Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Эпизод 6: «Железный трон»

«Если ты думаешь, что у этой истории есть счастливый финал, значит ты не внимательно слушал» — слова Рамси Болтона сейчас звучат в голове как никогда кстати. Последний эпизод «Игры престолов» тяжело назвать предсказуемым (разве что с Дейенерис получилось ровно так, как спекулировали фанаты), однако всеобщего шокового эффекта он тоже не вызвал. Перед нами тот самый случай, когда добротный финал подпортила откровенно слабая увертюра.

Зло во имя добра

Начнем с судьбы Дени, поскольку этот сегмент сериала — яркий пример кропотливого развития персонажа в начале и никудышного в конце. Ведь на самом деле финал каждого сезона набирал обороты в попытке свести все сюжетные арки воедино. Но в данном случае концовка выглядела более противоречивой, чем обычно, учитывая, что у нас было восемь сезонов подготовки к такой развязке. Спасибо шоураннерам, что дали хотя бы немного экранного времени Дени, которая худо-бедно озвучила мотивацию своих действий в «Колоколах». Сожженная дотла Королевская Гавань — не порыв гнева, нервный срыв или спланированная месть. «Серсея хотела использовать их невинность против меня». Дейенерис в финале восьмого сезона — полномасштабный тиран, который верит в оправданную жестокость, в зло ради добра. К слову, в вопросе постановки не могу не отметить, как режиссеры эпизода (сами авторы Дэвид Бениофф и Д.Б. Уайс) визуально выделили подачу персонажа-диктатора в финале — от марширующего войска Безупречных на развалинах Красного замка, до красно-черного флага, отсылающего к знаменам Третьего Рейха. Кадр, в котором Дени «расправляет крылья» выходя на встречу к Тириону, только укрепляет ее статус бескомпромиссного и кровавого лидера.

Все это прекрасно если бы не тот факт, что ее переход на темную сторону срежиссирован хуже, чем терзания Энакина Скайуокера. Ничто в поведении Дени до этого момента не выдавало в ней намерения устроить геноцид. Ни тени сожаления и чистая убежденность в том, что ее войско «освободило» людей выглядит не то чтобы плохо, просто совершенно не логично в пределах развития сюжета. Создается впечатление, что авторам просто нужен был предлог перевести Джона и Тириона из разряда «поддержим Дени» в разряд «предадим».

Ранее Бениофф и Уайс уже говорили, что преднамеренно не показывали нам лицо Дейенерис в момент нападения на мирное население, чтобы оставить зрителя в интригующем неведении до следующей серии. На практике получилось, что удерживая нас на расстоянии, зрителям не дали следовать за рассуждениями протагонистки или сопереживать ей, что на самом деле жизненно важно если вы пытаетесь превратить любимого героя в злодея.

Что получилось в итоге? Бурерожденная предстала перед нами исключительно через призму других персонажей. Восьмой сезон попросту упустил возможность предложить нам контекст, объясняющий ее выбор, сводя многоуровневого персонажа к одномерной тени ее прежнего «я» (к слову, это же случилось и с Серсеей).

Пусть живет Бран Сломленный!
Или нет…

Больно смотреть, как «Игра престолов» опровергает свой собственный авторитет драмы, которая по-настоящему понимает коварство и двойную природу политики. Объединить на совещании людей, где парочка вообще не были в курсе ключевых событий Вестероса, то есть не появлялись в последних двух-трех сезонах? Неплохая идея. Вывести из тюрьмы пленного, который произносит пламенную речь, после чего единогласно назвать своего короля? Почему бы и нет.

В определенный момент показалось, что мы наблюдаем эпохальное событие — образование демократического строя в Вестеросе, когда простым людям дают право выбрать своего правителя. Но нет, показалось. Идею Сэма высмеяли буквально все, и было решено остановиться на «золотой середине» — монархами больше не будут рождаться, а лишь становиться после совещания высших лиц. Кто будет входить в состав такой комиссии? Пока что не ясно, так что оружие не откладываем, игра продолжается, хотя теперь уже не за престол.

Теперь к самому королю: есть в назначении Брана некий символизм, объединяющий финал со стартом. Поклонники книг помнят, что первая глава «Песни льда и пламени» рассказана с перспективы маленького Брана Старка. К тому же, его арка вдруг неожиданно получила свою кульминацию, которая как будто зависла в воздухе и ждала шестого эпизода чтобы свалиться нам на голову. Впрочем, благородная цель на этом заканчивается.

Оправдывая позицию короля, Тирион говорит о важности истории и почему-то называет Брана лучшим среди хранителей таковых. Почему вдруг девочки Старк, каждая из которых проделала впечатляющий путь, не являются в глазах Тириона достойными носителями историй, мне не понять. Санса и Арья научились мудрости и своим навыкам самостоятельно, а не получили их в наследство от Трехглазого ворона. Каждая из них видела земли, которыми предстоит править Брану воочию, в отличии от брата, который побывал лишь за Стеной и вернулся обратно. Если суммировать, то королем стал парень с серьезным дефицитом межличностных навыков, правитель, у которого буквально нет идей, как править и с лицом человека, который под кайфом уже года два.

