Обзор сериала «Ведьмак» от Netflix: финальные четыре серии

Вот и настал этот долгожданный момент – 20 декабря на Netflix появился первый сезон «Ведьмака»! И правда, в случае с экранизациями Сапковского, долгожданный – не преувеличение, ведь многие из нас рассчитывали увидеть сериал еще осенью. Лично я боролась с противоречивыми ожиданиями еще с тех пор, как огласили каст адаптации. С одной стороны, Генри Кавилл не совсем вписывался в мое представление о суровом Геральте, с другой – актер оказался фанатом франшизы, так что хотелось надеяться на лучшее.

Что же получилось в итоге? Первые четыре эпизоды «Ведьмака» вышли немного сумбурными (нас до последнего не предупреждали, что сюжетные линии героев развиваются не одновременно!), зато динамичными, увлекательными и атмосферными. Но давайте поговорим о второй половине сериала – тем более, что в последних четырех сериях он по-настоящему разгоняется.

Охотящийся за Цири нильфгаардский воин (Имон Фаррен) решает пойти на хитрость – он нанимает допплера (магическое существо, способное принимать внешность окружающих), который превращается в идеальную копию Мышовура. К слову, в сериале допплеры не только мимикрируют под внешность человека, но и копируют все его воспоминания и мысли. Не припоминаю, была ли у них такая особенность в книгах – если да, то как вообще можно победить этих существ? Почему они еще не поработили весь Континент? Так или иначе, лже-Мышовуру удается заручиться доверием Цири и вывести девушку из леса дриад.

Тем временем, Лютик случайно встречает непривычно раздраженного Геральта, который яростно пытается выловить что-то из речки. Выясняется, что ведьмак страдает от бессонницы и его план – поймать джинна, который поможет вылечить инсомнию. Звучит радикально, но тут я его отлично понимаю – после пары суток без сна даже такое решение кажется вполне адекватным. Геральту даже удается выловить амфору с джинном, но Лютик все портит – болтливый бард пытается вырвать посудину из рук друга, случайно срывает с нее пробку и назло ведьмаку выкрикивает два желания. С магией, как мы уже поняли, шутки плохи – бедный трубадур тут же теряет дар речи, а его горло начинает пухнуть и кровоточить. Геральт отвозит товарища к ближайшему врачу, но тот лишь сообщает, что он такой травмы поможет помочь разве что маг. К счастью, в городке есть один волшебный целитель – наша давняя знакомая, Йеннифэр из Венгерберга. К слову, Йен неплохо устроилась – ее вроде как держит в плену суровый местный мэр, но на практике колдунья его давно очаровала, а теперь проводит в его особняке магические оргии. Что ж, каждый развлекается, как может. Правда, волшебница все еще недовольна – она сожалеет о том, что потеряла возможность иметь детей, презирает ложу магов и пытается найти магическую лазейку, которая бы снова сделала ее фертильной.

При встрече с Геральтом, Йен соглашается бесплатно вылечить Лютика – по ее словам, общение с ведьмаком можно считать достаточным вознаграждением. В это может поверить разве что человек, который только что не наблюдал за тем, как эта прекрасная дама сбрасывала своих бывших одногруппниц-угрей в магический бассейн. Конечно, Йеннифэр обратила внимание на рассказ Геральта о джинне, а теперь задумала поймать волшебное существо и заставить его вернуть ей способность рожать. Вот только есть одна проблема – джинн никак не хочет покидать тело смертельно напуганного Лютика. Проснувшись в тюремной камере (колдунья заставила его отомстить всем ее врагам в городке), ведьмак осознает два важных момента. Во-первых, магические эксперименты Йен почти наверняка приведут к ее смерти. Во-вторых, джинном управляет вовсе не бард, а сам Геральт – Лютик потерял дар речи, потому что протагонист во время ссоры случайно пожелал, чтобы друг заткнулся.

