Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Эпизод 10: «Апокалипсис позже»

Поздравляю, мы пережили конец света! Кто бы мог поверить, что Райану Мерфи хватит одного часа, чтобы связать (почти) все события «Апокалипсиса» в одну внятную историю? Хотя в некоторых моментах десятый эпизод явно страдал от слишком короткого хронометража и огромного количество вопросов, на которые нужно было срочно дать ответ, концовка восьмого сезона оказалась достойным завершением неоднозначной эпопеи. Более того – мы даже узнали, зачем нам две серии подряд показывали скучных Тимоти и Эмили и на минуту вернулись в дом-убийцу. Неплохо сыграно.

Тайный план Корделии

Как все герои оказались в третьем бункере? Почему Майкл (Коди Ферн) сразу не узнал и не убил ведьм, хотя ненавидел их еще задолго до начала ядерного апокалипсиса? Оказывается, Корделия (Сара Полсон) и Мертл (Фрэнсис Конрой) придумали хитрый план, который позволил им оттянуть время до финальной конфронтации с Антихристом. Мертл заставила отвратительно подстриженных миллиардеров Джеффа (Эван Питерс) и Матта (Билли Эйхнер) найти в бункере места для Мэллори (Билли Лурд) и Коко (Лесли Гроссман), а на самих ведьм наложили заклятие идентификации. Теперь героини не помнят, кто они на самом деле, но и Майкл тоже забыл всю их общую предысторию. Как минимум, мне кажется, что эти чары действую именно так, потому что иначе сложно объяснить, почему Антихрист сразу не заподозрил что-то неладное и не выдворил девушек из бункера.

Как только тайным агентам ковена стерли память, наши любимые героини снова превратились в свои альтер-эго из ранних эпизодов – Коко вновь стала гротескной пародией на испорченную и стервозную миллениалку, а Мэллори потеряла всю самоуверенность и начала робко поддакивать своей резкой начальнице. Доехав на «убере» (отвратительным водителем, конечно, оказалась саркастичная героиня Эммы Робертс), странный тандем попал в парикмахерский салон мистера Галаванта (Эвана Питерса), где Коко познакомилась со своим будущим мужем.

Остальные ведьмы буквально зарылись в землю и провели три года в болотах Луизианы – помните, еще Мисти Дэй говорила о том, что эта грязь лечит любые раны и способна оживить мертвого?

Yass, voodoo queen!

Итак, Мерфи объяснил, как Коко и Мэллори оказались в бункере со стертой памятью, а команда Корделии пережила ядерный взрыв. Но как чародейки собирались убить Майкла? Им явно нужна была еще одна сильная сторонница, а на Дину (Адину Портер) рассчитывать было бессмысленно – она уже раз предала ведьм и получила взамен кресло телеведущей. К счастью, Папе Легбе как раз понадобилась гнилая душа вуду-колдуньи, и Корделия обменяла Дину на ее легендарную предшественницу – королеву Мари Лаво (Анджела Бассетт), которая давно страдала в аду и мечтала выйти на свободу.

Если бы пришлось выбирать самый радостный момент во всем сезоне, то возвращение Мари Лаво точно было бы одним из достойных вариантов. Дело в том, что фанаты искренне не ожидали увидеть в «Апокалипсисе» героиню Бассетт, ведь во всех интервью актриса утверждала, что не собирается участвовать в съемках этой истории. Да и просто увидеть в одном эпизоде Анджелу Бассетт, Сару Полсон и Джессику Лэнг (о ней мы еще тоже поговорим) – настоящий подарок для любого фаната «Американской истории ужасов».

Сражение ведьм с Майклом было одним из самых динамичных и абсурдных моментов во всем сезоне. Мэдисон взорвала голову миссис Мид и начала обстреливать Антихриста из оторванной руки робота, Мертл вырвала мужчине клок волос (по ее словам, они были невероятно шелковистыми!), а отдаленно напоминающий Джека Торренса Брок (Билли Эйхнер) внезапно оказался живым и подрезал Мэллори, выпрыгнув из шкафа. Как раз несвоевременное появление мужа Коко испортило ведьмам весь план – растерянная и слабая Корделия никак не могла спасти истекающую кровью ученицу, а Майкл оправился от ранений, взорвал голову Мэдисон и начал наступать.

Спасением оказался, неожиданно, суицид – верховная ведьма драматично воткнув нож себе в грудь, вдохнула этим новую жизнь в Мэллори. Последние слова Корделии – лучшая реплика за историю всего сериала: «У Сатаны лишь один сын, а имя моим сестрам – легион, motherfucker!». Возможно, Райан Мерфи не слишком утруждался написанием сценария к «Апокалипсису», но талант к звонким саркастичным заявлениям у него никуда не делся.

Последние слова Корделии – лучшая реплика за историю всего сериала: «У Сатаны лишь один сын, а имя моим сестрам – легион, motherfucker!».

Возвращение в дом-убийцу

После смерти наставницы, героиня Билли Лурд не просто пришла в себя, но и успешно перенеслась в прошлое Майкла – как раз в тот момент, когда мальчик убил священника и впервые разгневал Констанс (Джессика Лэнг) настолько, что бабушка выгнала его из дому. Когда расстроенный юный Антихрист растерянно выходил из особняка, его сбила машина – Мэллори, видимо, решила не тратить энергию на магию и обратилась к более традиционным методам убийства. Если честно, то сцена была неожиданно трагичной – окровавленный Майкл умолял о пощаде, но Мэллори была настроена решительно и переехала парня три раза, чтобы наверняка. Еще более эмоциональным был отказ Констанс перенести внука в дом-убийцу, чтобы он смог навеки остаться там в качестве духа. Впрочем, оно и к лучшему – привидение Майкла тоже могло бы навредить значительному количеству людей.

Дальше нас, казалось бы, ждал хэппи-энд – Мэллори отправилась в школу мисс Робишо, вновь познакомилась со всеми своими друзьями, а полная сил Корделия с радостью приняла новую (как ей казалось ученицу). Более того – Мисти Дэй все же смогла покинуть свой личный сорт ада без помощи Антихриста (демоны были так благодарны за смерть сына начальника, что выполнили просьбу Мэллори), а Нэн просто не захотела расставаться с любимой работой и милым Папой Легбе.

Вот только Корделия ошиблась – у Сатаны был не один сын. Помните Тимоти и Эмили? Нам их показывали неслучайно – несмотря на отсутствие апокалипсиса, судьба свела эту пару, они почувствовали мгновенное влечение друг к другу, поженились и завели ребенка. Очаровательный малыш практически с рождения был чрезвычайно активным и немного злым, а в возрасте трех лет растерзал свою няню. Uh oh. Пока родители пытались отойти от шока, в дверь позвонил, конечно же, Антон ЛаВей.

Вопросы без ответов:

– Кем же все таки является Мэллори? Как для простой ведьмы (даже верховной), ее силы выглядят слишком эффектно.
– Кто был в костюме резинового человека в третьем эпизоде?
– Почему Тимоти и Эмили вообще стали родителями нового Антихриста? В первом сезоне нам четко сообщили, что для этого нужен сексуальный контакт живой женщины с приведением или духом. Пусть у Тимоти и особенная генетика, но он выглядит вполне живым.
– Кто прислал змей, которыми отравили яблоки?
– Почему Корделия не заручилась поддержкой Мисти и Стиви Никс? Она ведь точно могла хотя бы предупредить их и предложить вместе скрыться в болотной грязи.
– Каким образом Брок пережил ядерный взрыв, добрался до бункера и умудрился зарезать Мэллори?

Вердикт:  финальный эпизод – «Апокалипсис» в миниатюре: слишком много вопросов, недостаточно ответов, но зато наши любимые ведьмы обмениваются ироничным фразочками, решительно маршируют в slow-motion и спасают человечество. Правда, концовка получилась скорее бессмысленной, чем просто неоднозначной – если Мерфи не снимет еще один сезон о конце света, нас еще долго будет мучать судьба персонажей этого мира. Конечно, история о все том же апокалипсисе, только с другим Антихристом, была бы чрезвычайно постмодернистской (особенно – если сына Сатаны снова сыграл бы Коди Ферн), но более вероятно, что шоураннер решит рассказывать другие истории и просто забудет о сыне Тимоти и Эмили.