Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Бургеры и кинофилия: из чего состоит мир Квентина Тарантино

Референсы, длинные диалоги и красный шелк

На вопрос о том, где он учился снимать фильмы, этот постановщик лаконично отвечает – «в кино». И действительно – эклектический стиль Квентина Тарантино сформировался не благодаря формальному образованию, а вследствии работы клерком в видеопрокате. Должность позволила будущему режиссеру часами напролет штудировать самые разные картины: от признанной классики и до малоизвестных фильмов категории «Б». Результат очевиден – теперь Тарантино считается одним из главных синефилов Голливуда и с одинаковой легкостью цитирует в своих работах Годара и диснеевских «Котов-аристократов».

Рассказываем, из чего состоит мир этого скандального и самобытного экспериментатора – но предупреждаем, что на полное описание всех его фишек, странностей и референсов одного материала явно не хватит.

Кадры из багажника и ультранасилие

Первой киноработой Квентина Тарантино стала лента «День рождения моего лучшего друга» (1987). Оригинальная запись была потеряна в пожаре, но сокращенную версию фильма можно найти в сети. Полноценный дебют режиссера состоялся в 1992, когда на фестивале «Сандэнс» показали «Бешеных псов». Тут уже четко прослеживаются фирменные ходы Квентина: история о чести среди преступников, эклектические отсылки (среди прочего, к «Пропащим ребятам» Шумахера и творчеству Годара), любовь к эффектному кровопролитию и специфическая работа оператора. Например, знаменитые кадры из багажника, которые присутствуют в каждом фильме Тарантино и показывают, кто из героев является опасным и авторитетным, а кто – жертвой.

Не менее часто используется кадр с позиции лежащего персонажа, более известный как «corpse shot». Яркий пример – сцена во второй части «Убить Билла», когда Бадд (Майкл Мэдсен) нависает над Невестой (Ума Турман), которая лежит в гробу, ожидая свою жуткую участь. Когда же зрителю показывают, как героиня дилогии готовится мстить своим обидчикам, оператор использует прием «взгляд бога» – разновидность общего плана, в которой камера находится над объектами съемки. Это позволяет вызвать у зрителя ощущение того, что происходящее одобрено высшими силами и обладает некоторой мифичностью. А вот резкие наезды – дань классическим сценам тренировок из фильмов о боевых искусствах.

По словам самого Тарантино, «насилие – то, на что смотреть веселее всего». Эта фраза звучит немного грубо, но постановщик не единожды заявлял в интервью, что не верит в то, что убийства на экране могут пагубно влиять на психику зрителей. Иногда драки и конфронтации персонажей выглядят довольно реалистично – режиссер даже лично душил Даян Крюгер во время съемок «Бесславных ублюдков», чтобы добиться максимальной правдоподобности. Порой насилие выглядит чрезвычайно стилизовано и соответствует канонам жанров, которые больше всего вдохновляют Квентина в данный период его творчества. «Убить Билла» заимствует сюжетные правила поджанра фильмов о мести, но в то же время там достаточно отсылок к вестернам (особенно – во второй части) и классическим лентам о боевых искусствах. Даже фонтанирующая кровь в сцене «Разборки в Доме Голубых Листьев» (драка Невесты с кланом «88 бешеных») выглядит именно так неспроста – это отсылка к традиционным постановкам в театре Кабуки, где ее изображали с помощью длинных рулонов красного шелка.

Длинные диалоги и непривычный выбор музыки

Несмотря на то, что работы постановщика ассоциируют, прежде всего, с насилием, большую часть хронометража занимают диалоги и монологи персонажей. Довольно часто это разговоры даже не касаются событий фильма напрямую – Квентин использует их, чтобы ярче охарактеризовать своих героев, раскрыть их характеры и способ мышления. Первая сцена в «Бешеных псах», например, состоит из обсуждения песни Like A Virgin, которая плавно перетекает в спор о необходимости чаевых. Благодаря ней мы узнаем, что мистер Розовый является упрямым и критичным человеком, которого сложно в чем-то убедить. Типичные локации для подобных сцен – дайнеры, рестораны и машины.

В отличие от многих режиссеров, Тарантино выбирает музыку к своим лентам, отталкиваясь от того, насколько она передает нужные эмоции, а не от того, насколько она подходит к сеттингу или изображаемому периоду. В ленте о Второй мировой войне спонтанно звучит Дэвид Боуи, а в картине о временах рабства – бодрый хип-хоп. Контраст между антуражем фильма и его звуковым оформлением добавляет истории немного духа бунтарства, а отсутствие одной повторяемой темы заставляет каждую сцену выглядит немного по-другому. Порой выбор музыки кажется уж очень ироничным – во время одной из самых жестоких конфронтаций в «Бешеных псах» звучит неожиданно веселая песня Stuck In The Middle With You. Скорее всего, Тарантино позаимствовал этот трюк у Кэрола Рида – в его картине «Третий человек» тоже ощущается резкий контраст между легким саундтреком и нарастающим насилием. После выхода «Псов» подобный подход стал куда более распространенным – достаточно лишь вспомнить использование песни Beach Boys в «Ночах в стиле буги» или Duran Duran в «Слоеном торте».