Пытаясь спасти колдунью, наш герой загадывает последнее, третье желание. Мы не слышим, что именно он говорит, но последствия у этого момента вполне серьезные – их с Йен судьбы становятся взаимосвязанными. Насчет этого нюанса есть несколько теорий – некоторые фанаты считают, что Геральт пожелал, чтобы у них с волшебницей был ребенок (правда, сам Сапковский это отрицает). Некоторые предпочитают более абстрактную трактовку – мол, ведьмак просто пожелал, чтобы их судьбы переплелись. Так или иначе, именно это желание спасло героев от разъяренного волшебного существа – джинн не может навредить своему хозяину и человеку, который с ним связан магическими узами. Собственно, с этого и началась главная любовная линия этой истории – страстные, но непростые отношения Геральта и Йеннифэр.

При всей своей эпичности, порой «Ведьмак» напоминает классическую школьную мелодраму начала 2000-х. Шестой эпизод, например, идет по драматическому сценарию «самая популярная парочка десятиклассников поссорились незадолго до школьной поездки, и теперь многозначительно избегают друг друга на экскурсии». Йеннифэр и Геральт оказываются вовлечены в поход за сокровищем редкостного дракона – и колдунья сразу же начинает заигрывать со своим работодателем, помпезным и глупым рыцарем. Ведьмаку приходится неодобрительно кривиться, посмеиваться над язвительными шуточками Лютика и сплетничать с Борхом, который собственно и предложил ему участвовать в этом походе. Ну ладно, Геральт не сплетничает, но он уж очень смешно жалуется на Йеннифэр!

К слову, волшебница все еще надеется как-то исправить свое бесплодие – она именно ради этого и охотится за драконом. Ведьмак пытается убедить ее в том, что слухи о целебных свойствах драконьих сердец беспочвенны, и даже напрямую заявляет Йен, что та зря мечтает о материнстве. Конечно, это ее не сильно успокаивает – колдунья вычитывает Геральта за то, что он дает непрошенные и нетактичные советы. Тем более, что у него фактически есть ребенок-неожиданность (речь идет о Цири), о котором он не заботится.

Борх и его телохранительницы погибают, пытаясь пройти по шаткой горной дороге, а Йен с Геральтом временно мирятся. Мы даже узнаем, что ведьмаки способны испытывать чувства – слухи об их безэмоциональности породили люди-расисты. Затем протагонисты узнают правду о монстре, на которого они охотятся – дело в том, что все это время Борх был оборотнем-драконом, который привлек Геральта, чтобы защитить свое потомство от других авантюристов. И когда уже кажется, что персонажей ждет хэппи-энд, ведьмак все портит – он рассказывает возлюбленной о том, что их связывает вовсе не судьба, а желание, которое он загадал в предыдущем эпизоде.

В седьмом эпизоде все сюжетные линии наконец-то начинают объединяться воедино! В начале серии Геральт замечает подозрительную активность нильфгаардских войск и решает предупредить Мышовура (еще настоящего, а не допплера, которого мы видели в предыдущих сериях). Ведьмак также вступает в очередную конфронтацию с королевой Калантэ, пытаясь убедить ее временно поручить ему Цири, но гордая королева Цинтры решительно против. Она опять пытается обхитрить судьбу (Калантэ, ну когда ты будешь учиться на собственных ошибках?) и выдает за Цири какую-то другую девушку похожего возраста и телосложения. Геральт быстро понимает, что его попытались обмануть, но как только он об этом заявляет, ведьмака садят за решетку. Позже, во время штурма Цинтры, он сбегает из заключения, но так и не находит Цири. Ну ничего, мы же знаем, что их пути когда-то точно пересекутся!

Йеннифэр, тем временем, встречает своего давнего знакомого – чародея Истредда. Она пытается вновь его соблазнить, но колдун стал гораздо менее доверчивым и уже не верит Йен. Зато на горизонте быстро появляется Вильгефорц (Махеш Яду) – колдун, который якобы представляет Тиссаию и убеждает Йеннифэр вернуться в Аретузу. Там неспокойно – чародеи спорят насчет того, стоит ли защищать Цинтру от нильфгаардских завоевателей. С одной стороны, королева Калантэ сама недолюбливает магов и всегда отказывалась от их помощи. С другой – если не остановить Нильфгаард сейчас, то кто знает, как быстро они захватят весь Континент. Йеннифэр сначала ведет себя отстраненно и заявляет, что вообще не хочет вникать в дела Ложи, ведь учеба в Аретузе испортила ей жизнь. Но когда могущественная Тиссаия лично упрашивает Йен помощь, сердце колдуньи немного оттаивает и она соглашается идти в бой с Нильфгаардом.

На Цири нападает группа цинтрийских ребят, с которыми она в начале сезона играла в дворовые игры – оказывается, они знали, что она принцесса, и теперь хотят выдать ее завоевателям. Но тут нам в очередной раз демонстрируют удивительные магические способности девушки – она входит в странный транс и буквально разбрасывает юнош.

Наши протагонисты теперь еще ближе друг к другу! Цири приходит в себя и с ужасом рассматривает последствия своего транса – на ветвях деревьев висят трупы нападников. К счастью, ее находит добродушная деревенская женщина, у которой девушка недавно попыталась украсть лошадь. Геральт тоже рядом – он ввязывается в неудачную драку с какими-то гулями и получает серьезное ранение. Торговец по имени Юрга погружает его на телегу и вывозит в безопасное место, но ведьмаку явно очень плохо. Настолько, что он начинает галлюцинировать, вспоминая детство и свою мать Виссену, которая от него отказалась.

Йеннифэр и ее коллеги-маги готовятся к сражению (и своей вероятной смерти) на Содденском холме. Если честно, восьмой эпизод сериала стал моим любимым – я иррационально люблю классический фэнтезийный троп «напряженная и эмоциональная ночь перед битвой». Йен и Тиссаия даже умудрились помириться и улыбнуться друг другу – страх (и пиво) творит с людьми удивительные дела.

Несмотря на все хитромудрые тактики и попытки обхитрить нильфгаардское войско, дела у чародеев идут откровенно плохо – Кахир нейтрализует Вильгефорца, а Фрингилла ранит, казалось бы, куда более сильную Тиссаю. Сабрина тоже поддалась нильфгаардским чарам и занимается саботажем – приказывает парочке мальчиков поджечь крепость магов изнутри. Вся надежда на Йеннифэр, которой наставница телепатически приказывает «выпустить весь свой хаос на волю». Йен слушается – и зрелищно сжигает сотни нильфгаардских воинов. Не знаю, можно ли назвать битву при Содденском холме самой масштабной в «Ведьмаке» (падение Цинтры тоже выглядело восхитительно), но уж самой эмоциональной – точно.

Цири могла бы спокойно остаться жить с нашедшей ее женщиной, но против судьбы не пойдешь (как минимум – в мире «Ведьмака»). Девушке снится горящий лес, крики Геральта и Тиссаи, и она в ужасе выбегает на улицу. В этот же момент к дому подъезжает Юрга (оказывается, помогающая Цири женщина – его жена), и Геральт узнает о том, что чуть было опять не разминулся со своим неожиданным ребенком. Ведьмак бежит в лес и – наконец-то! – встречается с Цири. Первый вопрос девушки – «А кто такая Йеннифэр?». Судя по всему, судьба связала внучку Калантэ не только с Геральтом, но и с его темпераментной возлюбленной. Не могу дождаться их семейных перепалок и совместных приключений во втором сезоне!

Вторая половина «Ведьмака» получилась явно лучше первой – сюжет тут наконец-то раскачивается, а у незнакомого с миром Сапковского зрителя есть шанс разобраться, что же вообще происходит. Так что если вы выключили сериал после первой-второй серии, советуют все же досмотреть его до финала – несмотря на скепсис некоторых критиков, «Ведьмак» получился атмосферным, динамичным и неожиданно эмоциональным сериалом. Надеюсь, неоднозначные оценки на агрегаторах и жалобы фанатов-традиционалистов, переживающих из-за темнокожих дриад, не помешают «Ведьмаку» жить на Netflix долго и счастливо.

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: