок – Припять, а кошмар, повисший над беспомощным населением – взрыв, который вот-вот случится. Если бы сцены спокойных солнечных будней жителей населенного пункта открывали первый эпизод сериала, лично я бы с трудом удержалась от того, чтобы не закатить глаза. Ведь такой ход уже использовали, кажется, режиссёры всех фильм-катастроф, начиная от Хичкока и Спилберга и заканчивая постановщиком «Геошторма». К чести Крэйга Мазина, он удачно экспериментирует с подачей материала – вместо того, чтобы сходу показать нам трогательные будни местного населения, сценарист придерживает эти сцены до последнего эпизода.

В этом есть логика — после четырех напряженных серий, жители Припяти для нас уже не просто случайные люди, а персонажи, с чьей судьбой мы, увы, слишком хорошо знакомы. Кадры их беззаботного утра наносят двойной удар. Вот ничего не подозревающая Людмила Игнатенко, а вот — ее муж, расслабленно играющий с малышами соседей. В каком-то смысле, подобные сцены служат чем-то вроде прощания с этими персонажами и их реальными прототипами — нам дают ещё один шанс осмыслить печальную историю жителей Припяти и увидеть их в достойном виде, а не на больничных койках и с жуткими ожогами.

Ещё одно нестандартное и крайне удачное решение, принятое Мазином (после выхода финальной серии я уже не боюсь случайно перехвалить сценариста, так что держитесь!) — решение отложить сцену взрыва реактора до финального эпизода. Конечно, можно было начать сериал со зрелищных кадров событий на четвертом энергетическом блоке. И все же, когда мы уже знаем обо всех последствиях аварии, само происшествие выглядит еще более зловеще. А согласитесь, добавить дополнительный трагизм самой жуткой техногенной катастрофе в истории человечества – неплохое достижение.

Человеческие ошибки

Пока жители Припяти мирно занимаются своими делами, непосредственно на ЧАЭС происходит крайне важный разговор, который, в некотором смысле, и заложил часть фундамента для дальнейших событий. В офисе Брюханова обсуждают сложности с очередным тестом на безопасность – из-за просьбы киевских энергостанций, проверку откладывают до ночи. Проблема в том, что от результатов этого исследования зависит карьера Брюханова, да и Фомин с Дятловым надеятся, что успешное завершение опыта принесет им признание со стороны Москвы. Осведомленные в своем деле люди наверняка перенесли бы тест на более поздний срок, но руководство ЧАЭС решило провести испытание как можно скорее, даже в не самых подходящих условиях. Как мы скоро узнаем, именно это станет одной из причин, по которым атомный реактор взорвется.

Одно из блестящих достижений «Чернобыля» – то, что сериал раскрывает события на электростанции со всевозможных сторон. Во-первых, мы видим пагубные последствия институционализированной лжи – если бы руководство ЧАЭС знало о дефектности стоп-рычага, авария могла бы не произойти. Во-вторых, Мазин отлично исследует ошибки всесоюзного масштаба – цену того, что партийное руководство до последнего отказывалось признавать, что в стране произошла катастрофа. В-третьих, сериал затрагивает личные промахи работников станции – их излишнюю самоуверенность и честолюбие, заставляющее рисковать в самый неподходящий момент.

В то же время, в истории есть свои проблески гуманности и оптимизма – взять хотя бы удивительно трогательный разговор между Легасовым и Щербиной в коротком перерыве между судебными заседаниями. Скорее всего, этот диалог выглядел совсем иначе, хотя бы потому, что Легасова, на самом деле, на этом суде не было (об этом мы еще поговорим!). И все же, это один из самых светлых и добрых моментов во всем сериале. К тому же, он отлично иллюстрирует путь, который прошли протагонисты. Герой Стеллана Скарсгарда вообще совершил невероятную трансформацию – за пару серий он превратился из сурового последователя партии в человека, который искренне пытается поддержать своего товарища и добиться справедливости.

Правда и вымысел

Если вас вдруг раздражали мелкие неточности и выдумки в сериале, прошу сохранять максимальное спокойствие. Дело в том, что драматичная сюжетная линия, показывающая героичность Валерия Легасова в суде – часть авторских вольностей сценариста. На самом деле, суд над Дятловым и его коллегами был длинным, бессмысленным и довольно скучным, а главное – Легасов на нем не появлялся. Зачем, спросите, Мазин настолько исказил правду?

Ответ простой – реальный ход событий было бы очень сложно втиснуть в один эпизод, да и нарратив получился бы не очень впечатляющим с эмоциональной точки зрения. На деле, Легасов пытался рассказывать правду о событиях в Чернобыле своим коллегам, но столкнулся с неожиданно негативной реакцией. Ученые испугались его откровенности и решили, что мужчина, возможно, начнет открывать миру и другие нелицеприятные тайны советского научного общества. Потеряв большинство друзей и сильно подпортив свою репутацию, Легасов пытался покончить с собой – сначала неудачно, а потом, на вторую годовщину взрыва на ЧАЭС, вполне успешно. После суицида мужчины, его записки о Чернобыле наконец-то начали циркулировать среди советских физиков и химиков, а тот факт, что известный ученый наложил на себя руки (да и не в простой день, а именно через два года после аварии), привлек внимание иностранных коллег. В определенном смысле, реальная судьба Легасова была еще более жуткой, чем в сценарии Мазина. Там не было решительных заявлений в лучших традициях судебных драм. Человек просто потерял все из-за того, что пытался рассказать правду тем людям, которым доверял.

К тому же, выдуманное выступление героя Джареда Харриса позволило сценаристу детально объяснить зрителям, что именно произошло на ЧАЭС. И это – одно из самых удивительных достижений «Чернобыля». Простите, что весь текст рассказывает исключительно о сильных сторонах сериала, но иначе просто не получится. Судите сами – даже люди, выросшие в Украине и слушавшие школьные лекции об этой трагедии хотя бы раз в год, с трудом могут объяснить, что именно случилось в тот страшный день. А Крейгу Мазину хватило каких-то пяти серий, чтобы исследовать эту жуткую историю – от социополитических факторов, особенностей менталитета советских людей и до механики самого реактора. Возможно, в сериале хватает ошибок и неточностей, но ведь его задача – не реконструировать события, а передать сущность истории. И с этим он справляется на «отлично».

Подкаст о событиях в Чернобыле: