Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Эффект Бандерснетча: почему пятый сезон «Черного зеркала» разочаровал

Как Netflix сделал Чарли Брукера добрее

По-другому это объяснить нельзя, но, кажется, интерактивный «Бандерснетч» переутомил Чарли Брукера и его соавтора Аннабель Джонс. После реализации по-настоящему революционной идеи вовлечения зрителя в нарратив, авторы «Черного зеркала», кажется, сами утратили интерес к обычному формату эпизодов. Как результат, творческий тандем написал тройку серий для пятого сезона, спустив рукава.

Даже слегка обидно, потому что в каждой из представленных серий есть потенциал на уровне идеи. Детище Чарли Брукера впору считать лучшим гидом, помогающим плавно войти в действующий мир, где грань виртуального и подлинного тонко размыта. При всей своей угрюмой подаче и откровенно песимистском месседже, «Черное зеркало» никогда не позиционировало техногенное будущее как угрожающую перспективу, которую следует предотвратить. Это не антиутопия с элементами хоррора. Это очень трезвое социологическое исследование, украшенное внезапными плоттвистами.

В свою очередь пятый сезон очень поверхностно и проходится по заданной проблематике каждого из трех эпизодов. Будь-то тонкости самоосознания в эпоху VR, последствия аддиктивности социальных сетей или же того, как современные технологии диктуют свои условия развития шоу-бизнеса. И если раньше сериал был прекрасен тем, как персонажи каждого эпизода показывали нам внезапный исход взаимодействия человечества с технологиями, то теперь каждая из трех новых серий не предлагает действительно внезапную и волнительную развязку, а два из трех эпизодов даже заканчиваются на неуместной оптимистичной ноте.

Рассмотрим каждый детально (внимание, спойлеры!).

3/5

Striking Vipers

Двое давних друзей Дэнни (Энтони Маки) и Карл (Яхья Абдул-Матин II) воссоединяются после долгих лет разлуки и решают поностальгировать, сыграв в обновленную версию файтинга, в которую рубились 11 лет тому назад. Выбрав любимых персонажей, те внезапно заводят виртуальный роман вместо того, чтобы драться. Проблема в том, что ребята вроде бы не геи и один даже в счастливом браке. Вот только даже такую, казалось бы, не настоящую вещь, как VR-интрижка, герой все равно тщательно скрывает от жены.

Проблематика виртуальной реальности для «Черного зеркала» вовсе не нова — здесь свое весомое слово уже было сказано теми же USS Callister или San Junipero. Однако Striking Vipers предлагает любопытный взгляд на тему еще и с позиции исследования собственной сексуальности в абсолютно новых условиях, в которых предстоит жить человеку. Если каждому из нас доступен новый аватар с целым спектром возможностей, то рано или поздно (скорее рано) человек подберется к анализу сексуального аспекта своего нового я. По крайней мере таков кажется замысел эпизода.

Но Брукер, почему-то, совершенно не хочет развивать эту идею, кренится в сторону банального броманса и акцентирует внимание на том, какими эмоционально незрелыми могут быть мужчины. Два единственных приятных бонуса — актерская игра и альтернативный взгляд на понятие компромисса в браке в эпоху VR.

4/5

Smithereens

Устав от вездесущей зависимости людей от социальных сетей, водитель сервиса Rideshare по имени Крис (Эндрю Скотт) берет в заложники сотрудника огромной компании Smithereens (судя по всему, аналог Твиттера) и пытается достучаться до его руководителей в попытке изменить ситуацию. К тому же поступок героя — личная вендетта за утрату, о которой зритель узнает ближе к финалу эпизода.

Для начала — это, пожалуй, лучший эпизод сезона хотя бы благодаря душераздирающей игре Эндрю Скотта. При этом сама история достаточно проста как для hostage-триллера, здесь даже действие разворачивается в наши дни. Криса терзает чувство вины за смерть возлюбленной из-за того, что тот отвлекся на приложение, сидя за рулем, и спровоцировал аварию. При этом подробности мотивации раскрываются в эпизоде поэтапно, в лучших традициях подобного жанра, заставляя инвестировать в историю.=

Разговор Скотта с генеральным директором Smithereens (Тофер Грейс) даже предлагает любопытный комментарий обеих сторон, которые, как оказалось взаимно страдают от пагубного влияния социальных сетей. Но таков современный мир и компании будут продолжать удовлетворять запросы потребителей. Получается, что Smithereens не может сказать что-то оригинальное на заданную тему кроме как показать весьма реалистичный открытый финал. Здесь неважно, чем закончилась стычка, потому что уже через пару часов об этом забудут, проскроллив новостную ленту.

2/5

Rachel, Jack and Ashley Too

Поп-звезда Эшли О (Майли Сайрус) разочарована своей карьерой и репертуаром, но вынуждена придерживаться контракта и следовать указаниями менеджера-опекуна Кэтрин (Сьюзан Пурфар). В это же время 15-летняя Рейчел — яростная фанатка Эшли, страдает в статусе новенькой в школе, где у нее нет друзей. Все изменится после того, как героиня получит в подарок интерактивную куклу Ashley Too с голосом своего кумира.

Здесь, кажется, все пошло наперекосяк и следов от «Черного зеркала» почти не осталось.  Две сюжетные линии какое-то время развиваются параллельно, но когда приходит время их соединить, метод выбран не самый лучший. Присутствие Сайрус в роли подростковой звезды, павшей жертвой жестокого мира шоу-бизнеса, смотрится особенно иронично, это правда. Но здесь скорее заслуга на уровне идеи и не больше. Сюжетный ход, в котором две школьницы спасают поп-звезду, смотрится совсем глупо, напоминая нам о таком феномене в мировом кинематографе как «фильмы с сестричками Олсен».

Есть ровно две попытки заговорить языком «Черного зеркала»: внедрение человеческого сознания в механический объект (даже не буду перечислять, как часто до этого Брукер говорил на эту тему, чего стоит Black Museum с «мамой в плюшевой игрушке») и переход на голограммы как новый рыночный материал современной поп-культуры. Однако ни одна из этих сюжетных линий не получила должное развитие. Напоследок: как Трент Резнор мог дать свое согласие на такое коверкание трека Nine Inch Nails «Head Like a Hole»?