Share, , Google Plus, Pinterest,

Posted in:

Эпизод второй: «Призрачный памятник»

Крис Чибнелл пытается обустроиться в кресле шоураннера уже второй эпизод подряд и зрителю это более чем заметно. Новый эпизод «Доктора Кто» — это все те же попытки нащупать собственный стиль, раскрыть героев и просто не мешать Джоди Уиттакер быть превосходным Доктором. Почему же тогда самой ожидаемой сценой «Призрачного памятника» было появление ТАРДИС в финале? С нетерпение ждать конца эпизода — так себе ощущение для фаната «Доктора Кто».

После короткого пребывания в открытом космосе Тринадцатая, Райан, Грэм и Ясмин чудом спасаются и попадают на планету Пустошь, где невольно становятся участниками гонки на выживание — заключительного этапа ралли 12 галактик на 94 планетах. На старте в состязании принимали участие 4000 конкурсантов, но до Пустоши дошли только двое. Главное задание — добраться до горы с призрачным памятником. Между тем, монумент этот подозрительно похож на всем нам знакомую синюю телефонную будку.

Кадр сериала «Доктор Кто»

Приветствуем новую тему

Начнем с важного обновления — вступительной темы. Ее, как известно, не было в первом эпизоде. Одиннадцатый сезон существенно «освежил» шоу: кроме нового Доктора и шоураннера у нас есть измененный воскресный слот на BBC, новые спутники, обновленная ТАРДИС и новоприбывший в кресле композитора — Сегун Акинола. Почему смена автор музыки так важна? Потому что именно Акинола переписал вступительные титры, которые столь существенно не модифицировали с 2005 года.

И так у нас есть все та же узнаваемая мелодия, сыгранная на терменвоксе, зато теперь с «галюциногенным» уклоном и отзеркаленным визуальным рядом — чистая психоделия. Вот еще одно доказательство, что Крис Чибнелл нацелен на олдскульного «Доктора Кто» — новая тема напрямую отсылает к вступительным титрам сериала конца 60-х.

К слову, впервые с 2012 года в новой заставке не появляется лицо Доктора, а также впервые с 1987 года во временном вихре в интро не крутится ТАРДИС.

Сеттинг-сценарий — 1:0

С первых же минут «Призрачный памятник» заявляет, что главной звездой эпизода будет не Доктор, и даже не новый инопланетный злодей, а сеттинг. Начем с того, что аудитория «Доктор Кто» давно приучена к бюджетным декорациям сериала. Да, это самый продолжительный sci-fi на ТВ, но мы то знаем, что до продакшна уровня «Звездных войн» шоу далеко. Однако второй эпизод одиннадцатого сезона снимали в пустыне Южной Африки, так что вайб «Безумного Макса», помноженный на квест в стиле «Мира Дикого запада» — это несомненный плюс для серии, которую в целом есть за что критиковать.

Постановщик Марк Тондерей как смог упаковал в этом эпизоде и искусственных роботов, и убийственные ткани, и крепости с болотами, и узкие люки с тоннелями, и таинственные надписи на полах. Есть здесь и легка неуклюжие подсказки о дальнейшем развитии событий всего сезона, которые Чибнелл попытался оставить внимательному зрителю.

Главная проблема второго эпизода — слишком линейный и элементарный сюжет, который по сути являет собой перемещение из точки А в точку Б. Попытки Доктора «узнать что же происходит на этой планете» выстраивают ложную интригу — количество вопросов, поставленных протагонисткой не соответствует количеству ответов в финале. Как результат, у «Призрачного памятника» нет ни хорошего плоттвиста, ни достойной кульминации.

Судя по первым двум эпизодам, похоже, что Чибнелл пока не придумал достойного злодея, который бы двигал сквозной сюжет всего сезона. В первой серии был монстр расы Стемза — инопланетянин, собирающий на своем лице зубы жертв. В новом эпизоде к упоминаниям о Стемзе можно добавить роботов-убийц, которые стреляют по бегущим мишеням (главным героям) так же плохо, как имперские штурмовики (вот и аллюзия на «Звездные войны»). Окей, здесь были змееподобные ткани, которые даже умудрились нагнать страху, впрочем, до того момента, пока не начали говорить довольно стереотипным голосом прямиком из дешевых ужастиков.

В итоге гонка на Пустоши завершилась быстро и глуповато, с явной отсылкой к «Голодным играм», после чего участники буквально испарились, оставив Доктора и спутников посреди пустыни. Складывается впечатление, что Чибнелл не придумал, как закончить эту сюжетную арку. А чтобы зритель этого не заметил, шоураннер тут же перевел наше внимание на появление ТАРДИС. Кого интересует судьба двух последних выживших из своего инопланетного рода, если на бекграунде слышен знакомый звук летающей телефонной будки, а значит сейчас прозвучит каноническое «it’s bigger on the inside».

