Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Культ кино: рецензия на «Мумию»

Как Стивен Сомерс задал моду на экшн-хорроры

Рассвет 90-х. До тренда на перезапуски, сиквелы и спин-оффы еще лет двадцать. Фрэнсис Форд Коппола и Кеннет Брана берутся исследовать глубины личной драмы классических литературных монстров, уверенно опираясь на первоисточник. Первый снимает историю вечной любви «Дракула» по Брэму Стокеру. Второй — экзистенциальную драму о чудовище и его творце «Франкенштейн» по Мэри Шелли. Студия Universal тем временем тихо присматривается к собственному наследию в виде культовых персонажей хорроров 30-40-х. Да, переосмысление монстро-вселенной Universal началось еще в конце 90-х и могло бы послужить началом успешной cinematic universe. По крайней мере вводная картина «Мумия» (1999) Стивена Соммерса вселяла большие надежды.

Действие происходит в 1920-х годах недалеко от Фив. Исследовательница и библиотекарь Эвелин Карнахан (Рэйчел Вайс) вместе с братом Джонатаном (Джон Ханна) находят древнюю карту, указывающую местонахождение полумифического города мертвых Хамунаптра. Добраться до древнеегипетской сокровищницы не так просто, но помочь может бывший американский капитан Рик О’Коннелл (Брендан Фрейзер), который служил в отряде Французского Иностранного легиона и был в таинственном городе лично. Байки о древнем проклятии жреца Имхотепа Эвелин не пугают. Однако, прибыв в Хамунаптру, героям предстоит столкнуться с ожившей мумией и предотвратить десять казней египетских.

О моде на ремейки с актуальным контекстом я вспомнила не зря. «Мумия» Соммерса — это вольное переосмысление «Мумии» 1932 года с Борисом Карлоффом. Настолько вольное, что из общего у картин разве что временные рамки. Они здесь по своему очаровательны. В 1922 году, как известно, случилось величайшее открытие в области египтологии: группа английского археолога Говарда Картера обнаружила гробницу Тутанхамона — одну из немногих сокровищниц, сохранившую огромное количество ценных артефактов. Мгновенный тренд на экзотический Египет докатился и до Голливуда. «Мумия» с Карлоффом лишь открывает цепочку блокбастеров того времени, сеттинг и мифология которых основана на легендах Древнего Египта.

Переосмысление монстро-вселенной Universal началось еще в конце 90-х и могло бы послужить началом успешной cinematic universe.

ОРИГИНАЛЬНОЕ НАЗВАНИЕ
THE MUMMY
ХРОНОМЕТРАЖ
125 МИН
ПРЕМЬЕРА
7 МАЯ 1999
ЖАНР
СУПЕРГЕРОИКА
РЕЖИССЕР
Стивен Соммерс
СЦЕНАРИЙ
Стивен Соммерс
В РОЛЯХ
Брендан Фрэйзер
Рэйчел Вайс
Джон Ханна
Арнольд Вослу
Кевин О'Коннор

Соммерс наслаждается эстетикой приключенческих хорроров 30-х. Фрейзер отстреливает скелетов из дробовика и пытается остановить песчаную бурю парочкой револьверов — это настолько же нелепо, насколько прекрасно.

К счасть, Соммерс не следовал примеру Копполы и Браны, а целенаправленно выбрал легковесный тон истории, представив нам качественный пример экшн-комедии с элементами… хоррора. Способность режиссера плавно менять стилистику сделали «Мумию» любопытным гибридом «Индианы Джонса» и классического ужаса студии Universal. В картине хватает действительно жутких сцен, однако их гротеск отсылает скорее к старой доброй школе B-movies, призванной как напугать, так и развлечь публику. Жуки-скарабеи здесь заживо съедают людей, скелеты атакуют деву в беде, а ужасающая мумия с кусками живой плоти буквально высасывает из парочки археологов жизнь. В наши дни угловатые спецэффекты фильма вызывают умиление, однако в 1998 году студия Джорджа Лукаса Industrial Light & Magic проделала впечатляющий труд по CGI (сейчас ребята, к примеру, ответственны за почти все визуальные эффекты в голливудских блокбастерах, в том числе и «Мстителях»).

У «Мумии» своя, хоть и глупая, но четко проработанная вселенная. Соммерс наслаждается эстетикой приключенческих хорроров 30-х. Фрейзер отстреливает скелетов из дробовика и пытается остановить песчаную бурю парочкой револьверов — это настолько же нелепо, насколько прекрасно. Как результат, Рик О’Коннелл — образцовый кэмповый герой, его баланс между пародией и эпиком почти не заметен. Чистый эскапизм и сомнительная достоверность истории компенсируются темпом, которые здесь не сбавляет обороты до самого финала.

Особенно любопытно наблюдать за юной Рэйчел Вайс, проявляющей здесь свой уникальный комедийный талант, играющий на контрасте с персонажем Фрейзера. Жрец Имхотеп в исполнении Арнольда Вослу — трагический антагонист, обрастающий ореолом ужаса по мере того, как принимает человеческую форму. Справедливости ради, злодей Имхотеп был и в оригинальной «Мумии» 30-х, однако в картине Соммерса из шекспировского мерзавца получился еще и первоклассный убийца с высшей целью, остановить которого практически невозможно (разве что у вас под рукой есть кошка).

В этом, вероятно, и состоит основная заслуга Соммерса — постановщик лишь оттолкнулся от первоисточника, полностью переосмыслив исходный замысел и, по сути, предложил хороший рецепт творческого подхода к созданию развлекательного ремейка. Его «Мумия» — это комедийное выворачивания наизнанку культурно-исторических мифов и кинематографических традиций. При этом режиссеру удалось сохранить в картине отчетливое восхищение таинственной египетской культурой в виде впечатляющих натурных съемок.

После мирового проката фильм окупил свой скромный бюджет ($80 млн.) более чем в пять раз и дал старт моде на блокбастеры с элементами хоррора. Монстры, внезапно, стали мейнстримом. «Сонная Лощина», «Братья Гримм», «Ван Хельсинг» — яркое тому подтверждение. Сама «Мумия» обзавелась продолжениями, каждое из которых, к сожалению, глупело на глазах. Между тем именно первая «Мумия» остается той самой ностальгической хулиганской авантюрой, которой удалось избежать вульгарности и беззубости современного аналога с Томом Крузом (простите, что о нем вспомнила). По правде, лента Стивена Соммерса — это не просто guilty pleasure, а образец своего жанра с правильной дозой хоррора, экшна и гротеска. Знаете ли вы достойное кино о мумиях и египетских проклятьях, снятое после «Мумии»? Вот и я нет.

Review overview

Summary

Ratings in depth

  • #ЖиваяКлассика
9 10