Единая вселенная

Сам Тарантино утверждает, что его фильмы (в том числе, и те, к которым он просто писал сценарий) занимают две отдельные киновселенные. Одна из них более реалистична – тут происходит действие «Криминального чтива» и «Бешеных псов». Вторая больше напоминает фантастический мир – в нем существуют наемники из «Убить Билла» и монстры из «От заката до рассвета». Фанаты тут не совсем согласны с постановщиком – если Невеста и Джанго существуют в разных вселенных, то почему между фильмами столько связей?

Например, героиня Умы Турман в «Криминальном чтиве» пересказывает сюжет сериала, над которым она работала – и задумка почти идентична сюжету «Убить Билла», в котором она тоже сыграла центральную роль. Кроме этого, когда Беатрис закапывают заживо в могиле, над ней виднеется имя Паулы Шульц – а это ведь покойная жена доктора Кинга Шульца из «Джанго». Вик Вега из «Бешеных псов» – родной брат Винсента (Джон Траволта) из «Криминального чтива». Ли Доновитц из «Настоящей любви» – сын брутального сержанта Донни Доновитца из «Бесславных ублюдков». Шерифы Эрл и Эдгар МакГроу появляются и в «От заката до рассвета», и в первой части «Убить Билла». Кроме этого, Эрл появляется в «Доказательстве смерти», а Эдгар – в «Планете ужасов». Еще одна деталь, связывающая все фильмы Тарантино – продакт-плейсмент одних и тех же вымышленных брендов: сигарет Red Apple и бургеров из уже легендарной фаст-фуд сети Big Kahuna Burger.

Любимые актеры

Пожалуй, визитная карточка картин Квентина (помимо гротескного насилия и обильного использования нецензурных выражений) – одни и те же актеры. Рекордсмен в этом плане – Сэмюель Л. Джексон, который сыграл в «Криминальном чтиве», «Джанго», «Омерзительной восьмерке» и в «Джеки Браун», а потом еще и на секунду засветился в «Убить Билла» и выполнил начитку в «Бесславных ублюдках». Знаменитая женщина-каскадер Зои Белл появился в пяти картинах режиссера. Кроме этого, Тарантино любит работать с Тимом Ротом, Майклом Мэдсеном, Брюсом Уиллисом, Стивом Бушеми, Харви Кейтелем и Умой Турман (ее постановщик вообще называет своей музой). Еще одна актриса, сыгравшая в двух фильмах режиссера (еще и одного персонажа) – Линда Кэй. Если вы не помните, кто это, даем подсказку – ее случайно застрелил Марселлас Уоллес в «Криминальном чтиве», а в «Бешеных псах» женщину вытащил из машины мистер Розовый.

Примечательно, что Квентин не пытается заманивать в свои проекты самых популярных актеров – по его словам, важно лишь то, насколько они подходят под определенную роль. Если в этом образе легче всего представить полузабытую звезду 1970-х, которая давно не снимается в чем-то значимом – режиссер рискует и до последнего отстаивает свой выбор. Так было и с Джоном Траволтой, который до «Криминального чтива» буквально погряз в сомнительных комедиях, и с Пэм Грир, которая в свое время считалась королевой блэксплотейшна, и с Куртом Расселом. Конечно, есть исключения – Тарантино не отказывает себе в удовольствии появится в собственной ленте (особенно если есть повод потренировать абсурдный австралийский акцент), несмотря на то, что хорошим актером его назвать непросто.

Референсы и отсылки

Помните, мы говорили о том, что невозможно описать все приемы Тарантино в одном материале? Это особенно касается отсылок в его картинах – каждый фильм буквально набит десятками референсов и оммажей к самым разным фильмам, сериалам и песням. В одном кадре может быть намек на фильмографию Годара, а во втором – шутка из малоизвестного похабного эксплуатационного фильма о медсестрах-убийцах.

Не будем сейчас пытаться назвать все источники вдохновения режиссера (мы планируем сделать это в будущем), но вспомним пару любимых моментов. Например, название «Бешеные псы» появилось благодаря посетителю видеосалона, который исковеркал название картины Луи Маля – Au Revoir Les Enfants прозвучало как Reservoir Dogs. Словосочетание запало в голову Квентина и он его незамедлительно использовал, хотя к сюжету ленты оно не имело никакого отношения. Еще одна забавная отсылка в этом фильме – цитата из «Волшебника страны Оз», которую говорит мистер Блондин. Облив бедного полисмена Марвина бензином, психопат произносит слова «как насчет огня, Пугало?», которые в классической картине использовала злая ведьма Запада.

«Криминальное чтиво» стало первым фильмом независимой продакшн-компании A Band Apart (основанной, конечно, самим Квентином). Ее название пародирует «Посторонних» Годара, которые в оригинале звучат как Bande à part. А сорт героина «Бава» – отсылка к творчеству итальянского режиссера Марио Бава, чья хоррор-антология «Черный Шабаш» изначально вдохновил Тарантино структурировать «Криминальное чтиво» по частям. А вот танец Мии Уоллес базировался на сцене из диснеевских «Котов-аристократов» – как вам такая эклектика?