Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

All Hail the King: 12 оригинальных экранизаций Уильяма Шекспира

От научной фантастики до школьного ромкома

Наследие Уильяма Шекспира не раз попадало на большой экран, однако экранизировать драматурга, не опустившись в банальное пересказывание придворных интриг, не так просто. 12 сентября в кинотеатрах стартует «Офелия», где постановщица Клэр Маккарти отдает экранное время не датскому принцу, а его возлюбленной с трагической судьбой. По этому поводу мы отобрали несколько шекспировских адаптаций, которые советуем посмотреть каждому.

Гамлет /Hamlet (1948)

Реж. Лоуренс Оливье

Начинать стоит с классики — известный шекспироман Лоуренс Оливье не удержался, чтобы не вернуться к адаптациям английского писателя после того, как в 1944 году вышел его режиссерский дебют «Генрих V». Несмотря на традиционный сеттинг, Оливье приложил немало усилий, чтобы модернизировать история — сознательный отказ от нескольких драматических линий, явные референсы к «Гражданину Кейну» в постановке. Перед нами одна из лучших экранизаций «Гамлета», получившая четыри «Оскара». Хотя о факте, что Лоуренс сыграл молодого датского принца в 40 лет, тоже не стоит забывать.

Запретная планета/ Forbidden Planet (1956)

Реж. Фред М. Уилкокс

Культовое кино в жанре научной фантастики и первая картина с электронным тональностями в саундтреке. Оказывается, лента Уилкокса о колонизации планеты и внеземной угрозе брала за основу шекспировскую «Бурю». Подобно волшебнику Просперо и его дочери Миранды, профессор Морбиус и юная Альтаира живут в отшельничестве на далекой планете. У них даже есть свой слуга Ариэль — могучий робот Робби. Есть здесь и свой Фердинанд, претендующий на руку Миранды — молодой Лесли Нильсен. «Запретную планету» со своим небывалым для тех времен продакшном, можно считать самой футуристической адаптацией Шекспира.

Вестсайдская история/ West Side Story (1961)

Реж. Роберт Уайз, Джером Роббинс

«Вестсайдская история» — не просто переосмысленная постановка «Ромео и Джульетты», но и один из последних великих Голливудских мюзиклов. Еще немного, и индустрию накроет волна злого авторского кино Копполы, Скорсезе, Олтмана. А пока что сюжет разворачивается на Манхэттена, где две уличных банды, янки-Джеты и пуэрториканцы-Акулы ведут беспощадную войну, а члены враждующих группировок Тони и Мария тем временем влюбляются друг в друга. Уайз и Роббинс поставили первоклассные танцы и музыкальные номера так, что забываешь о трагичности сюжета. Между тем «Вестсайдская история» успела вскользь поднять и классовые вопросы, и темы преступности, и проблему расовой нетерпимости.

Ран/ Ran (1985)

Реж. Акира Куросава

Куросава известен любовью к постановка Уильяма Шекспира и успел переосмыслить его сюжеты не только в «Ране». Впрочем эта сага примечательна уже тем, как мастерски режиссер комбинирует адаптацию «Короля Лира» с самурайскими легендами. Сюжет разворачивается в Японии XVI века, так что стареющий правитель (в данном случае Хидетора) объявляет о разделе своих владений не между дочерьми, а сыновьями. «Ран» к тому же можно считать одним из лучших образцов боевого шекспировского кино — такую идеальную хореографии хаоса на поле боя в красных тонах еще стоит поискать.

Мой личный штат Айдахо/ My Own Private Idaho (1991)

Реж. Гас ван Сент

Мечтательное и печальное кино Гаса ван Сента лишь взяло за основу несколько сюжетных элементов из «Генриха V». Вместо своевольного наследника престола перед нами бунтующий сын мэра Портленда по имени Скотт в исполнении Киану Ривза. Режиссер, к тому же, сместил фокус истории — никакого пьяницы Фальстафа, только маргинал Майк (Ривер Феникс), больной нарколепсией хастлер, ищущий свою потерянную мать. Даже без цельного сюжета это кино умудряется работать и как настоящая шекспировская трагедия, и как история современных битников.

Много шума из ничего/ Much Ado About Nothing (1993)

Реж. Кеннет Брана

Как можно не вспомнить о британце Кеннете Бране, который, вероятно унаследовал любовь к Шекспиру от своего кумира Лоуренса Оливье. Среди множества адаптаций, выделю его, пожалуй, самое легковесное кино по мотивам пьесы английского драматурга. Никаких игр «найди следы Шекспира» — перед нами почти прямолинейная экранизация комедии положений в итальянском сеттинге. Режиссер пересказывает любовно-комическую историю недоразумений, ссор и счастливых примирений двух пар где больше всех блистают, конечно же, сам Брана в роли Бенедикта и его тогдашняя жена Эмма Томпсон в роли Беатриче.

Король лев/ The Lion King (1994)

Реж. Кеннет Брана

Конечно же, Disney вряд ли бы сделал прямую адаптацию Шекспира для детей, однако отрицать сюжетную линию «Гамлета» в «Короле Льве» невозможно — юный наследник, смерть отца, интриги завистливого дяди. Здесь даже есть свои Розенкранц и Гильденстерн, поющие Hakuna Matata (хорошо хоть Нала не сошла с ума). Мюзикл с песнями Элтона Джона наглядно показал, что сюжеты английского драматурга универсальны и могут покорить как театральных критиков, так и аудиторию помладше.

Ричард ІІІ/ Richard III (1995)

Реж. Ричард Лонкрэйн

Всем, кто знает Иэна МакКелена исключительно как Гэндальфа и Магнета, советуем ознакомится с его шекспировскими работами. Большинство, конечно, остались на театральных подмостках (тот же Гамлет, где Офелию сыграла юная Джуди Денч), но есть запись прекрасной постановки National Theatre Live «Король Лир» за 2018 год. Но сейчас не об этом, ведь в карьере Маккелена есть «Ричард ІІІ» — его личное амбициозное переосмысление темы предательства и тщеславия. Киноверсия пьесы переносит нас из средневековья в не менее кровавые тридцатые годы ХХ века во времена гражданской войны. МакКеллен сам писал сценарий, полагая сперва снять лишь телефильм. Но продакшн вырос, а в каст удалось заманить любимых коллег — Мэгги Смитт, Билла Патерсона, Аннет Беннинг и даже Роберта Дауни младшего.

Ромео + Джульетта/ Romeo + Juliet (1996)

Реж. Баз Лурман

Спросите австралийца База Лурмана, как осовременить классическую пьесу, и он выдаст вам MTV-вариант «Ромео и Джульетты», где две враждующие семьи — мафиозные кланы на границе Майами и Нью-Мексико. Герои все еще говорят ямбом, зато меняют шпаги на пистолеты, а вместо пьянящего вина употребляют экстази. Леонардо Ди Каприо и Клэр Дэйнс станут новыми символами юной запретной любви в конце 90-х под звуки Radiohead — чем не отличный способ заставить тинейджеров читать Шекспира.

10 причин моей ненависти/10 Things I Hate About You (1999)

Реж. Джил Джангер

Еще одно доказательство того, что Уильям Шекспир — это не только тяжеловесные трагедии о монархах. Оказывается, его «Укрощение строптивой» идеально ложится в основу сценария молодежной комедии. Хит Леджер в роли бунтующего Петруччо завоевывает сердце неприступной Кэт (Джулия Стайлз). Пусть здесь лишь каркас пьесы без шекспировского языка, внимательные зрителя обязательно заметят «I burn, I pine, I perish» (начало монолога Люченцио), которые произносит Джозеф Гордон-Левитт, впервые увидев Бьянку.

Кориолан/ Coriolanus (2010)

Реж. Рэйф Файнс

Режиссерский дебют Рэйфа Файнса не мог быть другим — в 2000 году актер играл Кориолана на сцене лондонского театра и был одержим этим персонажем. Впрочем, для собственной интерпретации кровавой трагедии, Файнс дает персонажам в руки автоматы, сохраняя при этом шекспировский слог. Действие разворачивается в условной восточноевропейской военной зоне, «месте, называющем себя Римом». Джерард Батлер перебирает на себя роль Тулла Авфидия, Джессика Честейн играет жену протагониста Виргилию, а Ванесса Редгрейв сияет в роли воинственной матери Кая Марция. Снятый не столько в Англии, сколько в Сербии и Черногории, «Кориолан» Файнса обретает современное прочтение как трагедия в эпоху геноцида и геополитических столкновений.

Макбет/ Macbeth (2015)

Реж. Джастин Курзель

Среди современных постановок, пожалуй, «Макбет» Джастина Курзеля — самое впечетляющее костюмное кино, близкое к первоисточнику. Вооружившись эстетикой «Игры престолов» и «Рана» Куросавы, австралийский режиссер снял настоящее зрелище с Майклом Фассбендером и Марион Котийяр. В результате получилась трагедия, плавно перетекающая в медитативную видеоинсталляцию, от которой порой тяжело оторвать глаза. Правда, сценаристы Джейкоб Коскофф, Майкл Лессли и Тодд Луисо заметно приложили руку к пьесе, добавив особенного смысла безумию монархов — картина открывается похороном их маленького сына. Тема одержимости властью здесь впечатляюще (и в основном в рапиде) разыграна прямо на натуре — в серых шотландских пейзажах, где король-убийца обречен умереть в кровавом тумане.