Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Визит в «Трансметрополитен» или истории человеческого мусорщика

Блоггер и почетный кальмар украинского Фейсбука рассказывает, как оно — погрузиться в мир комикса о Спайдере Иерусалиме

Текст рассказывает о комиксе, в котором нецензурная брань является частью привычного городского ландшафта. ВНИМАНИЕ! В МАТЕРИАЛЕ ОНА ТОЖЕ СОДЕРЖИТСЯ. ОНА — ЭТО НЕЦЕНЗУРНАЯ БРАНЬ.

Перед вами первая авторская колонка на Vertigo. Редакция может быть не согласна с мнением автора, его позицией, политическими и религиозными соображениями, чувством юмора, мнением в вопросе Pepsi или Coca-Cola или любыми другими идеями. При этом мы приветствуем выражение мыслей и идей, если они не являются оскорбительными.

«Трансметрополитен» считается культовым комиксом и одним из столпов индустрии вообще. Если бы этому формату давали «Хьюго» или «Небулу», то «Трансмет» взял бы обе. Главный герой истории, Спайдер Иерусалим, является для многих журналистов настоящей ролевой моделью и объектом для подражания. С учетом того, что комикс выходил с 1997 года по 2002, именно этому персонажу, судя по всему, мы обязаны тем, что как минимум украинские и россиянские журналисты в текущем поколении являются толпой напыщенных, наглых и пиздоватых долбоебов (как сказал бы сам Спайдер). Возможно, вывод касается журналистов из всех стран мира, воочию я наблюдал только этих.

Но давайте по порядку.

Я впервые решил прочитать комикс как комикс, а не посмотреть как набор картинок и не просто повтыкать в арты из серии «Dawn» Joseph Michael Linsner. Поздновато, но лучше сейчас, чем никогда. И я догадываюсь, почему мне подсунули «Трансметрополитен» для стартового опыта.

Первая причина — это, конечно, качество рисунка, весьма высокое для привычной мне графики. Уровень детализации и проработки картинки впечатляет. Из-за этого читать комикс невозможно, кстати. Ты периодически залипаешь, рассматривая изображения городской жизни, и отвлекаешься от повествования. Вообще, комиксы оказались тяжелым и непривычным форматом. Во-первых, там действительно мало текста и читать, как правило, нечего. Ну, как для человека, который проглатывает узкотематическую жвачку вроде Ready Player One за день. И это в «Трансмете» еще старались, чтобы Спайдер выглядел как писатель и какой-то текст там все-таки есть.

Во-вторых, не привыкший взгляд вечно летает по этим квадратикам сцен, пытаясь понять, в каком порядке их читать или рассматривать, а это далеко не всегда очевидно для неофита. Я действительно ощутил себя бабушкой, которая пытается после привычной десятилетиями газеты осилить новомодные гуглочки.

Все это поначалу дико бесит, но потом ты привыкаешь. Кроме того, из-за малого количества текста, страницу легко полностью перечитать, даже если ты отвлекся на то, чтобы рассмотреть МАФ по продаже людятинки. Да, в супермаркете мира «Трансметрополитена» можно встретить человеческую руку.

Потихоньку мы подошли ко второй причине, которая побудила экспериментаторов подсунуть мне «Трансмет». Это, собственно, сам мир комикса и главный герой, как его квинтэссенция. Этот мир мне очень близок.

Видите как Эминем и еще худой и не зашкваренный в начале нулевых Фред Дерст смотрят на всех и как бы говорят «Едрить, вы бестолочь»? Это мир «Трансмета».

Радиоактивные полуразумные собаки и двухголовые кошки сношают друг друга на улицах. Люди сменяют свой геном на геном пришельцев, прибытия которых в этом бедламе вообще никто не понял, не ощутил и не запомнил, кроме кучки их фанатов, на которых миру тоже плевать. Чиновники пилят бабки под безудержный популизм и все обо всём знают, но всем плевать. Любую информацию можно найти, но никто не ищет, а ждет спасителя, который сделает это сам, сложит буковки в абзацы и выдаст в онлайн. Безразличие зловонным облаком окружает мир «Трансмета».

До наступления эпохи современного интернета
До массовых англоязычных имиджборд
До появления мемасных армий и культа анонимусов
До альт-райтов и лягушонка Пепе
До расследований деятельности самых белых политиков

До всего вот этого говна, которое вы видите каждый день, открывая новую вкладку браузера, автор комикса Уоррен Эллис и художник-иллюстратор Дэррик Робертсон придумали, написали и изобразили современный интернет в виде статичных картинок.

Просто они разместили его в выдуманном городе, который в «Трансмете» так и называется — Город.

Политика в этом будущем — один в один сегодняшняя политика, которую мы читаем на страницах новостных интернет-изданий и «аналитических» блогов. Политика, живущая в безбашенном интернете постимаджбордных времен. Твиттер Трампа в мире «Трансмета» смотрелся бы органично, хотя и мелковато для сюжета. Сам 45-й президент США тоже легко мог бы натянуть образ Зверя, первого антагониста комикса. Требовал бы выселить трансиантов, например.