Кадр сериала «Доктор Кто»

Почти Доктор и ее почти команда

Простим первому эпизоду не совсем раскрытый характер Тринадцатой. В конце концов, развивать персонажа стоит на протяжении всего сезона. Однако во второй серии Доктор вновь жертвует своим экранным временем для работы в тандеме. Узнать, какой именно будет Тринадцатая, так и не удалось — Чибнелла больше интересует взаимная динамика между спутниками. Если точнее, то между Райаном и его приемным дедушкой Грэмом. Уже сейчас можно предположить, что налаживание общения после смерти Грейс в первой серии в дальнейшем будет основной сюжетной линией для персонажей.

Тем временем Ясмин уже вторую серию подряд осталась совершенно без внимания со стороны сценаристов. Зачем вводить так много спутников в новый сезон если не получается органично раскрывать их характеры? Пока что Ясмин с легкостью перекрывают своей харизмой как Райан с боязнью лестниц и недолговечным воинственным запалом перестрелять врагов («Call Of Duty, чуваки. Я тренировался для этого»), так и вечно бубнящий Грэм с невероятным эссекским акцентом (серьезно, смотрите шоу в оригинале).

Между тем у Доктора все же есть три важных сцены, раскрывающие ее как совершенно нового персонажа. В момент когда Райан готов атаковать роботов, Тринадцатая выдает довольно строгий ответ о своей нелюбви к оружию. То, что галлифреец никогда не стреляет первым, мы знаем давно, однако «Призрачный памятник» — одна из немногих серий в которой Доктор настолько четко проговаривает свою категорическую позицию. Произнесенное ею «brains beat bullets» рискует стать фирменной кетч-фразой Тринадцатой.

В разговоре с убийственными тканями (простите, до сих пор не знаю, как же их назвать) появляется намек на сквозной сюжет для всего сезона: парящие над Тринадцатой, «забираются» в ее голову, обращаясь к Доктору: «Вечное дитя, изгнанное, испуганное и никому неизвестное». Тринадцатая кажется очень обеспокоенной в этот момент — на лицо настоящая интрига, чуть ли не первая за два эпизода.

Наконец, лучше всего новый Доктор проявила себя при встрече с ТАРДИС: «Иди к папочке! То есть… к мамочке». К слову, теперь космический корабль окрашен в цвет морской волны, внутри на панели приборов имеется кристальная миниатюра ТАРДИС, а среди многочисленных рычагов появилась секция, поставляющая бесконечный запас печенек. Как мило.

Референсы и аллюзии

— Тринадцатая упоминает, что ей хорошо знакомы космические гонки. В эпизоде Enlightenment (1983) Пятый Доктор вынужден был участвовать в состязании расы Вечных чтобы спастись от угрозы Вислора Турлоу — компаньона, подставившего его.

— В одной из сцен Доктор использует прием «Венузианского айкидо», что является отсылкой к Третьему Доктору, который впервые применил инопланетные боевые искусства в эпизоде Inferno (1970). «Венузианское айкидо» в современную версию «Доктора Кто» вернул Двенадцатый в эпизоде о Робин Гуде Robot Of Sherwood (2014).

— Доктор не часто напрямую озвучивает свою нелюбовь к оружию. Раньше галлифреец это делал в эпизодах Sontaran Stratagem (2008), The Doctor’s Daughter (2008), The Impossible Astronaut (2011) и The Doctor Falls (2017).

— Зайдя в ТАРДИС, Тринадцатая говорит: «You’ve redecorated! I like it!». Это переигранное «You’ve redecorated! I don’t like it!», которое в свое время произносили Второй, Десятый и Одиннадцатый Доктора.

— Исследуя Пустошь, Тринадцатая произносит «Не пейте воду. Даже не трогайте её». Это отсылка к эпизоду The Waters of Mars (2009) в которой Десятый оказался на Марсе в 2059 году, узнав что вода превращает команду космической станции в зомби с деформированными ртами. Последнее записанное сообщение, которое обнаруживает Доктор: «Не пейте воду. Даже не трогайте её. Ни капли».

Вердикт: Вероятней всего, «Призрачный памятник» не задержится в памяти поклонников «Доктора Кто». Главное достоинство эпизода — продакшн и сцена с обновленной ТАРДИС. Сам скрипт довольно прямолинейный, а то как Чибнелл не спешит раскрывать потенциал Тринадцатой, откровенно огорчает. Ближе к финалу Доктор даже просит прощения, что подвела друзей и почти что опускает руки. Если авторы шоу решили сделать Тринадцатую более эмоционально уязвимой, то с такой идеей я совсем не согласна. Наконец, дайте немного экранного времени Ясмин!

Превью третьей серии: