Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

4 причины не продолжать «Теорию большого взрыва» на 13 сезон

Крик отчаянья/ предметный разбор

На этой неделе появилась информация о том, что руководство CBS ведет переговоры о продлении ситкома «Теория большого взрыва» на 13 сезон. Об этом сообщила президент развлекательного направления CBS Келли Кахл. По ее словам, руководству канала не хочется верить в то, что двенадцатый сезон станет концом, мировой аудитории слишком полюбились эти персонажи.

Ранее один из создателей сериала Чак Лорри утверждал, что 12 сезон будет финальным. Контракты с пятеркой главных исполнителей были заключены как раз до 12 сезона, который стартует на CBS 24 сентября. Второй соавтор шоу Билл Прэди уже выразил свое удивление по поводу такого намерения CBS. Кажется, вся команда готовилась прощаться с «Теорией» именно в 12 сезоне.

Почему же телеканал не хочет отпускать гиков и их подружек? Причина проста — рейтинги. С таким внушительным стажем на ТВ, «Теория большого взрыва» парадоксально продолжает показывать хорошие результаты когда дело доходит до аудитории. Пиковым для сериала был седьмой сезон с рейтингом в 20,4 млн. зрителей в США. Дальше показатели хоть и падали, все равно сохраняли для «Теории» относительно хороший результат. К примеру, 11 сезон насчитывает аудиторию в 18,63 млн. Это при том что в 2007 году ситком с далеко не звездным составом стартовал с 8,4 млн.

Наверняка не последнюю роль в продлении жизни «Теории» сыграл спин-офф ситкома под названием «Молодой Шелдон». Несмотря на скепсис аудитории, первый сезон оказался очень успешным, стартовал с отметкой в 17 млн. аудитории и даже внезапно затронул драматичные стороны жизни персонажа Джима Парсонса. Сейчас «Молодой Шелдон» готовится ко второму сезону (тоже с 24 сентября) и вполне возможно получит заказ от CBS на третий.

Конечно, против цифр не пойдешь, но мы все-таки попытаемся. Потому что продлевать «Теорию большого взрыва» на 13 сезон противопоказано. По правде, даже 12 сезон совершенно лишний. Рассказываем почему.

Почтенный возраст ситкома

Как не крути, но ситком, как формат сериала на ТВ — безнадежно устарел. История, снятая в трех стенах (четвертая стена в классическом понимании — это смеющаяся аудитория), ужасно сковывает как актерскую игру, так и сам сюжет. Комедийный жанр эволюционирует, соответственно, условия, в которых он существует, обязаны меняться тоже. Ситком, снятый тремя камера в трех ракурсах, не предлагает достаточно новых и оригинальных инструментов для современной комедии.

К тому же, имея огромную историю развития ситкома еще с начала 50-х («Я люблю Люси»), к золотому веку в 80-90-е («Сайнфилд», «Друзья») и до постситкомных времен («Как я встретил вашу маму», «Теория большого взрыва»), можно смело говорить о таком понятии, как «скорость комедии». Времена скорострельных шуток прошли. Маловероятно, что современная аудитория будет смеяться над молниеносным гэгом. Комедия 2010-х ощутимо замедлилась, comic relief строится на затяжных паузах и монтипайтоновской абсурде (он снова в моде, аллилуйя).

Ко всему, не стоит недооценивать всю комедийную прелесть ругательств, давно переставших быть табу на ТВ всюду, кроме как в ситкоме. «Теория большого взрыва» существует в формате, который сам себя зацементировал в прошлом. Конечно, этот формат вполне себе жив, а иначе зачем телесети возобновляют классические ситкомы, такие как Will & Grace, Full House, Roseanne или даже «Альфа». Однако эти камбэки носят исключительно ностальгический характер. Тогда как «Теории» не за что цепляться в вопросе ностальгии — это относительно современный ситком, застрявший в абсолютно олдскульном формате.

Гики уже не в моде

Помните этот слоган «smart is the new sexy»? Гик-культура стала настоящим феноменом в конце 2000-х. Ботаники и задроты вышли из тени, показав, что могут быть главным героями, а не эпизодическими plot-девайсами. Отдать центральную сюжетную линию в руки очкарику, выступавшему раньше исключительно как ходячая энциклопедия, было немыслимо. Конечно, nerd-comedies существовали еще с 80-х. Вспомнить хотя бы «Месть ботанов» или «Чудо-науку». Однако для них центральным оставался вот этот финальный этап социализации, избавления от статуса задрота, успех среди сверстников, хэппи-энд для бедного девственника с книжками по квантовой физике.

«Теория большого взрыва» была революционной хотя бы потому, что поместила зрителя в среду обитания ботаников, ничего в ней не меняя (сперва). Мы как будто оказались в заповеднике, где нельзя заходить за ограждения. Игры в «Подземелья и драконы» чередуются со сложными обсуждениями темной материи и бозе-эйнштейновского конденсата. Главные герои могли посреди ночи вломиться в лабораторию и провести сложный эксперимент лишь бы доказать какую-нибудь невероятную теорию из «Стар Трека». Ну а за коллекционный мерч или запакованные комиксы персонажи могли драться на мечах. Все это было свежо и оригинально до определенного времени — пока гик-культура не превратилась в китч. Хипстеры в очках с роговой оправой — яркое тому доказательство. К сожалению, то, что когда-то было сверх-популярным обречено превратиться в пошлость. Сила nerd-тренда утихает, а с ней и уникальность оригинального замысла Чака Лорри и Билла Прэди. Впрочем, авторов это вряд ли волнует, потому что «Теория» давно заболела недугом, о котором пойдет речь в следующем пункте.

Relationships… and all those ships

Где-то с третьего сезона сценаристы «Теории большого взрыва» все меньше и меньше делали ставку на юмор гиков. С тех пор как Леонард завоевал сердце Пенни, Говард закрутил роман с Бернадетт, а Шелдон встретил Эми — перед нами классический ситком об отношениях и столкновении полов, который только иногда разбавляется гэгами на тему науки или гиковских увлечений.

Как в данном случае двигать сюжет? По старым и проверенным рельсам. Именно поэтому у нас уже состоялись три свадьбы, и мы худо-бедно пережили две беременности. Расставания и новые романы тоже были. К слову, поскольку 11 сезон закончился бракосочетанием Эми и Шелдона, фанаты закономерно ждут в 12 сезон рождения маленького гения. На недавнем комик-коне один из сценаристов сериала Стив Холланд рассказал, что новый сезон начинается с медового месяца молодоженов, однако с первых же серий прописывать беременность для персонажа Маим Бялик пока никто не планирует.

Конечно, это не значит, что у семейства Куперов вообще не будет детей. В конце концов, в спин-оффе «Теории» — «Молодом Шелдоне» нам дали понять, что в будущем Шелдон станет отцом. Вопрос здесь скорее состоит в том, а стоили ли продолжать эту затянувшуюся игру в Sims на очередной сезон, или все же уйти на покой, сохранив в памяти зрителей хотя бы немного достойных гиковских шуток?

Герои, застрявшие в своих амплуа

Это скорее проблема всех сериалов, которые длятся больше шести сезонов (берем Breaking Bad за золотой стандарт), но персонажей «Теории большого взрыва» некуда развивать как личностей. За много лет существования шоу, сценаристы проделали огромный труд по раскрытию героев. Но, опять-таки, формат комедии положений — жанр очень скованный, в вопросе сценария далеко там не зайдешь.

В традиционных ситкомах история, рассказанная в пределах одной серии, распадается на несколько сюжетных линий, отсюда выходит всегда разный пейринг персонажей. Пенни и Леонард — уже неинтересно, зато когда Пенни делит общую сюжетную арку с Шелдоном, получается нетривиальная комедия. Наблюдать, как Эми воспитывает своего бойфренда всем наскучило. Тогда давайте поставим Воловица работать вместе с Эми в одной лаборатории и посмотрим, как Шелдон будет ревновать.

Эпизоды с родителями/ братьями/ сестрами — еще один способ раскрыть уже наизусть выученных персонажей, ровно как и серии с приглашенными звездами. К слову, в «Теории» их рекордное количество. Только сейчас навскидку можно вспомнить Кэрри Фишер, Стива Хокинга, Леонарда Нимоя, Стэна Ли, Марка Хэммила, Стива Возняка и Илона Маска.

Тем не менее, когда все возможные комбинации заканчиваются, остается обыгрывать уже знакомые зрителю черты характера, что неминуемо делает персонажей пародиями на самих себя. К примеру, именно по этой причине в «Друзьях» к концу десятого сезона из чистоплотной девушки, Моника превратилась в чокнутого контрол-фрика, а Джоуи тупел с каждым новым сезоном.

В «Теории большого взрыва» происходит что-то подобное: от милого и стеснительно Раджа в первом сезоне — до криповатого сталкера женщин в одиннадцатом. Когда-то Шелдон был всего лишь блестящим физиком, который спит на простынях с логотипом «Звездные войны», а к четвертому сезону Купер уже напоминал человека с аутичным спектром. Не то чтобы это плохо, просто вряд ли Шелдон с самого начала задумывался именно таким персонажем. Его гротескные черты характеры — следствие того, что протагонисту некуда двигаться в вопросе развития, поэтому он наматывает круги внутри своего амплуа, доводя героя до абсурда.

Впрочем, аналогия с хождением по кругу применима ко всему сериалу. «Теория большого взрыва», отпусти!