Современные политики или предлагают нам безудержный пиар, прикрытый белозубыми улыбками, зычным голосом и подчищенными биографиями. Или отыгрывают образ крепких хозяйственников с мутными связями, вполне искренне говоря «Да мы вас ебем, но зато нет войны и все сыты (ну, почти все)».

А жители Города мечутся между первыми и вторыми. Когда отвлекаются от насущных проблем или бесполезных срачей.

Жители Города это мы в интернете. Полные и ненависти, и радости, и безразличия одновременно. Вот петиция за какую-то чушь, вот видео со зверствами полиции, вот политический проспект, вот научные открытия, вот религиозные культы — каждый день пяток новых. Попробуй не словить рак мозга или хотя бы биполярочку, юзернейм.

И вот мы потихоньку подошли к третьей причине, почему я задолжал, подобно Спайдеру, эту статью издателю.

Речь, конечно, о журналистике. А точнее, о ролевой модели журналиста, которую Спайдер воплотил. Потому что многие вроде как считают меня журналистом, хоть это и не так. Слава кедам Иисуса, журналистом не является и Спайдер Иерусалим. Посмотрите на этого парня? Разве в нем есть что-то от Кларка Кента? Или от Эйприл О’Нил?

Нет, но он похож на каждого из нас.

В мире легализованного каннибализма, где все извращения не просто доступны, а нагло рекламируются в прайм-тайм, где люди на улицах продают и себя, и ближнего за копейки, нет и не может быть журналистов. Только блогеры-истерички с обостренным чувством справедливости в душе и пистолетом, вызывающим у жертв неконтролируемую срачку, в кобуре. И именно эту ролевую модель презентует Спайдер Иерусалим.

Если представить себе что главный герой — это блогер, что Город — это интернет, то всё встает на места. Будущее уже наступило, тек хай, лайф лоу, всех воткнули в экраны смартфонов и потому конца света никто не заметил, но происходящее вокруг нам не очень нравится. Толпы обезумевших пользователей ищут хоть кого-то, кто способен пояснить, что, блядь, происходит, с кем и зачем. В итоге, они выталкивают на гребень волны очередного информационного мессию, так что каждый имеет право на свои пять минут славы и тысячу репостов за половину вареника.

Не так уж важно, понимает ли новосозданный мессия, что происходит, или делает вид, что понимает. Свои лайки и каменты получит каждый, кто закричит «Смотрите на этого говнюка!» и назовется американским спецназовцем.

Я был более Спайдером, чем сам Спайдер, до того, как прочитал комикс. Потому что в таком интернете, как наш, нельзя быть другим.

Главный герой «Трансметрополитена» тащит внутрь себя всё что прет, точно так же, как мы собираем в свою ленту гэги, угары и пригары. Спайдер требует от всех соблюдения законов и справедливости, но сам поплевывает на законность процедур, когда надо наказать говнюка или вытянуть на свет чужое грязное бельецо. Спайдер сам себе следствие, судья и прокурор. Как и блогер сам себе телеканал, редактор и прямой эфир.

Город «Трансметрополитена», как и интернет — это вызревший гнойник, полный человеческой ненависти, скрытой под толстой коркой безразличия. Спайдер открыто говорит читателям, что он такой же, что он ненавидит Город — его колонка называется «I Hate It Here». И они любят Иерусалима за эту ненависть, потому что ненавидят себя сами.

Своим отчаянием, как скальпелем, Спайдер вскрывает гнойники Города и дарует ему временное облегчение. Моральная боль немного отступает, людей слегка отпускает и они видят, на кого повесить ответственность за все беды (того, кого им покажет журналист). А на сдачу Спайдер получает свою порцию народной любви и кучу просмотров.

Колоссальный выброс напряжения после каждого его расследования возносит Спайдера из убогой квартирки все выше и выше, к пику славы и внимания — заветная мечта для каждого лидера мнений? Или нет?

Иерусалим, как ролевая модель, очень плох, чтобы люди себе не думали. В конце концов, следует помнить, что персонажу за его деятельность очень неплохо платили. Жить с двумя ассистентками всяко веселей, чем с одной диджейкой, а кушать замороженные тюленьи глаза полюбому менее конформно, чем обедать в БАО.

А ведь тебе вообще не платят, господин блогер.

И даже среди тех блогеров, кто прикидывается журналистом и низвергает потоки людской ненависти на тех, кто совсем офигел, на диджейку и БАО хватает тоже далеко не каждому.

Спайдер всегда четко понимал, что он в Городе ненадолго. Накосить бабла, выпустить пару книг, пофаниться вдоволь и отвалить, а Город, ой простите, Интернет, пусть захлебывается в своей ненависти и дальше.

Ролевая модель Спайдера Иерусалима с ехидной улыбочкой встречает каждого, кого выносит наверх волна чужой ненависти к другим. И Спайдер, подобно ветхозаветному Петру, обязательно спросит у тебя, сделал ли ты карту поляка и есть ли тебе куда отвалить? Есть?

А денег хватит?

Антон Швец

Блоггер, политический эксперт, кальмар