Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Netflix против Канн: почему фестиваль поссорился со стримингом

Как Тьерри Фремо забанил фильмы онлайн-кинотеатра и кто в Голливуде его поддержал

Старт Каннского кинофестиваля назначен на 9 мая и продлится до 19-го мая. К этому времени уже должны были представить официальный постер, но организаторы пока не спешат. Известно лишь, что Кейт Бланшетт возглавит жюри основного конкурса, а франко-швейцарская режиссерка Урсула Майер будет главной среди судей «Золотой камеры» (приз за лучший полнометражный дебют).

И пока интрига вокруг программы растет с каждым днем (обычно лайн-ап объявляют в середине апреля), стало известно, каких картины в конкурсе точно не ждать. Директор Каннского кинофестиваля Тьерри Фремо заявил, что фильмы Netflix и другие стриминговые платформы больше не имеют право участвовать в основной программе и претендовать на высшую награду — «Золотую пальмовую ветвь». Едва ли такое решение можно считать неожиданным. Рассказываем почему.

В чем конфликт

Новость о конфликте Каннского кинофестиваля со стримингом совсем не нова. Организаторы ерзали на стульях от неловких комментариев журналистов еще во время 70-го киносмотра в мае 2017-го. Как только стало известно, что в основной конкурс попала «Окча» Пона Чжуна Хо и «История семьи Майровиц» Ноя Баумбаха (производства Netflix), французские прокатчики заволновались. По правилам фестиваля, фильмы-конкурсанты обязаны выйти во французский прокат сразу после показа в Каннах. Дальше вступает в силу французское законодательство, по которому фильм может попасть в стриминг не ранее, чем через 36 месяцев после начала кинопроката. Netflix на такую сделку вроде бы согласился, по словам Фремо, однако условия соглашения так и не выполнил. «Окча» появилась в онлайн-кинотеатре через полтора месяца после премьеры в Канне — 28 июня, а «Историях семьи Майровиц» попала на стриминг 13 октября.

И пока бунтари Netflix играли по собственным правилам, тихони Amazon вели себя прилично. В прошлом году стриминг показал в Каннах Wonderstruck Тодда Хэйнса и «Тебя никогда здесь не было» Линн Рэмси. В ноябре, после участия в нескольких кинофестивалях, фильм Хэйнса вышел во французский прокат. Лента Рэмси даже побывала во французских кинотеатрах на полгода раньше, чем была представлен на американском «Сандэнсе». Правда, Amazon это все равно не спасло — новые правила кинофестиваля относятся ко всем стримингам. Теперь ленты онлайн-кинотеатров могут быть показаны в Каннах только во внеконкурсной программе.

Что говорит Тьерри Фремо

Тьерри Фремо

Когда конфликт только начал разрастаться, глава кинофестиваля Тьерри Фремо удерживал нейтралитет. Ссориться с западными коллегами совсем не хотелось — именно эшелон американских звезд на красной ковровой дорожке Канн ежегодно обеспечивает фестивалю популярность далеко за пределами кино-изданий. Помимо рецензий в профильных СМИ, о Каннском киносмотре пишет желтая пресса, fashion и life-style медиа. На время фестиваля Лазурный берег становится реальным конкурентом Голливуда по потоку эксклюзивных новостей.

Однако вступать в конфронтацию с французским прокатчиками тоже чревато последствиями. Так что Фремо поступил конструктивно — отобранные в конкурс ленты стримингов исключать из программы не стали, однако на следующий год было принято решение ужесточить правила отбора.

Теперь, перед стартом 71-го фестиваля, Фремо заговорил о Netflix смелее:

В прошлом году, когда мы выбрали те два фильма, я думал, что смогу уговорить Netflix выпускать их в кинотеатрах. Я был самонадеян, они отказались. Сотрудникам Netflix полюбилась красная ковровая дорожка и они хотели бы предстать здесь с другими фильмами. Но они понимают, что их непримиримая модель теперь противоречит нашей.

Между тем назвать Фремо закоренелым традиционалистом не получится. В 2010 году он принял скандальное для того времени решение показать на фестивале ТВ-фильм «Карлос» Оливье Ассайаса, не говоря уже о решение фестиваля с 2000 года допускать на киносмотре показ digital-копий.

Мы должны учитывать существование этих мощных новых игроков: Amazon, Netflix и, возможно, вскоре Apple. Наш фестиваль будет защищать свой статус киносмотра, готового идти на риск и ставить под вопрос кино, мы обязаны держать руку на пульсе ежегодно.

В свете участия такого кино в больших кинофестивалях, на вопрос, а сопоставимы ли фильмы для большого экрана с лентами стримингов, Тьерри Фремо так и не находит однозначного ответа:

«В то время как Amazon и Netflix позволяют режиссерам снимать более бюджетное кино, они также создают «гибрид», который является не совсем телевизионным проектом и не совсем кинематографом в традиционном смысле этого слова. Кино все еще торжествует повсюду, даже в золотой век сериалов. Но история кино и история интернета — это две разные вещи».

Что говорит Netflix

Netflix

Справедливости ради Netflix действительно пытался уладить конфликт с Фремо — предложил выпустить «Окчу» в ограниченный французский прокат в день премьеры на стриминге — 28 июня. Однако такое решение противоречит французскому законодательству (правило о 36 месяцах). Для компании, профинансировавшей продакшн подобной картины, отдать ее французскому прокату — значит не заработать практически ничего. За такой огромный интервал времени между театральным и онлайн-релизом интерес к фильму утихает либо в сети он уже вовсю гуляют в свободном доступе.

Главный исполнительный директор Netflix Рид Хастингс откровенно негодовал в мае 2017-го:

Мы не хотим ни с кем ссориться. Но истеблишмент против нас. Смотрите «Окчу» на Netflix 28 июня — удивительный фильм, который бойкотируют в Каннах.

Сейчас глава компании продолжает защищать потоковую модель, которая обходит театральный релиз и делает кино более доступным для зрителя. Хастингс даже заявил, что скандал с Каннами лишь подогрел интерес публики к стримингу.

Судя по всему, для Netflix такой конфликт не будет огромной финансовой потерей. И хотя компания держит цифры своих просмотров в строжайшей секретности, очевидно, что прибыль им приносит премьера скандального Bright Дэвида Эйра или очередной сезон «Очень странных дел», но вовсе не «Окча» Пона Чжуна Хо или «Ферма Мадбаунд» Ди Рис, претендовавшая в этом году на «Оскар».

В то же время Netflix вряд ли отвернется от Каннских премьер окончательно. Глава контентного отдела Netflix Тед Сарандос не раз акцентировал внимание на том, что компания ценит престиж фестивальных режиссеров, которые готовы работать с Netflix вместо крупных киностудий. Так в 2019 году здесь выйдет Irishman Мартина Скорсезе — самый дорогой проект режиссера (бюджет фильма уже перевалил за $125 млн и точную цифру не называют). Наверняка автор захочет большую премьеру на каком-нибудь фестивале вроде Канн, прежде чем выпускать кино онлайн.

Что говорит киносообщество

Педро Альмодовар, Уилл Смит, Тильда Суинтон, Кристофер Нолан, Стивен Спилберг

Стриминги против театральных релизов — тема, которой было суждено разделить представителей индустрии на два лагеря. Еще во время 70-го Каннского кинофестиваля глава жюри Педро Альмодовар озвучил свою позицию на этот счет:

«Цифровые платформы — новый способ предложения слов и изображения. Сам по себе этот способ обогащает. Но эти платформы не должны занимать места уже существующих форм просмотра, какими являются кинотеатры. Никакие обстоятельства не должны изменять просмотр для зрителя. Единственное решение мне видится таким: существующие цифровые платформы подчиняются уже существующим и уважаемым правилам.

Это не означает, что я не приветствую новые технологии и возможности, но, пока я жив, я буду бороться за гипнотическое влияние большого экрана на зрителя. Зритель должен преклоняться перед большим экраном».

Еще один член жюри, и звезда готовящегося к выходу фильма Bright Уилл Смит, конечно же, поспешил защитить Netflix:

«Знаете, у меня трое детей. Они дважды в неделю ходят в кино и параллельно смотрят Netflix. В моем доме Netflix — очень полезная вещь, потому что дети смотрят картины, которые в противном случае не посмотрели бы никогда. Netflix объединяет их с миром. Например, бывают фильмы, которые показывают в кинотеатрах где-то в 8000 милях от них. А теперь режиссеров этих фильмов можно найти в соцсетях, а их фильмы — на цифровых платформах. И такая форма соединения только помогает моим детям по достоинству оценить разнообразие мирового кинематографа».

Представляя «Окчу» в Каннах, Тильда Суинтон попыталась всех помирить:

«Конечно, директор фестиваля вправе делать такие заявления. Очень важно и полезно, что такая дискуссия разворачивается среди наших коллег. Но мне кажется, что на таком киносмотре должно хватать места для всех.

Давайте честно. В Каннах показывали много фильмов, которые потом не вышли на большие экраны. Но вообще мы не за призами сюда приехали. Мы приехали показать фильм на Каннском кинофестивале, я рада что его наконец увидят зрители».

Покритиковать стриминг успел и Кристофер Нолан. В июльском интервью для Indiewire режиссер достаточно резко озвучил свою позицию:

«Стратегия выпуска фильмов одновременно на Netflix и в кинотеатрах — бездумная и непригодная модель проката. Несмотря на то, что Netflix финансирует авторское кино, было бы гораздо лучше, если бы их модель не использовалась в качестве рычага для закрытия кинотеатров. Это настолько бессмысленно, что я не понимаю, зачем он нужен. Единственная платформа, в которой я заинтересован, — кинопрокат».

Правда, в ноябре режиссер адресовал свои извинения компании через интервью для Variety:

«Я должен был выразиться вежливее. Я сказал то, что думаю, но выразил свои эмоции недипломатично. Я не дал понять, насколько революционным стало всё, что сделал Netflix. Им следует отдать дань уважения за это, что я и делаю».

При этом Нолан остался при своем мнении — фильмы следует сначала показывать в кинотеатрах, а только через 90 дней — в онлайн-сервисах.

«Всю мою сознательную жизнь помню, как выпускали фильмы сразу на видео. Для режиссера в 1990-х годах выпуск проекта сразу на видео был главным кошмаром. Ничего нового в этом нет — просто сейчас это подается как нечто инновационное».

Среди последних старожил, кто прохладно отозвался о стриминге — Стивен Спилберг, который в мартовском интервью для ITV News заявил, что кино, вышедшее на Netflix не имеет права претендовать на «Оскар»:

«Как только вы начинаете работать с ТВ-форматом, то вы делаете телевизионный фильм. Вы можете получить за шоу «Эмми», если оно действительно хорошее, но не «Оскар». Я не думаю, что фильмы, которые показали лишь в паре кинотеатров в течение недели, должны быть квалифицированы для наград Киноакадемии».

Режиссер также считает, что стриминги лишают большие студии желания работать с маленькими проектами, что могло бы помочь независимым режиссером в продвижении на кинофестивалях (поскольку онлайн-площадка такую поддержку ленте не обеспечит).

«Много студий скорее предпочтут сделать гарантированный кассовый хит под каким-нибудь брендом из списка их успешных фильмов, чем дадут шанс менее заметным лентам. И такие мелкие фильмы, которые студии делали регулярно, теперь перешли под крыло Netflix, Amazon и Hulu».

Между тем не все так плохо у стриминг-площадок как может показаться. Николас Виндинг Рефн уже почти закончил свой сериал Too Old To Die Young для Amazon. В этом году на Netflix выйдет сатирический сериал Maniac от Кэри Фукунаги. Йоргос Лантимос вновь поработает с Колином Фарреллом над предстоящей драмой об Ирангейте для Amazon. Джоэль и Итан Коэны впервые зайдут на территорию сериалов именно у Netflix — сейчас братья заняты производством вестерн-сериала The Ballad of Buster Scruggs с Джеймсом Франко. Не говоря уже о том, что нас ждет самое дорогое производство сериала в истории — сага «Властелин колец», для которой Amazon выделит приблизительно $500 млн.