У каждого свой конец, то есть начало

Не знаю, будет ли еще возможность упомянуть где-нибудь в рекапе, как хорошо проделана работа над эпизодом с визуальной точки зрения. Поэтому скажу об этом здесь — монтажные решения и дизайн звука «Железного трона» сделаны на отлично. Первые десять минут эпизода в полной тишине лишь подчеркивают ужас опустевшего города, переполненного трупами. Музыка Рамина Джавади тихо вступает лишь в сцене, где Тирион находит тела Серсеи и Джейме (Питер Динклейдж, готовься к очередной Эмми). Сцены с Дрогоном можно считать лучшими в эпизоде. От кадров дракона, стряхивающего со спины снег, стоя перед Джоном, до той самой сцены в тронном зале. Железный Трон, как символ власти, убивающей все лучшее в человеке, должен быть уничтожен — после «Игры престолов» никому не пожелаешь его занимать. Лучшей расправы чем пламя Дрогона для этого злосчастного стула не придумаешь.

В вопросе постановки еще один несомненный плюс эпизода — то, что нам не показали реакцию всех остальных на смерть Дейенерис, лишив авторов возможной эмоциональной спекуляции на эту тему. Отчаянья Джона вполне достаточно. К слову о Джоне — его арку я бы все же сочла удовлетворительной. Слава семерым Богам, его не сделали Королем. И не потому, что Джон не хотел становится во власти — Бран тоже не хотел, но ему это не помогло. А потому, что правитель Джон Сноу — это ленивый сторителлинг. Слишком просто и очевидно сделать носителя благородных качеств вершителем судеб, но «Игра престолов» всегда была ближе к реальности нежели к сказочному фэнтези в вопросах формирования государства.

Страх за невинных людей, и в особенности за свою семью, становится неким «арбитром морали» Джона, когда тот принимает решение всадить нож в сердце Дени (что отсылает к его собственной смерти в пятом сезоне). К счастью, никто не вознаградит его за такой поступок короной. Тяжело не заметить, как финальный эпизод закольцевал сюжет с пилотным. Об этом я уже успела упомянуть. Джон Сноу вновь отправлен в Ночной Дозор — изгой, где ему и надлежит быть.

О закольцованном сюжете — Тириона ждет похожая судьба. Свой путь он начал, став десницей короля в первом сезоне, а в финале «наказан» таким приговором вновь. Этого персонажа вообще можно назвать самым сильным человеком Вестероса: смерть Вариса, ровно как и убийство Дени — следствие его отлично подвешенного языка. Впрочем, в данном случае персонаж скорее взял на себя миссию озвучить очевидную правду и делать дальновидные прогнозы, основываясь на этой правде. Повторюсь, что Бран не очень-то заинтересован в королевстве, так что уже по первой сцене совещания мы понимаем, что власть фактически будет у Ланнистера. Серсея была права, этот род с трона не свергнуть.

И пока Санса получила свою законную корону Королевы Севера, Арья отправляется далеко за пределы Вестероса в чуть ли не собственный спин-офф. Напомню, что чем-то подобным девушка мечтала заняться еще с детства, когда просила отца научить ее фехтованию.

Даже второстепенным персонажам подарили парочку неплохих кульминаций. Серый Червь отправился с войском Безупречных на остров Наат (родину Миссандеи), где те, очевидно, собираются отменить рабство. Бриенна возглавила королевское войско и получила шанс заполнить пустые страницы истории Джейме. Сэм теперь Мейстер и даже приложился к созданию летописи «Песнь льда и пламени». Вот только куда делись Джилли и малыш Сэм не ясно. Абсурдней всего, конечно же, выглядит назначение Брона Мастером монет — карьерное продвижение, случившееся благодаря шантажу и не больше. Да и сир Давос теперь Мастер Кораблестроения, но отплыть домой к своей жене почему-то все еще не может.

Вердикт: «Железный трон» — определенно не катастрофический финал. Он не бросил тень на наследие шоу и даже довел до логического конца многие сюжетные арки. Больше того, после «Колоколов», финальная серия дала нам немного надежды на процветание Вестероса, пусть и без людей, которые сделали это своей миссией еще несколько сезонов тому назад. Но по сравнению со всем потенциалом, показанным в более ранних сезонах, невозможно не задаться вопросом, что могло бы быть, если бы Бениофф и Уайс согласились на большее количество эпизодов, дали больше места и воздуха для развития конфликтов так, как этого заслуживают персонажи одного из лучших сериалов современности.

Трейлер документального фильма о финальном сезоне: