Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

«Хранители»: пятая серия

Небольшой страх молнии

К пятому эпизоду Дэймон Линделоф выработал оптимальный темп для «Хранителей» — шоураннер уже третью серию ловко балансирует между раскрытием секретов и созданием новых загадок. Помимо этого, он интересно распутывает клубок тайн вокруг главных персонажей, не выдавая слишком много информации зрителям.

Как итог, у нас опять множество идей и теорий, которые нужно срочно обсудить. Так что не будем терять времени.

Назад в 1985-й

Линделоф все же не удержался и вернулся во времена событий графического романа. Тайминг был выбран идеально — шоураннер и раскрыл предысторию Зеркала, и заменил финал снайдеровской картины на правильное окончание истории с разрушенным Манхэттеном. Под синатровский «New York, New York» нам показывают огромного кальмара, который свалился на город и убил около 3 миллионов людей своим телекинетическим взрывом. Что любопытно, в рекламе Нью-Йорка, которую нам позже покажут, видно стилизованный под мозг ядерный гриб. Но вернемся к Уэйду Тиллману.

Оказывается, он был набожным парнем, который готовился, как и остальные, сгореть в ядерном пепле войны США и СССР. В результате, получив психологическую травму (и лишившись одежды), наш герой выживает, заработав болезнь, которая в мире «Хранителей» получила название межпространственная тревожность и является разновидностью ПТСР. Естественно, дожди из кальмаров ее только усложняют. К слову, судя по Питипедии, подобные осадки выпадают по всему миру, особенно в Китае и России.

В сцене 1985 года легко пропустить интересную деталь — плакат выступления группы Pale Horse, чей тур называется Kristallnacht. Отсылка к «Хрустальной ночи», первой массовой акции Третьего рейха против евреев, становится понятной позже, когда Уэйд встречает Риз. Та рассказывает о фильме Стивена Спилберга Pale Horse, который в мире «Хранителей» заменил «Список Шиндлера».

Еще одна любопытная деталь о мире сериала — там разрешено клонирование. Причем не только домашних питомцев, ведь персонал клиники бывшей жены Зеркала похоже тоже продублирован. Уэйд таки узнает для Анжелы, что же было в красном пузырьке ее деда. Как и предполагалось ранее, это таблетки, содержащие воспоминания — «Ностальгия». Питипедия рассказывает, что они созданы компанией мисс Трю и помогают повторно переживать свои воспоминания. Технология проста — приходишь в клинику и специально под тебя изготавливаются таблетки с твоими переживаниями. При этом пилюли индивидуальны, так что их употребление другими людьми вызывает множество рискованных побочных эффектов. Это частично может подтвердить теорию с дочерью мисс Трю, которая переживает воспоминания матери — возможно, она является клоном, так что генетика у них одинаковая. Или все же родственники находятся вне зоны риска.

Похоже, что дед Анжелы в свое время создал себе пузырек «Ностальгии», чтобы ничего не забыть. Нужно также помнить, что на момент событий сериала лекарство запрещено из-за осложнений после регулярного принятия.

Любопытные факты:

— название серии, «Небольшой страх молнии» взято из романа Жюля Верна «20 000 лье под водой». Полностью фраза звучит как «Если бы не было грома, люди бы не боялись молнии» (If there were no thunder, men would have little fear of lightning). Цитата соответствует событиям эпизода — после теракта Вэйдта люди до сих пор боятся инопланетного вторжения;

— Линделоф очень тонко напоминает зрителям о предыдущих сериях. Если не читавшие комикса получают нужную информацию от Пити, то эпизод с Красным страхом и салатом был вставлен только чтобы напомнить аудитории об инциденте из пилота;

— табак в мире сериальных «Хранителей» запрещен. При этом в комиксе такого не было, а значит эту инициативу можно приписать либеральному «режиму» Редфорда;

— на скафандре Озимандии изображен уаджет — египетский символ, который защищал королей в загробной жизни. Ось такий от забобон;

— учитывая, что маска Зеркала сделана из отражающего материала, по сути она является шапочкой из фольги.

Космический вояж Озимандии

Пока на Земле все пытаются пережить последствия «спасения» имени Эдриана Вэйдта, сам он совершает очередную попытку побега из заключения. Да, персонаж действительно в космосе, а именно в спрятанном мире на одном из спутников Юпитера. Озимандии таки удается выйти из карманной вселенной без последствий для себя и он принимается за дело — из останков клонов (вот где они пригодились) складывает послание для земного аппарата. «Спаси меня, Д» может адресоваться как Манхэттену, так и кому-то другому. На реддите уже есть теория, что обращение могло быть направлено Драйбергу, но он сел в тюрьму еще до исчезновения Эдриана с Земли. Правда оба эти варианта слишком очевидны — вполне возможно, что буква D призвана нас запутать. Возможно там «dumb fucks».

Многие фанаты рассуждают о том, что Вэйдт не мог обращаться к Манхэттену, так как тот его сам запер. Но возможно герой Айронса по своей воле решил помочь Доку, ведь он утверждал, что сначала считал это место раем. Кроме того, контактировать с Манхэттеном через спутник крайне неэффективно. Он же на Марсе.

Правда, дождаться спасения Озимандия не смог, так как на его кустарный космодром нагрянул егерь. И диалог по прибытию нас интересует больше всего.

Вэйдт заявляет, что создатель и бог покинул их и уже не вернется. Судя по формулировкам, речь идет о ком-то вполне осязаемом, а значит вероятнее всего этот мир таки создал Манхэттен! Пока, правда, неясно, почему туда попал Озимандия, но у нас еще есть две серии, чтобы понять. Почему две? В прошлом рекапе я писал, что Эдриан пропал с Земли в 2012 году, а судя по тортам, каждый эпизод соответствует его году в заточении. Так что 2019-й — это как раз седьмая серия.

Отсылки к оригинальному комиксу «Хранители»:

— «Ностальгия» — бренд парфюмов, которые выпускала корпорация Эдриана Вэйдта в комиксе;

— группа Pale Horse была и в комиксе. На страницах оригинальных «Хранителей» можно заметить анонсы их концерта в Мэдисон-Сквер-Гарден второго ноября. Как говорит нам Питипедия, в 90-х была создана группа Sons of Pale Horse, которая выпустила альбом «The Book of Rorschach», вдохновленный журналом Роршаха. Эта пластинка является «настольной книгой» для «Седьмой кавалерии», так как содержит эссе Сеймура Дэвида — парня, который нашел дневник Роршаха в финале комикса;

— серия экранизирует один из кульминационных моментов комикса — появление кальмара;

— множество телевизоров, перед которыми сидит Зеркало, отсылает к убежищу Вэйдта из комиксов. Там панель из множества экранов использовалась, чтобы отслеживать изменения после «кальмаропокалипсиса». Что любопытно, единую картинку на всех телевизорах в сериале можно трактовать как результат действий Озимандии, который привел разрозненный мир к единому знаменателю;

— ужин Зеркала с поднятой маской и бобами прямо отсылает к Роршаху. В комиксе тот тоже любил перекусить консервациями, не снимая свое «лицо».

Squid pro quo

Сюжетный твист с «Седьмой кавалерией» получил неожиданное продолжение. Нам подтвердили, что шериф Кроуфорд действительно был частью движения и вместе с сенатором Кини руководил ячейкой, «для сохранения мира» (по словам последнего). Причем, это касается и «белой ночи». Выходит, именно политик начитывал текст в клипе-обращении, который мы видели в первом эпизоде.

Оказывается, что «кавалерия» экспериментирует с телепортом, а значит явно собирается скинуть на Талсу что-то неожиданное (не кальмара!). При этом, судя по риторике сенатора, подобная атака — это исключительно политический рычаг, который приводится в исполнение глупыми фанатиками. Пока не ясно, зачем это Кини. Как вариант, он опять хочет легализовать супергероев, так как закон о масках сенатор уже протянул и вообще идет противоположной от отца дорогой.

При этом ему почему-то мешает Анжела, которая занята своими семейными делами. Возможно, это связано с Уиллом, а возможно опасения Кини связаны с убийством Кроуфорда. Так или иначе, он умудряется вывести Сестру Ночь из игры благодаря Зеркалу. В обмен тот получает лекарство от своей тревожности — видео Озимандии, которое записано первого ноября, за день до «высадки кальмара на Таймс-сквер». Линделоф решил не слишком омолаживать Джереми Айронса и это обидно — совершенно не похоже, что он выглядит на 34 года моложе. Но это детали. Оказывается, Вэйдт спланировал избрание Редфорда и четко обозначил курс страны на десятилетие вперед. Интересно, поможет ли ему это по возвращению.

Превью следующей серии: